№21 (251) ноябрь (16–30) 2014 г.

Карп Мясников: Если ты театральную пыль глотнул – то из театра уже никуда не уйдешь…

Просмотров: 1385

Сегодня наш собеседник – Карп Никитович Мясников. Карп Никитович десять лет прослужил директором в Тбилисском государственном армянском драматическом театре имени Петроса Адамяна. Сейчас он – замдиректора Российского академического молодежного театра. Мы встретились с ним накануне его 60-летнего юбилея.

– Карп Никитович, принято считать, что театральный мир – это мир особенный, что в театре не работают, а служат – причем все, не только режиссеры и актеры, но также билетеры и гардеробщики. Вы согласны с этим?

– Абсолютно согласен. Добавлю еще, что невозможно служить в театре – и не любить его, не любить искусство сцены…

– А когда произошла Ваша первая встреча с театром в качестве зрителя? И какое впечатление произвела? Может быть, Вы даже помните, что это был за спектакль?

– В возрасте 10 лет я жил рядом со знаменитым Оперным театром в Тбилиси, в котором пели Козловский, Лемешев, Шаляпин… Друг моего отца, Дмитрий Семенович Мчедлидзе, был там директором, он мне дал контрамарку, и каждый вечер я скромно садился в директорскую ложу. И к 15 годам я уже наизусть знал все оперы и балеты. А первый спектакль был «Пиковая дама», на меня он произвел потрясающее впечатление, пели замечательные актеры, пел Зураб Анджапаридзе – известный тенор. Позднее, уже спустя годы, когда я закончил консерваторию, я проработал в этом театре в качестве звукорежиссера 10 лет.

– Вы упомянули отца, скажите, кем он был, кто и откуда Ваши предки? Вы – армянин, но носите русскую фамилию…

– Отец мой был профессором консерватории, пианистом, бабушка тоже была пианистка, мама – преподаватель английского языка, все – тбилисские армяне. А дальние предки – из Ростова-на-Дону, фамилия наша – Спандуни – принадлежала к княжескому роду. Но когда была перепись, не знали, как точно перевести на русский – и записали Мясниковыми. Есть такой политический деятель, Александр Федорович Мясников, памятник ему находится в Ереване, неподалеку от театра Сундукяна, – это брат моего деда.

– Вы 10 лет, с 86-го по 96-й год, служили в Тбилисском государственном армянском драматическом театре имени Петроса Адамяна в качестве директора. Расскажите об этом театре, о Вашей работе в нем…

– В первую очередь хочу напомнить, что это – старейший театр Тбилиси, на сцене которого уже начиная с середины 19-го века ставились бессмертные пьесы Шекспира, Шиллера, Мольера, величайшие произведения русских драматургов – Грибоедова, Лермонтова, Островского, армянских – в первую очередь, Габриэла Сундукяна, а также Алададяна, Пугиняна, Тер-Григоряна. Этот театр дал целую плеяду легендарных армянских актеров. И мне также довелось работать со многими талантливыми актерами, режиссерами. Люди жили театром. Утром – репетиция, вечером – спектакль. После – обсуждения у меня в кабинете, кто как сыграл, какие нужно внести коррективы, что нужно сделать, чтобы спектакль стал еще лучше. Пользуясь случаем, я хочу поблагодарить Армена Баяндуряна, сейчас он является художественным руководителем театра, за то, что театру удалось сохранить свою самобытность, армянскую культуру. Хотя она, конечно же, тесно переплетается с культурой грузинского театра. В нашем театре играли и грузинские актеры, это был потрясающий театральный праздник, когда в одном спектакле грузины говорили по-грузински, а армяне – по-армянски. Это была, кстати, одна из моих придумок. Ведь все прекрасно друг друга понимали… Мы много гастролировали, постоянно – в армянских районах Грузии, выезжали в Ереван, Гюмри. Были и дальние поездки – мы выступали в Литве, в Паневежисе у Баниониса, в Москве – в 95-м году с большим успехом прошли гастроли в РАМТе – театре, где я сейчас работаю.

– Скажите, а чем культура армянского, грузинского национального театра отличается от культуры классического русского? Есть какая-то своя школа, манера игры в Тбилисском армянском театре?

– Первым делом тон задает сам Тбилиси – колоритнейший город… Это постоянный карнавал, кейноба, как раньше его называли. Это колорит тбилисских улочек, площадей, всегда полных торговцами самыми разными товарами, ремесленниками, которые тут же и пели, и кутили… Ведь все они – и армяне, и грузины – очень талантливые, очень жизнелюбивые люди. И русские, которые жили там, это тоже совершенно другие русские. Они привыкли у себя дома готовить грузинские и армянские блюда, они глубоко знают традиции грузинского и армянского народа. И театр впитывал эту атмосферу, которая особенно проявлялась, конечно же, в спектаклях национальной тематики.

– С 2006 года Вы – замдиректора Российского академического молодежного театра, театра очень особенного, имеющего свои давние традиции…

– Да, я рад, что мне выпала честь служить в этом театре. Это театр намоленный, он пропитан творческой атмосферой. Его основателем, это было в 1921 году, является знаменитая Наталья Сац, с 1936 года – это Центральный детский театр, с ним сотрудничали лучшие драматурги, писатели, художники и композиторы того времени – Евгений Шварц, Валентин Катаев, Борис Эрдман, Дмитрий Кабалевский. Затем, в 50-60-е годы, – это самый популярный театр Москвы, его режиссером становится Анатолий Эфрос, в нем ставятся пьесы Виктора Розова, Олег Ефремов переживает первую славу… С 1980 года художественным руководителем театра является замечательный режиссер, лауреат Государственной премии России Алексей Владимирович Бородин. При нем театр был переименован в Российский молодежный, а затем ему было присвоено звание академического. В театре работает три поколения талантливейших актеров, очень активна молодежь, которая востребована и в антрепризе, и в кино, и в сериалах.

– Как строится репертуар РАМТа? В первую очередь делается ставка на молодежь или же спектаклям этого театра «все возрасты покорны»?

– У нас очень разнообразный репертуар, богатейшая коллекция спектаклей и классических, и современных авторов, так что к нам могут ходить практически все категории зрителей. Есть спектакли, рассчитанные на детей и подростков – например, «Денискины рассказы», «Сотворившая чудо», «Алые паруса», но большинство наших постановок интересны всем. Наш художественный руководитель – очень рафинированный режиссер, приверженец старых традиций, он тщательно следит за тем, чтобы они соблюдались. Когда я приглашаю антрепризные, гастрольные коллективы, мы всегда стремимся, чтобы они соответствовали уровню нашего театра. Мы стараемся высоко держать планку.

– На какие спектакли Вы бы посоветовали обязательно сходить москвичам и гостям столицы? Каков Ваш гастрольный график?

– Я уверен, что всем понравятся спектакли по произведениям Бориса Акунина – «Эраст Фандорин», «Инь и Ян». «Цветы для Элджернона» – постановка по одноименному фантастическому роману американского писателя Дэниела Киза, правда, сразу замечу, что на нее трудно достать билеты. Сейчас вышел спектакль «Нюрнберг», очень актуальный, тоже советую посмотреть всем. Что касается гастролей – мы постоянно гастролируем, практически по всей России – Петербург, Самара, Ростов-на-Дону, Новороссийск, Новосибирск, Ханты-Мансийск… Недавно с большим успехом прошли гастроли в Корее, в Сеуле, мы давали «Участь Электры», монументальную постановку Бородина.

– Карп Никитович, в чем состоит специфика работы замдиректора театра? Какими качествами нужно обладать в первую очередь – как деловыми, профессиональными, так и чисто человеческими, – чтобы быть успешным в этой должности?

– Основная моя задача – обеспечение театра хорошим зрителем, и – обеспечение зрителя качественной продукцией, востребованной, нужной ему. Наша продукция – это спектакли, а одним из главных реализаторов спектакля являются актеры. И они должны это сделать так, чтобы зритель и во второй, и в третий раз захотел прийти к нам… Значит, надо создать актеру комфортные условия работы. Вообще, мое жизненное кредо – делай добро, и к тебе вернется добро. Конечно, порой надо быть и строгим, и требовательным, но в основном к людям надо относиться бережно. Тем более к актерам, ведь они очень ранимые, нежные по своей сути, поэтому надо с ними всегда уметь находить общий язык. Бывает, актер хочет поделиться своими семейными, жизненными проблемами, что-то у него не так на душе, и надо человеку помочь. Или вот буквально на днях – актеру играть спектакль, а голоса нет, вообще говорить не может, спектакль – на грани срыва, режиссер тоже. Срочно звоню в поликлинику Большого театра, приглашаю врача-фониатра, актеру делают укол, проводят процедуру – и он играет спектакль. И подобных моментов – множество. Технический персонал, безусловно, также неотъемлемая часть нашего коллектива, нет осветителя, звукооператора, машиниста – спектакль на пойдет.

– Расскажите немного о Вашей семье и о том, какое место семья занимает в Вашей жизни.

– Моя семья занимает первое место в моей жизни. Моя супруга Алла Альбертовна – прекрасная жена, мать, бабушка, хозяйка, она воспитала наших замечательных детей – Нину и Николая. Они экономисты, сын закончил финансовую академию, дочь – экономический факультет Института международных отношений. Дочь недавно родила третьего сына, и теперь у меня уже трое внуков и внучка. Это мое самое большое богатство. Я считаю, что в жизни человека самое большое значение имеет семья. Работа, конечно, нужная вещь, она тебя кормит, работу надо уважать, надо уважать своих руководителей, коллег, общее дело. Но семья – на первом месте.

– Карп Никитович, в этом году Вы отмечаете 60-летний юбилей. Это возраст зрелости, опыта, время, когда человек подводит определенные итоги – и при этом полон планов на будущее. С чем Вы пришли к своим 60 годам, с чем связаны Ваши планы?

– Мои планы, если брать мою семейную идиллию, – это, безусловно, воспитание внуков. Один из них, кстати, хочет быть актером. Никита Ломакин, ему 12 лет, он сейчас активно занимается спортом, чемпион мира по ушу в Китае в своей возрастной категории, играет в музыкальном детском театре, увлекается математикой, прекрасно владеет английским, немецким. У каждого человека есть какая-то генеральная линия, моя генеральная линия – помогать своим детям, своим внукам. При этом стараться, чтобы наша дружная, сплоченная семья жила не только интересами внутрисемейными, но и интересами своих друзей, своих близких. Всегда надо думать о людях, помогать им. Пускай у тебя есть кусок хлеба, но надо думать, как его разделить, чтобы всем было сытно. Это я считаю самым главным. Когда человек думает не только о том, чтобы ему было хорошо, а чтобы хорошо было и тем, кто вокруг него, тем, кто его уважает и любит.

– А профессиональные планы связаны с театром?

– Да. Я люблю свой коллектив, люблю театр – театр вообще, в глобальном смысле. В одном я буду работать театре, или в другом, для меня театр – это особый организм, и я себя в нем чувствую комфортно. Потому что я люблю театр, люблю актеров, люблю абсолютно всех, кто работает в театре. Вы знаете, мне один такой старый-старый театральный деятель, Семен Петрович Абрамян, он был заведующим постановочной частью в Тбилисском армянском театре, когда-то сказал: «Сынок, вот ты театральную пыль глотнул – и теперь из театра никогда не уйдешь». Так у меня и получилось. Такая программа на сегодняшний день, ну, а там – сколько нам Всевышний предначертал по жизни, столько и будем жить…

Беседу вела Елена Князева

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты