№21 (251) ноябрь (16–30) 2014 г.

Ереванец – и есть ереванец

Просмотров: 1337

Обычно говорят об открытой эмоциональности ереванца, о его гостеприимстве, юморе и наивности одновременно. Кто-то настаивает и на доброжелательности ереванцев, но хочу уточнить – не столько доброжелательности, сколько его открытости. Точнее всего на этот счет в свое время сказал армянский советский писатель Дереник Демирчян: «Армяне, несмотря на внешний прагматизм, душой остаются чистыми идеалистами».

Вот этот идеализм в век прагматиков умели рассмотреть и талантливо передать в своих работах такие фотографы с мировым именем, как француз Анри Картье-Брессон, немец Томас Дворжак, бельгиец Карл де Кайзер, американец Алекс Вебб, англичанин Ян Берри, турок Ара Гюлер... Они все в разное время успели побывать в Ереване и продемонстрировать свое творчество любителям и профессиональным знатокам фотографии. Однако это тема отдельного разговора, а в этой статье хотелось бы остановиться на том, что думают сами ереванцы о себе. С этой целью и решено было провести опрос среди людей разного социального уровня.

Гаяне Ханзадян, смотрительница музея:

– Хотя я и смотрительница картин, мне всегда было интересно посмотреть и на посетителя, пришедшего в музей. Так, я сразу же могу отличить иностранца от местного. Ереванцы сразу же бросаются в глаза. Правда, раньше их было больше и приходили чаще. Сейчас же в основном ходят парами, даже, бывает, семьей приходят. Родители то и дело шикают на детей: «Говорите тише, не трогайте руками»... Получив эстетическое удовлетворение от увиденного, семья тихо удаляется из зала. Посещают музей и группы из школ, училищ. Одиночки, если это не художники, приходят с каким-то тайным желанием обнаружить что-то особое для себя. Они большей частью стремятся найти в зале «свою» картину и смотреть, смотреть на нее бесконечно. И я заметила, если в зале вдруг окажется другой посетитель – все равно какого возраста и социального ранга, – непременно завязывается разговор. Ереванцы говорят горячо и очень хотят, чтобы с ними разделили их точку зрения. Ереванцы могут разговорить даже самого убежденного молчуна. Им неважно – хочет посетитель побыть наедине с картинами или нет, – ереванец убежден, что он сумеет через свое видение красоты помочь узреть эту красоту и ближнему. Это какая-то необыкновенная потребность общей радости, которая вообще непонятна иностранцу.

Арсен Григорян, актер Театра драмы и комедии:

– Ереванец – разный. Контрастов в нем – не счесть. Но мне хочется больше говорить о женщинах, и именно о ереванских женщинах. Какие они, ереванки? Добрые, яркие, гостеприимные, хозяйственные, гордые и независимые. Замечу попутно, что я говорю о той части женщин, которые родились в Ереване и тверды в решении создать семью и воспитывать своих детей в родном городе. И что интересно: по ереванской женщине сразу видно, как обстоят дела у народа, как много в жизни несправедливостей и даже кто стоит у власти... У ереванок хороший вкус, развито чувство меры. Может, потому, что они воспитаны в семейных ценностях. Но самая отличительная их черта – тяга к искусству. Она старается искусно украсить свою квартиру или дом, следуя тенденциям мировой моды и дизайна. Столь же талантлива она и в выборе своей одежды, украшений, косметики. Но что более всего напрягает в ереванке – она очень активно пытается приобщить к искусству и своего мужчину, следя за тем, чтобы ее благоверный был одет дорого и красиво. Мужчины же – те, что поопытней – стараются не противиться капризам своих жен.

Левон Малхасян, известный джазмен, почетный гражданин Еревана:

– Я сам считаю себя настоящим «эрэванци» и посвятил свое творчество любимому городу. Ереванских музыкантов сегодня много, очень много. Среди них те, кто просто копирует известные мировые джазовые произведения. Их участь, так сказать, поддерживать общий уровень джаза в Армении. Но есть и те, которые пытаются привнести нечто свое, индивидуальное, дать свое видение этой музыки. Вот за ними будущее армянского джаза.

Да, молодые музыканты Еревана нынче достаточно образованны, технически и профессионально более подкованы. Причем большая часть их с консерваторским образованием. Они виртуозно разбираются в стилях, направлениях, знают все тонкости и детали. И это немудрено: такой плотный объем информации, так много изданий. Взять хотя бы все ереванские FM-радиостанции и ТВ-каналы – везде джазовые передачи, прослушивания, концерты. Мое поколение джазменов в массе своей были самоучки. Но несмотря на то, что мы были обставлены запретами, все равно, пусть даже на ощупь, шли вперед, активно развивались. У нас, ереванцев, желания играть было гораздо больше, не было той расчетливости и практичности, которой обладает нынешнее поколение ереванцев. В нас было больше романтики, доверия, и все это отображалось и в музыке. А сейчас попробуй кого-нибудь пригласить на концерт и не заплатить ему денег...

Вардан Цахикян, студент факультета архитектуры и дизайна:

– Ереван чем дальше, тем становится красивее, современнее, тянется вверх своими высотками. Ереван сегодня – это европейский город с оригинальными вкраплениями национального колорита. Есть места в нашем городе, где видно, что и старое, и новое вполне способны гармонично существовать бок о бок. Ереван старый и Ереван новый, не вытесняя друг друга, создают новую эстетику, которая очень подходит городу.

Строительством же в Ереване занимаются сегодня в основном как местные предприниматели, так и зарубежные фирмы. Мне известно, что довольно серьезные строительные проекты у итальянской фирмы «Renco», которая возводит гостиничные комплексы, строит улицы, участвует в решении наших градостроительных проблем. Наши соотечественники из Ирана сооружают жилые дома, особняки, кафе, различные объекты отдыха. Однако есть места в центре города, которые, несмотря на современную планировку, выглядят уныло и не заселяются жителями столицы. Я имею в виду Северный проспект, находящийся в сердце Еревана. Причина тому, полагаю, в некоторой «декоративности» общего вида проспекта. Мы, молодые архитекторы, не раз выступали со своими проектами и предложениями по поводу оживления нашего города, и в частности Северного проспекта. Все решалось на конкурсной основе. И вот недавно приятно было наблюдать, как на проспекте началась укладка плиточного покрытия с использованием более жестких материалов и камня. Но истинного ереванца не обманешь – пока Северный проспект не будет основательно озеленен и вместо кустов не будут высажены деревья, жители города его не примут. Мнения ереванцев – и особенно старожилов – особо учитываются. И глядишь, придет время, когда оживет и обживется один из красивейших проспектов столицы.

Маис Петросян, мастер сапожного дела:

– Ничего по большому счету не изменилось – человек вообще не меняется. Говорят, иные времена – иные нравы. Нет этого. Человек каким родился, таким и останется. Просто если раньше наша жизнь поддавалась какому-либо прогнозу, то теперь все происходит стихийно. Кого-то это устраивает, а кого-то сильно бесит. Ереванец – и есть ереванец. Он не жадный, но расчетливый, не решительный, но рискованный, не влюбчивый, но преданный. Примеров тому много. Но суть у ереванца одна – он любит свой город и сам подстраивается под его стиль. Ереванец, как глина, впитывает в себя воду, с тем чтобы после под воздействием огня превратиться в кирпич. Нам порой не хватает этой прочности, хотя в жилах у нас течет древняя кровь созидателя и строителя. Мешает нам лень, отвлеченность на чужую цивилизацию. Культуру Запада, равно как и российскую культуру, надо знать, чтобы обогатиться духовно. И при этом помнить о своих устоях. Я вот сапожник, истинный ереванец, мои отец и дед тоже были сапожниками. Я люблю свое дело, люблю не только мастерить обувь, но и общаться с людьми. А еще я люблю каждое утро наблюдать из своего окна восход солнца, читаю по утрам молитву и знаю, что, раз мне дана жизнь на этом свете, мне надо сделать что-то доброе для людей, чтобы и самому стать добрее. Это истинно, поверьте.

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты