№1 (253) январь 2015 г.

«Железная дорога» грузино-абхазского примирения

Просмотров: 1927

Подписание 24 ноября в Сочи российско-абхазского договора «О союзничестве и стратегическом партнерстве» оживило обсуждение вопроса о восстановлении сквозного железнодорожного сообщения из России в Армению. Пожалуй, впервые этот сюжет был затронут на уровне высшего российского руководства.

Выступая по завершении двусторонних переговоров, Владимир Путин отметил: «…Вопросам транспортной инфраструктуры мы уделили значительное внимание в ходе сегодняшних переговоров. Считаем возможным вместе с другими партнерами подумать и при общем согласии реализовать такой проект, например, как транзитное железнодорожное сообщение в направлении Сухуми, Тбилиси и далее, с одной стороны на Армению, с другой стороны на Россию. Полагаем, что реализация проектов подобного рода будет, безусловно, способствовать созданию условий для развития сотрудничества между всеми заинтересованными странами в регионе».

Напомним, данный вопрос интенсивно обсуждался в самой Абхазии, в частности – в ходе внеочередной летней предвыборной кампании. В начале июля группа видных представителей армянской общины республики распространила специальное обращение, в котором призвала начать широкое общественное обсуждение данного вопроса. В числе прочих пожеланий они выразили надежду на то, что вновь избранный президент Республики Абхазия после своего вступления в должность инициирует переговоры по скорейшему открытию проходящего через Абхазию участка железной дороги.

Ранее эксперты некоторых неправительственных организаций представили расчеты, свидетельствующие о сомнительной экономической целесообразности данного маршрута. Отчасти это действительно так, ибо значительная часть производственно-кооперационных цепочек, связывавших в советское время союзные республики Закавказья с РСФСР, оказалась утерянной.

В свою очередь, сторонники возобновления данного маршрута делали больший акцент на его геополитическую и геоэкономическую составляющую, призванную хотя бы частично уравновесить ожидаемое в 2015 году открытие железнодорожного сообщения по маршруту Баку – Тбилиси – Ахалкалаки – Карс. Обеспечение устойчивой железнодорожной связи между Россией и Арменией также представляется весьма важным в связи с присоединением страны к Евразийскому экономическому союзу.

Между тем, антироссийские экономические санкции США и Евросоюза могут сделать вопрос о транскавказских коммуникационных коридорах еще более актуальным. Скорее всего, Турция, несмотря на давление, которое на нее будет оказываться, не горит желанием сворачивать торговлю с Россией. И даже наоборот: судя по имеющейся информации, на контрольно-пропускном пункте Верхний Ларс у армянских перевозчиков возникли проблемы в связи с увеличившимся грузопотоком из Турции, следующим транзитом в направлении России через грузинскую территорию. В свою очередь, Россия заинтересована в дополнительных наземных коридорах к черноморским портам Абхазии, поскольку

причерноморские порты на территории Краснодарского края работают на пределе своих возможностей. И в этом контексте задействование транспортных возможностей Абхазии (если не железной дороги, которая на отдельных участках существует весьма условно и нуждается в капитальной модернизации, то, как минимум, дороги автомобильной) может оказаться вполне востребованным. Наличие кардинальных разногласий с Грузией не мешает, при наличии взаимной доброй воли договаривающихся сторон, подумать о временном правовом режиме функционирования подобного рода коридоров. Во всяком случае, это было бы гораздо лучше контрабандных потоков, являющихся благодатной почвой для различного рода криминальных схем, для которых грузино-абхазские разногласия уж точно не являются препятствием.

Заметим также, что в ходе предвыборной кампании в Абхазии интенсивно обсуждался вопрос, нужна ли Абхазии реальная национальная экономика, способная быть материальной базой эффективно функционирующего государства. Судя по всему, ответ на этот вопрос все-таки должен быть положительным – иначе выделение Россией очередных миллиардов рублей, мягко говоря, окажется неэффективным. Но такой положительный ответ предполагает, что у страны должна быть своя железная дорога, являющаяся важнейшей структурообразующей частью экономики вообще. В конце концов – это дополнительные рабочие места, что для небольшой Абхазии весьма важно.

«В Абхазии хорошо помнят, как во время первой войны, в 1992 году, грузинские части были брошены сюда под предлогом защиты железной дороги, которая когда-то шла насквозь – из России в Закавказье: и в Грузию, и в Армению. Собственно, главной, можно сказать, сенсацией нынешних российско-абхазских переговоров стала идея о том, чтобы такая дорога заработала вновь. Но переговоры, конечно же, будут непростыми», – говорит президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба. Отвечая на вопрос о возможных переговорах с грузинской стороной, он ответил: «Я думаю, что грузины сами должны в первую очередь быть заинтересованы в этом вопросе. Но судя по тому, что в последние дни я слышу после подписания договора, наверное, еще пока объективно ими не понята эта ситуация».

Действительно, помимо сугубо экономических вопросов, в том, что касается подобного рода проектов, к делу неизбежно примешивается большая политика. Официальный Тбилиси и его союзники на заключение нового российско-абхазского договора откликнулись весьма нервно. Тема так называемой «российской аннексии Южной Осетии и Абхазии» используется радикальными прозападными силами в Грузии для атаки на правительство, которое, в свою очередь, вынуждено демонстрировать в данном вопросе жесткость и принципиальность.

Президент Георгий Маргвелашвили и премьер-министр Ираклий Гарибашвили, равно как и Госдеп США и Европейский союз, резко осудили новый рамочный российско-абхазский договор «О союзничестве и стратегическом партнерстве».?В Тбилиси даже заявляли о требовании созыва чрезвычайного заседания Совбеза ООН, однако, судя по всему, оно так и останется втуне.

«Нервические» настроения пытается поддержать бывший президент Саакашвили, обвинивший в ходе прямого включения из Нью-Йорка в эфире телекомпании «Рустави 2» грузинские власти в проведении неких «тайных переговоров» о строительстве железной дороги через Абхазию. «Уже несколько месяцев Россия интенсивно восстанавливает железнодорожный участок от Очамчиры до Ингури, и это подтверждают грузины, проживающие в Абхазии. Кому можно верить – нынешним грузинским властям, которые до сих пор говорят, что не ведут и не будут вести по этому вопросу никаких переговоров с Россией, или тем, кто заявляет, что уже потратили на это восстановление миллиарды рублей и обо всем договорились. За спиной народа это безнравственное правительство ведет переговоры», – цитирует «Интерфакс» слова бывшего грузинского лидера, вклад которого в окончательную потерю для Тбилиси бывших грузинских автономий сложно переоценить. Конечно, немаловажное значение имеет и позиция официального Баку, крайне болезненно реагирующего на любую информацию о проектах, пусть даже теоретически способных облегчить связи Армении с внешним миром (и в первую очередь с Россией).

Надо полагать, что инициированием шумных пропагандистских кампаний грузинские политики, бывшие или действующие, никаких положительных сдвигов не добьются. Более того, они рискуют завести взаимоотношения с Россией в очередной тупик, сведя на нет те реальные преимущества, которые уже принесло местным товаропроизводителям открытие российского рынка. Во всяком случае, перспективы восстановления связей, разорванных по политическим мотивам, так или иначе, рассматриваются как в Москве, так и в Тбилиси в течение последних двух лет. Что-то подсказывает, что тема наведения мостов между конфликтующими сторонами будет обсуждаться и впредь. Здесь надо напомнить, что Россия и Грузия уже около 12 лет периодически вели переговоры о восстановлении абхазского участка железной дороги, выведенной из строя еще в 1992 году. Но переговоры эти заканчивались ничем из-за того, что Тбилиси в качестве предусловия восстановления железнодорожного сообщения требовал возвращения грузинских беженцев в Абхазию. Москва и Сухуми открыто заявляли о неприемлемости подобной постановки вопроса. О том, что данная позиция не претерпела изменений, свидетельствует и статья 13 договора, согласно которой «Российская Федерация примет дополнительные меры, направленные на упрощение процедур приобретения гражданами Республики Абхазия гражданства Российской Федерации». Обратного положения там не записано.

Известный грузинский политолог Мамука Арешидзе предполагает, что «Россия постарается поставить Грузию в такое положение и создать вокруг данного вопроса такой фон, что эскалация станет возможной... Обратите внимание: Россия постоянно строит дороги к грузинской границе. Одну дорогу она уже открыла – через Рокский тоннель, связывающий Северную Осетию с Южной Осетией. Зачем вкладывать столь большие деньги в этот тоннель и эту дорогу, если она не будет работать? Кроме того, они строят новую дорогу к Кавказскому хребту через Дагестан. Еще одна дорога через Мамисонский перевал уже построена. Но если все эти дороги не будут работать, получится, что российские капиталовложения ушли в песок. Сейчас российские специалисты ремонтируют абхазский участок железной дороги. Таким образом, Россия готовит коммуникационные возможности и ставит Грузию перед выбором: или Грузия соглашается на продление этих коммуникаций на своей территории вплоть до Армении, или она попадет в определенную ловушку».

Думается, однако, что стремление России напомнить о естественной функции Кавказа как коммуникационного перекрестка вряд ли стоит воспринимать в конфронтационной логике. В условиях сохраняющегося политического тупика экономические грани как двустороннего, так и многостороннего сотрудничества могут показаться более эффективными. Что же касается упомянутой Мамукой Арешидзе «ловушки», то, думается, что грузинские власти попали в нее в тот самый момент, когда делегировали значительную часть национального суверенитета Вашингтону и Брюсселю, а экономику поставили в зависимость от азербайджано-турецкого транзита.

Конечно, у проектов, в продвижении которых заинтересована Россия, найдутся влиятельные внерегиональные оппоненты, заинтересованные не в умиротворении ситуации, а в сохранении существующих разъединительных линий, которые могут постараться сделать еще более глубокими – безотносительно к мифическим «имперским козням» России. Используя для этого в том числе и внутренние проблемы в самой Грузии.

Наряду с политическим противостоянием в Тбилиси, связанным с недавней отставкой ряда министров, вряд ли стоит забывать о росте в стране этноконфессиональной напряженности. Здесь можно указать, в частности, на регион Самцхе-Джавахети, где в предшествующие годы активно провоцировались антиармянские настроения. Вероятность межэтнического противостояния сохраняется в ряде других регионов страны. Поводом для разжигания конфликта на религиозной почве может стать и растущее влияние среди местного мусульманского населения радикальных групп, а также рост напряженности между приверженцами православия и ислама. Так, грузинские СМИ и пользователи социальных сетей распространяют заявления неких «джихадистов» из Аджарии и Самцхе-Джавахети (в основном – переселенцев из Аджарии), угрожающих превратить аджарскую автономию в исламское государство. В обоих регионах имеются конфессиональные противоречия, причем деятельность местных властей по их недопущению носит порой весьма своеобразный характер. Некоторые наблюдатели опасаются, что инциденты, которые можно интерпретировать как имеющие признаки противостояния между христианами и мусульманами, приобретают регулярный характер.

Один из подобных инцидентов имел место 22 октября 2014?г. в селе Мохе Адигенского района Самцхе-Джавахети, где под охраной полиции демонтируется старинная мечеть, что вызвало недовольство местных мусульман. На данный момент снос здания приостановлен, но инцидент не исчерпан. Муфтий Самцхе-Джавахети Мамука Вашакмадзе обвинил местные власти в незаконной деятельности и возложил ответственность за возможную дестабилизацию на них и Грузинскую православную церковь. В то же время представитель Грузинской патриархии заявил, что здание мечети должно быть передано патриархии, что еще больше нагнетает ситуацию. Акции протеста прошли в Тбилиси и Марнеули. Высказывается предположение, что речь может идти о планомерном разжигании религиозной розни в республике, для которой эта проблема исторически была нехарактерна. Опыт других стран и регионов показывает, что попытки расколоть общество по этноконфессиональному признаку являются частью вполне осознанной стратегии, носят навязанный и системный характер.

Истоки проникновения и дальнейшего роста влияния радикального ислама в регионах с компактным проживанием мусульманского населения следует искать в политике грузинских властей времен Шеварднадзе и Саакашвили. Оба режима де-факто закрывали глаза (если не сказать – прямо способствовали) на проникновение радикальных группировок и закрепление на территории Панкисского ущелья в целях ведения террористической деятельности на российском Северном Кавказе. Грузинские спецслужбы изначально были вовлечены в прием, подготовку, экипировку и переправку на территорию России прибывающих в страну иностранных наемников, а также местных жителей. Об этом свидетельствуют многочисленные факты и интервью непосредственных участников этих акций.

Так, 13 октября грузинское издание «Квирис палитра» опубликовало статью с фрагментами интервью уроженца Панкисского ущелья, одного из лидеров действующей в Сирии группировки «Джейш аль-Хилафат аль-Исламия» Мурада Маргошвили, также известного под именем Абу Ислам аль-Шишани. Маргошвили признает факт переправки на Северный Кавказ через территорию Грузии боевиков и участие грузинских спецслужб в этом процессе. Он также не без сожаления констатирует, что об одной из направляемых в Дагестан групп стало известно российской стороне и впоследствии она была уничтожена грузинскими вооруженными формированиями – речь идет об имевших широкий резонанс событиях в Лопотском ущелье Дагестана в августе–сентябре 2012 года.

В годы правления Шеварднадзе и Саакашвили Панкисское ущелье фактически перешло под контроль радикалов, опиравшихся на поддержку грузинских и западных спецслужб, что стало важным фактором распространения исламского радикализма среди местной молодежи. Многие выходцы ущелья принимали участие в террористической деятельности на территории России, а некоторые из них в настоящее время находятся в Сирии и Ираке.

Среди последних выделяется широко известный благодаря западным СМИ Тархан Батирашвили, известный также как Абу Умар Аш-Шишани. Бывший сержант разведотряда вооруженных сил Грузии, участвовавший в войне против Южной Осетии, он был уволен из вооруженных сил якобы по болезни и впоследствии осужден за незаконное хранение оружия. Пробыв в заключении три года и выйдя на свободу, Батирашвили отправился в Египет, далее в Сирию, где примкнул к джихадистам, воюющим против правительственных войск, а затем возглавил одну из экстремистских группировок. На данный момент он является одним из лидеров террористической группировки «Исламское государство».

Появление в стране вооруженных групп, рост террористической активности могут стать поводом для размещения в Грузии, пусть и в закамуфлированном виде, американского или натовского военного контингента. А это, в свою очередь, может быть использовано для прикрытия гипотетической попытки вооруженного прорыва на территорию Абхазии или Южной Осетии.

Пока Грузия будет балансировать на грани политического кризиса, гражданского противостояния, межэтнического и межрелигиозного конфликта – говорить о безопасном функционировании каких-либо транспортных магистралей не приходится. Ситуацию можно было бы попытаться направить в позитивное русло в случае продолжения российско-грузинского диалога и более детального анализа тех преимуществ, которые грузинская сторона могла бы получить в случае возобновления трансграничного сообщения. Остается надеяться, что с учетом реально складывающейся ситуации вопрос открытия транзитного сообщения из России в Абхазию и далее в Грузию и Армению может стать предметом более или менее предметных обсуждений уже в 2015 году.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты