№1 (253) январь 2015 г.

Армяне в Манчестере: история продолжается

Просмотров: 2136

Манчестер – это легендарный футбольный клуб, славное промышленное прошлое, настойчивый мелкий дождь. И... несколько армян. Предлагаем читателям отправиться в путешествие на встречу с маленьким сообществом, отказывающимся исчезнуть.

Манчестерские армяне – скромное меньшинство в населении города. На сегодняшний день в городской зоне живут 2,5 миллиона человек, и максимум 150 принадлежат к Армянской Апостольской Церкви. Только церковь поддерживает общественные связи в общине. Раз в месяц примерно 80 армян собираются на службу, которую ведет специально приехавший священник, и на продолжительную совместную трапезу. Диакон, которому община оплачивает жилье, занимается общественной жизнью. Община также финансирует стипендии молодым выпускникам эчмиадзинской семинарии для продолжения учебы в Англии. Армянское дамское общество, связанное с церковью, организует конференции на культурные темы и занимается благотворительностью. Это скромное, но очень устойчивое присутствие в стране, никогда не славившейся масштабами своего армянского сообщества, неизбежно интригует.

Мировая столица хлопка

Именно дождь привлек первых армян в Манчестер. Именно благодаря влажному климату и мягкой воде Манчестер стал мировой столицей текстильной промышленности в XIX веке во время промышленной революции. В городе бурно строились прядильные и ткацкие фабрики, так как его влажный воздух смягчал волокно и делал нить прочнее. Манчестер стал мировым центром торговли хлопком, а затем и важным торговым центром для армянских купцов.

В первой половине XIX века армяне поставляли товары в Османскую империю, в Персию и даже в Индию. Ради процветания своего бизнеса многие стамбульские и смирненские купцы сами ездили в Манчестер покупать ткани для поставок по всей империи. Купеческие семьи, некоторые из них имеющие ветви в других европейских городах, имели собственных представителей, регулярно курсировавших между Манчестером и Стамбулом. Первая известная фирма принадлежала Хачику Капамаджяну, приехавшему в город в 1838 году со своими братьями Мануком, Арутюном и Кеворком. Его фирма «Х. Капамаджиан & Сo» была основана в 1843 году.

Впервые прибывающие в Манчестер открывают для себя оживленный город. Как и нынешний Шанхай, Манчестер в викторианскую эпоху часто называли «Хлопковой столицей», «Городом-складом» и даже Cottonpolis. Регион, ставший ткацкой артелью мира, концентрирует все экономические, технологические и политические амбиции своего времени. В 1871 году город покупает треть мирового производства хлопка для переработки на своих заводах и на продажу. Торговля хлопчатобумажной тканью составляет 50% британского экспорта в 1830-х годах. Сам Манчестер превращается в огромный склад. Финансовым центром города становится Royal Exchange, самая большая биржа в мире, бесконечно перестраивающаяся и расширяющаяся, чтобы разместить все больше и больше брокеров, число которых в 1927 году достигло 11 тысяч. На службу текстильной промышленности поставлены все инновации. В 1830 году открыта первая в мире коммерческая железнодорожная линия между Манчестером и Ливерпулем. Уголь коптит небо над городом, чтобы вырабатывать энергию, необходимую производству. Экономическое чудо сопровождается углублением нищеты рабочего класса. Именно изучив Манчестер, Фридрих Энгельс описал жестокость капитализма в «Положении рабочего класса в Англии» в 1845 г.

Манчестерские армяне, наоборот, участвуют в промышленной революции на стороне хозяев жизни. Приезжие коммерсанты принадлежат к богатым семьям. Их притягивает Манчестер не бегством от нищеты, а охотой за коммерческой удачей. Ведь Манчестер – ключевое место в мировой торговле того времени. Молодые представители армянства – а некоторые приезжают сюда в шестнадцать лет – уже владеют английским языком. Многие из них посещали американские школы, открытые протестантскими миссионерами во второй половине XIX века. Так же, как и их предки, они хорошо подготовлены, чтобы играть роль посредников в этой прибыльной коммерции: Османская империя покупает больше хлопчатобумажного полотна, чем все европейские страны, вместе взятые.

Начало сообщества

Армянское присутствие в Манчестере расширяется: в 1848 году в городе существует три армянских предприятия. Десять лет спустя их уже пятнадцать. Темпы роста сохраняются: около тридцати торговых фирм действует в 1880 году, пятьдесят – в 1895-м и целых восемьдесят пять – накануне Первой мировой войны. Мужчины вызывают к себе своих жен. Было и несколько браков с англичанками, с ирландками. Формируется община: она составляет 550 человек. Ей нужна церковь, и в пасхальное воскресенье 1863 года совершается первое армянское богослужение на британской почве, в арендованной часовне. Несколько лет спустя группа бизнесменов строит храм с домом священника на Аппер-Брук-стрит. Церковь Святой Троицы освящается в 1871 году. Это – первая армянская церковь в Соединенном Королевстве. Снаружи она похожа на местные церкви: серый камень, подобие готики. По мнению Тато Кулиджяна, главы общины Святой Троицы, есть два возможных обьяснения отсутствию армянских мотивов в оформлении церкви. Во-первых, нереально было найти местного архитектора, умеющего строить в армянском стиле. Во-вторых, осторожность: в то время армяне пытались войти в английское общество, и общине не хотелось намеренно выделяться, подчеркивать, что армяне в Манчестере – иностранцы. Уместнее было привлечь внимание англичан к общей вере, к принадлежности европейской цивилизации.

В последние десятилетия XIX столетия перед общиной стоят две важных задачи. С одной стороны, она старалась использовать все коммерческие и социальные возможности, которые предоставляло Соединенное Королевство. Бизнес процветал: торговый дом Фундуклян, например, в 1885 году имел годовой оборот в 250.000 фунтов, это примерно 130 миллионов нынешних евро. Некоторые армяне становятся британскими подданными. Их дети получают возможность посещать английские школы. Семьи переезжают в более престижные районы. Личное благополучие становится им доступно, так же, как и возможность интеграции или даже ассимиляции в британском классовом обществе.

Но с другой стороны, росла и угроза, из Османской империи приходили дурные известия. Купцы с их сетью информаторов по всей империи были хорошо осведомлены об арестах, казнях, резне. Манчестер становится надежной, безопасной базой, куда семьи отправляют своих детей. В десятилетия, предшествующие геноциду, община участвует в борьбе за выживание армянского народа. Она принимает политических беженцев. Благодаря обеспеченности буржуазия Манчестера оказалась способна оказать материальную помощь жертвам турецкой политики. Союз армян Манчестера был основан священником Пергхаленяном в 1874 году для оказания помощи нуждающимся армянам Турции. В 1907 году, всего через год после основания в Каире, отделение Всеармянского благотворительного союза откроется и в Манчестере и будет насчитывать 30 членов. Еще через год основывается Армянское дамское общество. Женщины принимают на себя уход за храмом и занимаются благотворительностью.

Поиск поддержки Великобритании

Жизнь в самой могущественной империи своего времени позволяла манчестерским армянам играть существенную политическую роль, несмотря на их небольшую численность. Великобритания на протяжении всего XIX века защищала собственные политические и коммерческие интересы в Османской империи, несмотря на притеснения турецкими властями христианских меньшинств. Свидетельства армян в эти годы становятся инструментом международной политики. Манчестерские армяне переписываются с Джеймсом Брайсом (1838-1922). Этот почетный профессор юриспруденции в университетах Оксфорда и Манчестера, член Палаты общин, альпинист, совершивший восхождение на Арарат в 1876 году, журналист является самым преданным и неутомимым защитником армянского народа. Армяне регулярно информируют его о происходящем в Османской империи и призывают не удовлетворяться успокоительными ответами на парламентские запросы. Так, Сукиас Баронян, священник Манчестерской общины в 1883-1896 гг., пишет Брайсу в ноябре 1894 года: «Не существует никаких сомнений, что турецкое правительство намерено уничтожить армян полностью. Я вынужден кричать об этом в Лондоне и в Париже, но Лондон, похваляясь цивилизованностью и силой, льстит настоящей компании разбойников, называя их правительством, а их начальника – величеством».

Баронян получает должность библиотекаря герцога Вестминстерского, влиятельного аристократа, и уговаривает его агитировать в пользу армян. Манчестерские и лондонские общины апеллируют и к Уильяму Гладстону, премьер-министру и ветерану британской политики. Они приглашают его на митинги, выражают ему свою поддержку. Гладстон публично выступает против преследования армян османами. В своем последнем публичном выступлении в Ливерпуле в 1896 году он призывает к разрыву дипломатических отношений со Стамбулом в знак протеста против резни армян. В 1898 году во время похорон гроб Гладстона был покрыт полотнищем флага, подаренного английскими армянами. Последний знак почтения. Последний тревожный зов перед катастрофой.

Община под угрозой

Геноцид прервал развитие общины. Частые поездки в Турцию, позволявшие поддерживать семейные, культурные и экономические связи, вдруг прекратились. После Первой мировой войны проблемой для страны становится безработица. Армянские предприниматели вынуждены искать других партнеров или уезжать из страны. Не было потока армянских беженцев в Англию: газета «Гардиан» подсчитала, что Великобритания приняла лишь 200 человек. В Манчестере армяне собирают средства в пользу пострадавших от событий 1915 г. Собирают пожертвования в «Фонд одежды для армянских беженцев», основанный в 1919 г. Семья Манукян финансирует детский дом для мальчиков, выживших во время геноцида. Сначала он располагался в Стамбуле, но после смирненских событий перемещен во Францию, в местечко неподалеку от Орлеана.

Экономический кризис 30-х годов нанес удар по благосостоянию города. Как важный индустриальный центр Манчестер сильно пострадал от немецких бомбардировок во время Второй мировой войны. После войны торговля текстилем пошла на спад, а вместе с ней – присутствие армян. «К сожалению, будущее этой некогда столь энергичной и предприимчивой общины не кажется многообещающим. Дома закрываются, и численность общины каждый год сокращается из-за смертей, эмиграции и ассимиляции», – написал священник церкви Святой Троицы Б. Дженадзиян в 1965 году. Он называет и цифру – 150 армян живет в те годы в Манчестере.

Робкое возрождение

Объективная констатация или наследственный пессимизм? 50 лет спустя община не исчезла. Обновление армянского населения произошло благодаря студентам. Тато Кулиджян, инженер-строитель на пенсии, и Эдуард Бабаханян Талидэ, бывший инженер, ставший здесь владельцем кофейни «Арменик», оба приехали с Кипра в 1950-1960-х годах. Они решили учиться в Манчестере, поскольку на этом острове под британским управлением действовала и английская учебная система. В конце 70-х годов общинную жизнь оживили студенты из Ирана. Они попросили разрешения переделать подвал церкви в общественный зал. Студенты давно разъехались, но эта инициатива вдохновила общину и заложила основы совместного времяпрепровождения, придала особенную семейную атмосферу его собраниям. Сегодня община то растет благодаря бракам, в том числе международным, то уменьшается из-за смерти стариков или их отъезда в другие страны поближе к детям. Там, где работа – там больше армян. С концом экономического чуда в Манчестере постоянный дождь стал отталкивать приезжих. Но время от времени армяне из Москвы или Армении находят путь к городу. Жена Эдуарда, Арминэ, урожденная ереванка, пожившая на Кипре, теперь помогает ему в «Арменике». Печальные события время от времени мобилизуют общину, как это произошло во время землетрясения в 1988 году.

Геноцид все еще запретная тема?

Остается одна болезненная тема. «Британцы никогда не признают геноцид. Даже не принимая в расчет коммерческие интересы, они всегда вели протурецкую политику», – объясняет Тато Кулиджян. Он считает, что турецкая манера быть любезными со всяким клиентом лучше сходится с английским менталитетом, чем армянская резкая гордость. Политические элиты Британии, которые в свое время предсказали, а затем задокументировали уничтожение армян, видят теперь только отрицательные стороны в признании геноцида и избегают этой темы. В Манчестере община сосредоточена скорее на благотворительности, чем на агитации за признание геноцида. Прямое выражение несогласия вообще не принято в британском обществе и является рискованной стратегией. Но даже в Великобритании времена меняются. Геноцид армян был внесен в 2001 году в список геноцидов, упоминаемых в День памяти жертв холокоста.

Несмотря на небольшую численность, армяне заметны в ландшафте Манчестера. «99% англичан ровно ничего не знают про армян. Но те, кого знают, имеют хорошую репутацию», – объясняет Тато Кулиджян. «Арменик», кофейня Эдуарда Бабаханяна Талидэ в Гатли, типичном пригороде, предлагает армянские блюда и коньяк с портретом Уинстона Черчилля на бутылке и всегда полна посетителей.

В 2013-2014 гг. выставка «Армянские нити» английской художницы Сары Гривз, нашедшей вдохновение в Армении, привлекла внимание Би-Би-Си. В связи с выставкой престижнейшая радиопередача Woman’s Hour предложила своим слушателям два интервью – с художницей и с Пенни Ивенсон, председателем Армянского дамского общества. Ивенсон рассказала историю своих предков, бабушки Евкинэ Давуд и дедушки Степана Мардироса Шнорхаворяна, приехавших в британскую промышленную столицу еще в 1893 году, – историю торговцев хлопком и вышивальщиц, историю этих нитей хлопка, связывающих армян с Манчестером, друг с другом и с собственным прошлым.

Силия Эвенсон, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты