№1 (253) январь 2015 г.

Роберт Пшель: Мы считаем Армению серьезным партнером

Просмотров: 2003

ОДКБ и НАТО, «Партнерство ради мира», кооперативная безопасность и многие другие процессы, происходящие в мировой политике, мы обсуждаем в эксклюзивном интервью для газеты «Ноев Ковчег» директора информбюро НАТО в Москве Роберта Пшеля.

– Господин Пшель, вот уже более тринадцати лет информбюро НАТО в Москве взаимодействует с российскими средствами массовой информации. Насколько эффективно оно справляется со своей работой, какие ставит перед собой цели?

– Действительно, вот уже 13 лет мы взаимодействуем со СМИ, с вузами и со всеми, кто заинтересован получать информацию как о НАТО, так и о международной безопасности в целом. Мы работаем в области общественной дипломатии – Public Diplomacy. Наш мандат не изменился. Мы работаем в России не для того, чтобы кого-то убедить в своей точке зрения, хотя нам есть что объяснять, так как существует много мифов о НАТО. Самое главное для нас – это информация о том, чем занимается НАТО. Ранее мы рассказывали о том, чем совместно занимаются Россия и НАТО. Совет Россия – НАТО – это институциированный орган, имеющий свои достижения, и даже в этой сложной обстановке мы надеемся, что будем его использовать в будущем. Мы открыты для всех и хотели бы иметь возможность свободно проводить совместные мероприятия с вузами и экспертными сообществами, как это было совсем недавно. С нашей стороны готовность к работе здесь остается.

– НАТО открывает информационные агентства во многих странах. Есть ли в деятельности информбюро в Москве какая-либо специфика, отличающая ее от других представительств?

– Представительств НАТО, конечно, не так много. Самое близкое и схожее по роду деятельности – это информбюро в Киеве. Есть и другие. Мы находимся в России, и специфика нашей работы связана с принимающей страной. Думаю, не нужно объяснять, что Россия – крупная страна, которая имеет давнюю историю отношений с НАТО. Они всегда были сложными, но также всегда были важны для нас. Это положение дел не изменилось, и направление нашей деятельности также не поменялось. Сейчас на нас лежит дополнительная ответственность как на гражданских представителях НАТО в России. Что еще можно назвать особенностью, если говорить о последнем времени? Очень много странных вещей можно прочитать о нас в СМИ, которые представляют НАТО как какого-то противника России. Это не так. Разногласия по политике – это другое. Но НАТО не стремится к конфронтации.

– На фоне обострения военно-политической обстановки в мире отношения между Россией и НАТО вступили в весьма нестабильную стадию, фактически были заморожены. Но как показывает опыт, в частности, времен холодной войны, точки соприкосновения интересов можно найти. Как Вы считаете, в каких областях стороны могут поддерживать диалог? И хочет ли НАТО мира?

– Нужно сказать открыто. Если говорить в целом о политике НАТО или о политических желаниях союзников НАТО, то они не поменялись. Желание, чтобы наши отношения с Россией развивались в направлении стратегического партнерства, как это было сказано на встрече в верхах в Лиссабоне в 2010 году, сохраняется. Сейчас мы находимся в совершенно другой ситуации. Это связано, прежде всего, с Украиной. Все союзники считают, что Россия нарушила основные принципы международной системы безопасности, которые сформировались после окончания холодной войны. У союзников не было выбора в отношении политики с Россией, и сотрудничество было заморожено. Если вы спрашиваете о том, что могло бы поменять ситуацию, – на наш взгляд, изменение политики самой России. Сегодня самые главные ожидания связаны с Восточной Украиной. Россия играет не последнюю роль в этом конфликте, и у нас есть этому доказательства. Складывается впечатление, что Россия не является нейтральным наблюдателем на Украине, так как здесь присутствуют российские военные и идет поставка вооружений. Все это усложняет дело. Мы хотели бы, чтобы Россия пошла другим путем. Конкретно хотелось бы, чтобы исполнялся Минский договор. Но, к сожалению, сегодня мы этого не видим. Последние встречи министров иностранных дел НАТО в Брюсселе 2 декабря вполне подтвердили оценку союзников.

– Как воспринимается Россия общественностью стран, входящих в альянс? Считают ли граждане этих стран, что Россия представляет угрозу их безопасности?

– На встрече верхов в Ньюпорте было сказано, что действия России оценены как вызов европейской безопасности, подразумевая действия в Крыму и на Украине. Негативная реакция вызывается у стран, находящихся близко к России. Что касается опросов общественного мнения, НАТО редко проводит собственные опросы. Последний из них был сделан в рамках Trans – Atlantic – Trend и показал, что образ России в странах НАТО очень негативен.

Добавлю, что опросы проведенные в России, дали поразительный результат: более 70% населения считает, что их государство находится во враждебном окружении. С этим надо что-то делать. Как может жить страна, если большинство ее населения видит себя в окружении врагов? С нашей точки зрения, это не так.

– Постсоветские страны, в том числе и те, что входят в СНГ, участвуют также в программе НАТО «Партнерство во имя мира». Оказал ли украинский кризис какое-либо влияние на их участие в этой программе?

– В этом году мы отмечали 20-летие инициативы?«Партнерство во имя мира». Есть и другие формы сотрудничества – со странами Средиземноморья, Персидского залива, с Австралией и т. д. НАТО имеет партнерские отношения более чем с 41 страной мира. Эти программы созданы для того, чтобы страны-партнеры выбрали те области сотрудничества, которые им интересны. Очевидно, что сегодня углубляется партнерство с Украиной и Грузией. Это их приоритет, их выбор.

– Информационная война как оружие XXI века получила широкое распространение, выйдя за пределы силовых структур. Господин Пшель, Вам как директору информбюро НАТО в Москве удается ли проявлять гибкость, не ввязываясь в это противостояние?

– Мы информационную войну не ведем. Сама дефиниция «информационная война» говорит о каком-то противостоянии, о недружественных шагах против оппонента. Мы же занимаемся информационной политикой, работаем с общественностью, общаемся со СМИ. В этой области ключевое – доверие и никакой пропаганды. Негативная кампания помешала бы сотрудничеству, проведению диалога и дискуссий. Нельзя организовывать семинары, общаться со СМИ и вузами, ведя агрессивную политику.

В России имеет место мифологизация НАТО, не имеющая ничего общего с фактами. Это является большой проблемой сегодня. На подобные вопросы мы уже отвечали, но, похоже, придется отвечать снова. В России создается атмосфера, которая напоминает прежние времена. НАТО предстает в образе какого-то мифического животного, не существующего в природе. Это не так, мы не такие. Если в каком-то вопросе мы не согласны с конкретными фактами, то мы имеем право об этом объявить. И еще раз повторю, что мы не ведем информационную войну.

– Каковы взгляды на перспективы строительства отношений с Россией нового генсека НАТО Йенса Столтенберга?

– Он не раз высказывался на эту тему в своих публичных выступлениях и интервью. Думаю, большой разницы между точками зрения нынешнего и бывшего генсека нет. Генсек реализует политику НАТО.

Мне лично запомнилась из его выступления фраза о том, что Россия и НАТО не могут друг друга игнорировать. Мы находимся на одной планете, и НАТО – евро-атлантическая структура. Конечно, есть политическое желание вернуться на путь сотрудничества и нормальных отношений, но сегодня этому противоречит политика самой России. Также генсек сказал, что важно укреплять безопасность членов альянса, например на Востоке Европы. Может, это и парадоксально, но укрепленное чувство безопасности может только помочь потенциальным отношениям с Россией. Члены НАТО должны чувствовать себя уверенно и не волноваться. Основная задача альянса – это безопасность его членов. НАТО как организация не будет делать непредсказуемые шаги, направленные на подрыв безопасности. НАТО будет только отвечать на действия, угрожающие безопасности ее членов. С таким партнером проще вести отношения.

– Как известно, у России имеется два важных инструмента экономической и военно-политической интеграции – ЕАЭС и ОДКБ. Были ли у руководства двух военно-политических структур – ОДКБ и НАТО намерения разработать юридическую базу отношений?

– Я могу говорить только про НАТО: у нас таких намерений нет. Мы всегда подходили с уважением к инициативам разных организаций в области безопасности. Мы не видим сегодня нужды в создании юридической основы отношений между ОДКБ и НАТО.

– Недавно в ряды ЕАЭС вступил новый участник – Армения. Как НАТО воспринимает данный шаг?

– Мы всегда подходили с уважением к выбору разных стран, к их сотрудничеству в экономических и политических организациях. Конечно, важно, чтобы их решения принимались свободно. Это принцип Парижской хартии ОБСЕ, под которым подписывались и Армения, и Россия. Мы не комментируем выбор Армении. Это решение суверенной страны – в каком направлении ей развиваться.

– В области военно-политической интеграции на постсоветском пространстве Армения представляет удивительный феномен. С одной стороны, она член военно-политического блока ОДКБ, а с другой – участник программы «Партнерство во имя мира». Является ли это хорошим примером для других участников этих структур?

– Как я уже говорил, у нас более 40 разных партнеров, включая и Армению. Мы очень положительно оцениваем активное сотрудничество Армении и НАТО. Она принимала участие в миротворческих операциях в Афганистане и в Косово. Это участие имеет большое значение в укреплении безопасности, мы это ценим. Недавно состоялся визит двух армянских министров в штаб-квартиру НАТО. Мы сотрудничаем с Арменией много лет, считаем ее серьезным партнером. Армения принимает участие в различных проектах, конкретная форма сотрудничества определяется Ереваном, а не Брюсселем. Например, Армения заинтересована в совершенствовании структур пограничной службы и МЧС.

– С Вашей точки зрения, что необходимо сделать России и НАТО для минимизирования последствий нынешнего глобального кризиса и нормализации отношений?

– В большой степени я ответил на ключевой вопрос – о действиях самой России. Но вот что мне хотелось бы подчеркнуть еще раз – мы теряем доверие. Важно установить публичный диалог, например через СМИ и НКО, и важно, чтобы он не был карикатурным. Наше информбюро находится в Москве, и мы стараемся со своей стороны работать над повышением доверия и отходом от пропагандистских клише, которые нам сильно мешают.

Беседу вел Арсен Геворгян, аспирант Воронежского филиала РАНХиГС при президенте РФ

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 29 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Этого поляка, видимо потому и назначили на этот пост в Нато, что язык у него подвешен: лапшу на уши вешает времен конца 1980, не моргая глазом! Пшель - на дворе 2015 со следующей "скромной" Историей Нато последних 20 лет: военная интервенция, агрессия и оккупация Югославии и ее частей, Афганистана, Ирака, Ливии, Сирии...
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты