№2–3 (254–255) февраль 2015 г.

Левон Тер-Петросян: ушел, чтобы вернуться? К 70-летию первого президента Армении

Просмотров: 4466

Однажды я получил от коллеги «работу» по истории карабахского движения. Примечательна она была тем, что полностью была написана в русле «популярного» тренда, согласно которому в истории Третьей Республики Армения «не было» первого президента. Следовательно, не было и комитетов «Карабах» и «Крунк». В истории карабахского движения такими «исследователями» упоминаются только два имени – публициста Зория Балаяна и действующего президента страны Сержа Саргсяна. Очевидно, и тот, и другой внесли свой весомый, хотя и небесспорный, вклад в карабахское движение, который должен быть оценен по заслугам. Но сам подход напоминает анекдот о стране с «непредсказуемым прошлым», которое менялось в учебниках истории в соответствии с той или иной политической установкой.

Справедливости ради следует сказать, что первого президента все же вспомнили на параде 2011 года в Ереване, посвященном 20-летию независимости страны. О 70-летии Левона Тер-Петросяна 9 января упомянула и информационная программа «Айлур» Общественного телевидения Армении.

При этом первый президент Армении остается активно действующим политиком, и к его 70-летию стоит поговорить не об общеизвестных страницах его жизни, а напомнить полузабытые либо малоизвестные эпизоды из его гражданской и политической биографии.

Родился он в сирийском Алеппо в семье одного из основателей коммунистической партии Ливана и Сирии Акопа Тер-Петросяна. Тер-Петросян-старший был уроженцем Мусалера (Муса-Дага) и мальчишкой участвовал в легендарной эпопее обороны, которую обессмертил своим пером Франц Верфель. Левону не было и года, когда семья репатриировалась на историческую родину в Армению.

В 1963 году Тер-Петросян поступил на филологический факультет Ереванского государственного университета. На втором курсе был арестован за участие в акциях, посвященных годовщине геноцида армян в Османской Турции.

В 1968 году поступил в аспирантуру Института литературы им. Манука Абегяна АН Армении в Ереване. Кандидатскую и докторскую по армяно-ассирийским литературным связям защитил в Ленинградском институте востоковедения. Работал в институте Абегяна, а затем, с 1978 года – в Институте древних рукописей Матенадаран им. Месропа Маштоца – старшим научным сотрудником и ученым секретарем. Одновременно три года преподавал в Эчмиадзинской духовной семинарии.

Первый президент является членом Союза писателей Армении, Французского Азиатского общества, Академии Мхитаристов в Венеции, а также почетным доктором университета Ла Верна (США) и не имеет никаких государственных наград – ни своей страны, ни иностранных. Согласитесь, что в наши дни это редкость.

В феврале 1988 года он возглавил комитет «Карабах» Матенадарана, а в июне стал членом т.н. второго комитета «Карабах», который фактически был параллельным правительством в Армении и последовательно добивался вывода Нагорно-Карабахской автономной области из-под юрисдикции АзССР. Популярность Тер-Петросяна в эти годы достигла пика, ей способствовали, кроме проницательного ума и способности к политическому анализу, его необыкновенные ораторские способности и умение ясным, доступным языком излагать суть сложных политических процессов и ставить задачи.

После спитакского землетрясения 1988 года Тер-Петросян и его соратники по комитету «Карабах» были арестованы и находились под следствием в Москве, в следственных изоляторах в Бутырке и Матросской Тишине. Но в мае 1989 года под давлением армянской, советской и зарубежной общественности они были освобождены из-под стражи.

В августе 1990 года Левон Тер-Петросян был избран председателем парламента Армении, по соотношению голосов вдвое опередив оппонента, тогдашнего первого секретаря ЦК КП Армении Владимира Мовсесяна. Биографы и историки ошибочно пишут, что на тех парламентских выборах 25-летней давности «Армянское общенациональное движение» одержало победу. Это не совсем так: формально победу одержали коммунисты. Среди депутатов их было около 70%, но среди них было много колеблющихся и тех, кто фактически поддерживал политическую платформу комитета «Карабах» и АОД.

На этом этапе политической карьеры Тер-Петросян шел к победе и линии на независимость строго конституционным путем. И он сам, и его соратники постоянно подвергались самой беспощадной критике со стороны радикалов, которые призывали не следовать коммунистической Конституции и вообще законодательству, не участвовать в выборных процессах и т.д. и т.п.

Тер-Петросян, напротив, был последовательным сторонником политических действий строго в рамках существующего законодательства, сколь бы драконовским оно ни было. При нем Армения стала единственной республикой, вышедшей из состава СССР, следуя закону «О порядке выхода союзной республики из состава Союза ССР» (был принят в апреле 1990 года), хотя казалось, что в той близкой к хаосу ситуации это было совсем необязательно.

Важно и то, что он был жестким противником существования в Армении незаконных вооруженных формирований, которые могли спровоцировать гражданскую войну. Этим и объясняются его решительные действия по роспуску Армянской национальной армии в 1990 году и последовавшая затем инкорпорация всех, кто воевал на границах, в легальные государственные структуры.

Он также включил в новую власть (политическую и экономическую) часть бывшей коммунистической элиты, ориентируясь на профессиональные качества этих людей, а не на их политическую принадлежность. Должности получили Карен Демирчян (стал директором ПО «Армэлектромаш»), Владимир Мовсесян, Гагик Арутюнян и другие. Можно долго спорить о том, насколько удачны были эти назначения, но они точно способствовали плавному и мирному переходу власти в стране. Этому в немалой степени помогло и решение не преследовать КП Армении после августовского путча 1991 года в Москве. По вопросам национальной безопасности Тер-Петросян сотрудничал со многими из своих политических оппонентов, в том числе тогдашним первым секретарем ЦК КП Армении Сергеем Бадаляном.

К слову, и в военном строительстве, в отличие от соседних Грузии и Азербайджана, была сделана ставка на офицерский корпус Советской Армии. Полное доверие было оказано таким военным профессионалам, как Норат Тер-Григорьянц, Гурген Далибалтаян, Рачья Андреасян, Анатолий Зиневич, Юрий Хачатуров, Вагаршак Арутюнян, Аркадий Тер-Тадевосян, Энрико Априамов и другие. Во многом этим и объясняется то, что и сегодня именно армия является наиболее состоявшимся государственным институтом в Армении.

Первый президент всегда стремился избегать политических решений, которые в перспективе могли бы привести к серьезным проблемам с соседями. Осенью 1993 года во время гражданской войны в Грузии ее лидер Эдуард Шеварднадзе официально обратилась к Москве, Еревану и Баку с просьбой о помощи в наведении порядка. Будь эта просьба исполнена, она привела бы к участию внешних сил во внутригрузинском конфликте. Парламент Армении после острых дебатов дал президенту санкцию на ввод войск в соседнюю страну. Однако Л.Тер-Петросян так и не принял такого решения.

Сегодня уже можно признать, что при любых обстоятельствах Тер-Петросян руководствовался государственными, а не личными интересами. Так, после теракта в парламенте Армении 27 октября 1999 года он поддержал президента Р. Кочаряна, т.к. понимал, что страна может скатиться в хаос и внутренние разборки. Правда, второй президент не любит вспоминать этот примечательный факт, демонстрирующий способность первого президента быть выше личных чувств и интересов в пользу государственных.

Интересно вспомнить и несколько важных эпизодов, связанных со взаимоотношениями Армении с Москвой. Осенью 1990 года в Верховном Совете СССР было проведено специальное заседание, куда были приглашены новые руководители парламентов союзных республик. Фактически оно было посвящено тому, как реформировать государственную систему управления страной: к тому времени половина союзных республик уже провозгласили свой суверенитет от Центра. Выступление Л. Тер-Петросяна, тогда председателя парламента Армении, было посвящено поискам механизма согласованной политики в рамках единого государства. Это предложение было взято на вооружение М. Горбачевым и создан Совет Федерации, но, как и во всех своих реформах, глава СССР был крайне непоследовательным. Совет Федерации был наделен куцыми полномочиями и к началу лета 1991 г. превратился в декоративный орган. А Тер-Петросян в Армении получил свою порцию критики от радикалов за то, что, по их мнению, «...учил Горбачева, как сохранить Империю».

В январе 1991 года, когда накалилась ситуация в Литве, Л.Тер-Петросян был назначен главой специальной комиссии Совета Федерации, которая должна была отбыть в Вильнюс и способствовать разрядке ситуации. До отъезда в столицу Литвы Л.Тер-Петросян имел продолжительную встречу с председателем КГБ СССР Владимиром Крючковым и убеждал его отказаться от силовой акции в Вильнюсе. Лидер Армении ссылался на то, что в случае применения силы в Литве начнется радикализация политических процессов в других союзных республиках и более умеренные силы окажутся в непростой ситуации. Как ни странно, Крючкова убедить удалось, но приказ об использовании силы был все-таки отдан М.Горбачевым. Комиссия прибыла в Вильнюс на следующий день после бойни, во время которой погибло 15 человек. Тер-Петросяну и его соратнику А.Манучаряну удалось «развести» стороны, не допустив дальнейшего кровопролития, и даже как-то успокоить военных, которых, как всегда, подставили, т.к. М.Горбачев «ничего не знал» об акции военных. Действия силовых структур СССР в Литве осудил парламент Армении (так же как парламенты России, Украины, Белоруссии и Казахстана), но все знающая «Википедия» почему-то умалчивает об этом.

Имея острые политические противоречия с М. Горбачевым, армянский лидер, тем не менее, нашел некий рабочий модус для взаимодействия с ним по ключевым вопросам. При этом Тер-Петросян поддерживал лидера России Бориса Ельцина, с которым его потом связывали теплые личные взаимоотношения. Он и его соратники сделали все возможное, чтобы в Армении антисоюзные отношения не стали антироссийскими. Надо отдать им должное, в значительной степени это удалось.

Будучи человеком основательным, Л. Тер-Петросян долгие годы, до того как заняться активной политикой, внимательно изучал историю Первой республики (1918-1920 гг.), чтобы понять причины, приведшие к ее падению. Один из главных выводов, сделанных им, – руководство Первой республики слишком понадеялось на западные страны и их помощь, не учтя, что набирала силы большевистская Россия. Руководители тогдашних Азербайджана и Грузии оказались более прагматичными. При дальнейшем территориальном размежевании благодаря договорам между российскими большевиками и турецкими кемалистами они не только не понесли потерь, но даже многое приобрели. Главный вывод, сделанный Тер-Петросяном, состоял в том, что внешняя политика независимой Армении должна быть сбалансированной между Россией и Западом, но при этом Ереван должен оставаться в зоне влияния Москвы.

Именно при Тер-Петросяне в 1997 году были подписаны «Большой» армяно-российский союзный договор и соглашение о 102-й российской военной базе, дислоцированной в Гюмри и Ереване. С другой стороны, были установлены партнерские отношения и с западными странами. Внешняя политика не преследовала цели обвести «вокруг пальца» сильных мира сего. Так, до заключения договора о дружбе и сотрудничестве с Францией, во избежание разночтений, его текст был направлен военно-политическому союзнику в Москву.

Вообще внешнюю политику Армении при Л.Тер-Петросяне, в отличие от внутренней, можно охарактеризовать как успешную. И сам президент был хорошим переговорщиком: знание множества иностранных языков располагало к нему партнеров.

1990-е были лихими не только в России, но и в Армении. Руководству страны приходилось контролировать ситуацию в экономике в условиях войны, блокады сухопутных коммуникаций и жесточайшего энергетического кризиса, при этом проводить реформы и работать в режиме системного давления со стороны тогдашней оппозиции. Речь идет об АРФ «Дашнакцутюн» и партии «Национально-демократический союз».

Все сложности переходного периода наложились друг на друга, начиная от развала плановой экономики и обвала производства, ваучерной приватизации, криминальных разборок и кончая «темными и холодными годами». Последний слоган стал рефреном пропаганды против первого президента и его сторонников.

Тем не менее, Армения и Нагорный Карабах не только выжили, но и одержали победу. Очевидно, что это было результатом не только стойкости и мужества народа, но и, как минимум, неплохого государственного менеджмента. И несмотря на объективные трудности, следствием которых и стали «темные и холодные годы», первый президент Армении осенью 2007 года попросил за них прощения у народа. Он также публично признал некоторые ошибки своей кадровой политики. Прежде всего, это касалось назначения на пост премьер-министра в 1997 году Р. Кочаряна – впоследствии второго президента страны.

Высокую оценку деятельности Л. Тер-Петросяна на посту президента в 1996 году дал даже бывший первый секретарь КП Армении К. Демирчян (1974-1988 гг.). Как опытный руководитель он прекрасно понимал, через какие трудности прошел первый президент Армении в первой половине 1990-х гг.

Однако Л. Тер-Петросян и его команда так и не смогли сформировать устойчивых политических и экономических правил игры, и это самый справедливо критикуемый недостаток его правления. Речь, в частности, идет об общенациональных выборах, итоги которых постоянно оспаривались начиная с 1995 года (исключение составляли, пожалуй, парламентские выборы 1999 года). А спустя 10 лет после своей отставки и сам первый президент оказался в роли оспаривающего итоги президентских выборов. Впрочем, итоги президентских выборов 2008 года поставила под сомнение и ОБСЕ, а иск Л. Тер-Петросяна находится в ЕСПЧ.

Самый сложный и драматичный эпизод биографии первого президента – его уход в отставку в 1998 году, к счастью, бескровный. Среди экспертов преобладает версия о том, что главной причиной отставки был раскол внутри элиты из-за разногласий по вопросу урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Первый президент был сторонником т.н. поэтапного варианта урегулирования, а его оппоненты (премьер-министр Роберт Кочарян, министр внутренних дел и национальной безопасности Серж Саргсян, министр обороны Вазген Саргсян и тогдашнее руководство НКР) были сторонниками пакетного варианта.

С этой версией в целом можно согласиться, но, на наш взгляд, поэтапный вариант появился именно для того, чтобы спровоцировать этот раскол. Напомню, что в 1996 году президент и вице-президент США Билл Клинтон и Альберт Гор после подписания в 1994 году «контракта века» (о совместной разработке с западными компаниями нефтяных месторождений «Азери», «Гюнешли» и «Чираг» в азербайджанском секторе Каспийского моря) оказывали системное давление на Л. Тер-Петросяна, требуя от него согласиться на статус расширенной автономии Нагорного Карабаха в составе Азербайджана.

Это требование было оформлено в проекте заключительного документа Лиссабонского саммита ОБСЕ (1996 г.). Л. Тер-Петросян наложил вето от имени Армении на этот пункт решения. Совершенно очевидно, что сильные мира сего не могли простить ему этого шага. Вопрос отставки первого президента стал вопросом времени. Весь 1997 год был посвящен системному давлению на Ереван, с тем чтобы добиться перевода переговоров в двусторонний формат. Этого не получилось – Тер-Петросян и его администрация полагали, что краеугольным камнем конфликта является статус Нагорного Карабаха, выдержавшего чудовищные испытания в первой половине 1990-х и имевшего полное право на участие в переговорах.

Так и появился поэтапный вариант урегулирования, который и вызвал раскол в правящей элите Армении и НКР. Интересно, что решающую роль в подготовке и реализации процесса отстранения Л. Тер-Петросяна от власти сыграла тогдашний ответственный сотрудник Госдепартамента США Виктория Нуланд, отвечавшая за политику США в отношении России и стран Южного Кавказа. Те, кто интересуется происходящим на постсоветском пространстве, хорошо знают это имя. Да, речь идет о нынешнем заместителе государственного секретаря по делам Европы и Евразии.

После ухода в отставку Л. Тер-Петросян работал над фундаментальной монографией «Армяне и крестоносцы» (в свет вышло 2 тома из 6 заявленных автором) и практически не выезжал из страны в течение 10 лет. Состоялась лишь одна поездка в Великобританию, куда он был приглашен на открытие новой армянской церкви в Лондоне, и вторая – в США, на открытие библиотеки Клинтона, куда были приглашены президенты стран мира, чей срок легислатуры совпал со временем нахождения у власти 42-го президента США). В течение своего затворничества Л. Тер-Петросян дал лишь одно небольшое интервью.

В 2007 году он принял решение вернутся в политику и баллотироваться на президентских выборах 2008 года. Решение было мотивировано стремлением восстановить конституционные формы управления Арменией, которые, по его мнению, были нарушены, непростой экономической и социальной ситуацией в стране, высоким уровнем коррупции и рядом насущных проблем во внешней политике.

Чем закончились те выборы и как они проходили – известно. Последовавшие затем акции протеста сторонников Л. Тер- Петросяна закончились кровавой бойней в центре Еревана 1 марта 2008 года и гибелью 10 человек. Действующий президент Р. Кочарян ввел режим чрезвычайного положения сроком на 20 дней и привлек к исполнению этого режима армию, что запрещено Конституцией. События 1 марта 2008 года и гибель 10 человек не расследованы и по сей день. Все попытки парламентской оппозиции добиться создания специальной комиссии по расследованию этого преступления, а также деятельности правоохранительных органов блокируются парламентским большинством в лице Республиканской партии (ее руководителем является действующий президент).

Несмотря на то, что следствие не было проведено, не было и суда, в ряд исторических «работ» уже включена версия власти о том, что виновными в этой бойне являются сторонники Л. Тер-Петросяна, которые якобы хотели организовать очередную «цветную революцию» на постсоветском пространстве.

Для понимания того, что произошло 1 марта 2008 года, следует ознакомиться с докладом «Группы по сбору фактов», которая была создана по указу президента, но после первого же опубликованного доклада распущена им летом 2009 года. Доклады членов «Группы» от оппозиции были опубликованы в течение 2009-2010 гг. Кроме того, был снят двухсерийный документальный фильм-расследование «Потерянная весна Армении» (автор Тигран Паскевичян), который проливает свет на многие темные стороны событий 1 марта 2008 года. Отметим, что ни одна телекомпания Армении не рискнула показать этот фильм в своем эфире.

Интересна и другая деталь: из публикаций сайта WikiLeaks стало известно, что посольство США и в 2008 году, и позже поддерживало во время президентских выборов совсем не Л. Тер-Петросяна и его сторонников.

И еще одна важная информация, связанная с событиями 1 марта 2008 года в Ереване. В июне 2010 года Международный уголовный суд в Гааге зарегистрировал иск «Граждане Армении против экс-президента Роберта Кочаряна». Под иском в 280 страниц (еще 4500 страниц составляет приложение из различных документов, посвященных событиям 1-2 марта 2008 года) подписались 50 тысяч граждан страны.

В декабре 2012 года Л. Тер-Петросян отказался выставлять свою кандидатуру на очередных президентских выборах (февраль 2013 года), сославшись на преклонный возраст. Однако затем ясно дал понять, что может включиться в борьбу за президентский мандат, если страна будет близка к хаосу. Ранее Л. Тер-Петросян заявлял, что выставит свою кандидатуру только в одном случае: если за мандат будет бороться другой экс-президент – Р. Кочарян.

Все заявления первого президента указывают на то, что он остается действующим политиком и руководителем парламентской партии «Армянский национальный конгресс» (АНК, партия социально-либеральной политической ориентации), организованной на базе АОД и движения «Армянский национальный конгресс» в начале 2013 года.

Последнее публичное выступление Л. Тер-Петросяна состоялось на многотысячном митинге оппозиционной парламентской «тройки» 24 октября прошлого года (партнерами АНК по «тройке» являются партии «Процветающая Армения» и «Наследие»). Первый президент разъяснил присутствующим, почему Армения должна стать членом Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Своими голосами в парламенте фракция АНК поддержала ратификацию договора о членстве страны в ЕАЭС.

«Тройка» и ее лидеры добиваются досрочной смены власти в Армении через внеочередные президентские и парламентские выборы, выступают против конституционных реформ, предлагаемых администрацией С.Саргсяна. Наверняка первый президент и возглавляемая им партия будут активными участниками этих политических процессов.

Давид Петросян, независимый журналист

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 34 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Глубокоуважаемый Левон Акопович! Поздравляю Вас с Вашим ПРЕЗИДЕНТСКИМ ЮБИЛЕЕМ!!! Вы славный сын АРМЯНСКОЙ НАЦИИ, борец за возрождение АРМЕНИИ И АРЦАХА, замечательный ученый, полиглот, писатель, политик и конечно, навсегда ПЕРВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ АРМЕНИИ! СЛАВА ВАМ! ВЫ – НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ АРМЕНИИ! Долгих лет жизни Вам! Размик Раганян – Воин Базиликов.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты