№2–3 (254–255) февраль 2015 г.

Кардинал Григорий Агаджанян

Просмотров: 3326

В истории известно множество примеров, когда армяне, нашедшие волею своей трагической судьбы пристанище в разных странах мира, благодаря своему таланту и честолюбию становились государственными, общественно-политическими, военными, дипломатическими деятелями, известными фигурами в сфере науки, литературы и искусства. Многие из них сыграли выдающуюся роль, занимали высокое положение, внесли внушительный вклад в административную, духовно-культурную иерархию Рима, Византии, а позже Франции, Российской империи и других стран. Миссия некоторых из них, зачастую общечеловеческая, выходила за пределы интересов родного этноса и приютивших их стран, что принесло им славу и стало их визитной карточкой. Большинство из них по мере возможности содействовали соотечественникам, Армении.

Некоторые из наших известных предков за пределами исторической родины, в другой мультикультурологической среде, придерживаясь разных вероисповеданий, становились на чужой земле своеобразными апостолами, зачастую формирующими ценности и характер жизни других народов, удостоившись их уважения и почитания.

Тем, кто интересуется этим вопросом, посоветуем ознакомиться с вышедшей недавно книгой Альберта Исояна «Земля обетованная». В этой объемной работе содержится более трех сотен мнений, начиная с глубокой древности до наших дней, об Армении, армянском народе, давшем цивилизации выдающихся деятелей, выраженных иностранными путешественниками, историографами, военными, государственными, церковными деятелями, а также деятелями культуры и науки.

В качестве примера представляем читателю одного из знаменитых наших соотечественников, ватиканского кардинала Григория Петра Агаджаняна (1895-1971 гг.).

Григорий Агаджанян родился в 1895 году в Ахалцихе. После, рукоположения в священники в 1917 году он перебирается на остров Святого Лазаря в Венеции, после чего – в Рим. В 1937?г. на Синоде армянских католиков был избран патриархом Киликийским, приняв имя Григорий-Петр XV. В этот период у него уже был достаточно высокий авторитет, распространявшийся за пределы его общины.

В 1941-м Папой Римским он был рукоположен в кардиналы Ватикана (в Ватикане до этого был еще один армянин-кардинал), после чего владевший несколькими языками и являвшийся знатоком нехристианских религий Агаджанян был назначен на пост префекта действующей при Папе миссионерской конгрегации «Пропаганда веры» (идеологическая организация. – Авт.). Это был высокий пост, так как религиозно-политическая роль Ватикана была очень велика: кардиналы, особенно в Европе, имели абсолютную моральную власть над личностями (в том числе самыми высокопоставленными), что при необходимости могло преобразиться в политическую власть. За оказанную Советскому Союзу, и в частности члену его семьи – Армении и проживавшим в Европе армянам, не только моральную помощь во время Второй мировой войны, в самой ее трагедийно-героической фазе – Великой Отечественной считаем уместным обратиться к жизни кардинала Григория-Петра Агаджаняна.

2 марта 1939 г. по наречению Пия XII (1939-1958) трон Папы Римского занимает сторонник заключения конкордата с нацистской Германией, государственный секретарь, кардинал Эудженио Пачелли. Характерно, что до этого он в течение 12 лет занимал должность папского нунция в Германии, что, как оказалось, не прошло даром. Будучи убежденным германофилом, он даже в Риме окружил себя немцами, за что и заслужил саркастическое прозвище «немецкий папа». В свое время открыто симпатизирующий Гитлеру, Муссолини и Франко, а также сотрудничающий с ними Папа Римский Пий XII, лелеющий золотую мечту об уничтожении коммунизма, скончался в 1958 г.

Разница между политическими мировоззрениями Папы Римского и кардинала Агаджаняна была довольно существенна. Факты свидетельствуют о том, что, в отличие от католической церкви и восседавшего на престоле ватиканского государства ярого антикоммуниста Папы, влиятельный ватиканский кардинал Агаджанян думал и во многом действовал по-другому. Следуя не только христианским гуманным заповедям, а также будучи сыном народа, ставшего жертвой турецкого армяноненавистничества, Агаджанян органично был против фашизма, пропагандирующего агрессивную расовую дискриминацию, собственную исключительность. Он был пацифистом и этими своими взглядами ставил под угрозу свою карьеру.

Он сыграл особую роль в деле обеспечения безопасности армянских общин стран, оккупированных и находящихся под контролем фашистского режима, облегчения участи и возможного сохранения жизней армянских военнопленных в фашистских концентрационных лагерях. К сожалению, армянам, живущим в Европе, мало что известно о деятельности кардинала, так и о деятельности с его ведома его соратника – предводителя Мхитарянцев Вены, архиепископа Месропа Апозляна Комахана – в первую очередь в оказании помощи и спасении армянских военнопленных во время войны.

В 1958 г., после смерти Папы Пия XII, пользующийся большим авторитетом 63-летний кардинал Агаджанян являлся самым вероятным кандидатом на престол (папабиль). Однако, как известно, это были самые ожесточенные годы холодной войны, и на престоле Святого Петра не мог оказаться священнослужитель, не являющийся итальянцем, тем более имевший армянские корни, «владевший языком Кремля», «русский», «имевший родственные связи в Стране Советов и кровные связи в социалистическом лагере».

Через пять лет после этого имя уже занимавшего высочайший пост декана Конклава кардиналов Агаджаняна упоминалось в 1963 году, по мнению прессы и экспертов, в качестве самого вероятного кандидата на пост главы первосвященника католической церкви – самый высокий и неоспоримый абсолютный пост в мире – в качестве преемника умершего очередного Папы Ронкаля.

Сведущий, широко образованный, одаренный дипломатическим талантом и пользовавшийся славой благочестивого священника, кардинал Агаджанян являлся ярким образом как для своих коллег, так и широких кругов верующих. Многих восхищало то, что он являлся полиглотом: он в совершенстве владел целой дюжиной языков, в том числе русским и грузинским. В первую очередь, это давало возможность считать Агаджаняна одним из самых вероятных «папабилей».

На этот раз Агаджанян стал фаворитом папского престола благодаря своему… «русскому» происхождению: в этот период в напряженных отношениях Ватикана и Кремля по геополитическим соображениям произошел положительный сдвиг. Пиком отношений стал визит дочери Н. Хрущева Рады и ее мужа – небезызвестного А. Аджубея (многие, особенно за пределами страны, знали, что он вероятный кандидат на пост министра иностранных дел Советского Союза) в Ватикан, не имеющий дипломатических отношений с Советским Союзом. Отметим, что в послевоенные годы в Советском Союзе значительно смягчилась политика по отношению к церкви. Более того, было принято решение сделать Москву «всемирным центром православия» в противовес Ватикану.

Прием со стороны самого представительного лица папства – Агаджаняна – и диалог с ним проходил непринужденно, без помощи переводчика. Аджубей хорошо знал, что Агаджанян был против буржуазии и ее идеологии – протестантства. Знал также, что он был принципиально против часто звучащих призывов к новым «крестовым походам» против СССР. Он был осведомлен, что Агаджанян возглавляет основанную еще в 1612 г. ватиканскую сверхважную структуру «Распространение веры», которая была призвана скорректировать политику папства, приспособить ее к требованиям времени, с учетом реалий международной социальной системы, подъема национально-освободительного движения, умножения рядов сторонников мира и прочего. А также модернизировать его идеологию и воззрение, социально-экономические взгляды, обряды, а в дальнейшем посеять оптимистические настроения в отношении православия, а одновременно российского государства, продолжительное время отрицательно, даже враждебно настроенного против всемирного религиозного господства католической церкви.

Пусть не покажется апокрифическим отклонением от контекста описание встреч Агаджаняна со знаменитыми нашими соотечественниками Анастасом Микояном и Арамом Хачатуряном. В начале 60-х годов прошлого столетия самый всесильный первый заместитель председателя Совета Министров Советского Союза, член советского ареопага – Политбюро ЦК КПСС Анастас Микоян находился с официальным визитом в Италии. В планы визита входила также важная встреча с Папой Римским Павлом Вторым. Встреча проходила на русском языке (Папа был поляком), при высказывании каждой мысли понтифик смотрел на своего коллегу, который кивком делал знаки одобрения, делал некоторые поправки на том же русском. Последний в конце встречи неожиданно обратился к А. Микояну на армянском, после чего А. Микояну становится ясно, с кем он имеет дело. Рассказывают, что он, вероятно, обходя вопрос высокопоставленного соотечественника относительно вероисповедания, в присутствии журналистов объявил: «Господин Микоян, веру можно выбрать, а родину и национальность нет». Не довольствуясь сказанным, добавил: «Различия в исповедании не должны быть основой для национального сознания».

В момент прощания Агаджанян обратился к соотечественнику, сказав, что на родине живет его сестра Лиза, которую он давно не видел, и попросил содействия и помощи в ее приезде к нему в Ватикан. Возвратившись, А. Микоян исполнил просьбу кардинала. Елизавета Агаджанян-Папикова оказалась в Риме. Отметим, что сразу же по ее приезде в офисе всевидящего итальянского разведывательного управления СИФАР, беспрекословно выполняющего указания ЦРУ США, была создана одноименная папка с разведывательными данными.

Следующий эпизод. Во время триумфальных постановок на европейских сценах балета «Спартак» произошла встреча великого композитора с влиятельным кардиналом по просьбе последнего. Арам Ильич комментировал эту встречу с нескрываемым восхищением: «Я атеист, но являюсь сыном народа, первым официально принявшего христианство, и, следовательно, не мог не встретиться с моим знаменитым соотечественником-священнослужителем. Во время этого сердечного приема, – вспоминает он, – большое впечатление произвела осведомленность высокопоставленного служителя церкви в классической музыке, в том числе армянских и русских композиторов. Он высказал слова похвалы о моем балете, считая монументальным образ Спартака – «борющегося за свободу великого мятежника», связывая его с прошлым и будущим нашего народа, живущего с мечтой о свободе, с его духовной, территориальной независимостью. В своей похвале он назвал меня протонационалистом, так как в музыке я выразил «армянские национальные освободительные чувства иносказательно ярко и по-европейски».

Продолжая мысль, отметим, что, когда уже была готова церемония восшествия на престол избранного нового понтифика, события получили другое течение. В дело вмешалась американская разведка, втянув в дело итальянские спецслужбы. Наперекор поборникам диалога с могущественным социалистическим лагерем вопрос о бесспорном кандидате был политизирован. В правящих кругах Италии разгорелось чувство «национальной ревности» по поводу целесообразности иметь Папу-неитальянца, активизировались личные противники кандидата и ватиканские антисоветские силы. Прения все раскалялись и распространялись. В дело вмешались представители религиозных кругов – как умеренные, так и консерваторы. Агаджанян был среди них своим, но его приняли как чужого. В прессе распространилась мысль, что армянское происхождение Агаджаняна «чрезмерно тяжелый первородный грех» и что необходимо опасаться его «опасных» связей с коммунистами и что еще хуже – возможного воздействия «коммунистов-атеистов» на Ватикан. И еще что он неитальянец и слишком молод (60 лет) для этой должности. И что им невыгодно его папство, так как «в Европе, в частности в Италии, коммунисты уже наступают на пятки»… В прессе распространилось, что этот родившийся в СССР «красный» является «кремлевским кардиналом».

Действия Агаджаняна, направленные на обеспечение жизни живущих в Европе армян и на сохранение существования армянских военнопленных в концентрационных лагерях, рассматривались как прецедент сотрудничества с фашистами.

Настал момент ослабления напряжения в международных отношениях, пусть даже период шаткого сотрудничества. Несмотря на то, что чувствовалось дыхание холодной войны. В этих обстоятельствах вопрос о кандидатуре нового Папы Римского вышел за рамки принятых норм, оказавшись в центре геополитического столкновения интересов «лагерей». Подходы были разные, зачастую противоположные. По мнению американцев, Агаджанян должен был быть ярым антикоммунистом, так как его родина была оккупирована большевиками и включена в тотальную систему. Москва, в свою очередь, хотела видеть на престоле именно этого высокообразованного человека, сторонника мирного сосуществования человечества, связывающего Восток и Запад, который был необходим также для распространения своим высоким авторитетом социалистических идей в католическом обществе. Почти с такой же вариацией в высокопоставленных ватиканских кругах и в истинно итальянской политической элите стали говорить, что именно Агаджанян с его восточноевропейскими корнями, по существу исповедующий библейские принципы, имеющий широко распространенные связи, владеющий языками и знакомый с идеологией и практикой коммунизма, хорошо знаком с требованиями Запада, с сущностью и ценностями Востока. Он является той личностью, которая может содействовать ослаблению международного противостояния, быть полезным в необходимом диалоге Запада с Москвой и с увеличивающимися с каждым днем соцлагерем.

В противовес этому в Италии и на Западе были круги и консервативные деятели, которые, указывая на происхождение Агаджаняна – «почти агента советского КГБ», предупреждали об опасных связях с коммунистами, об угрозе возможного советского влияния на Ватикан. В частности, спецслужбы США озвучили, на каком «недипломатическом» языке кардинал Агаджанян в свое время общался с высокопоставленными военными их страны, внесшими большой вклад в разгром фашизма, при этом не жалея «ласковых» слов также в адрес их страны.

Добавим, что удары атеистической пропаганды вместе с противостоянием двух противоположных лагерей и влияние холодной войны дошли и до него. В том числе подобным образом Агаджанян не смог избежать критики и порицания также и в Армении. По-своему воспринимая свою миссию, Агаджанян считал, что поскольку проживающие на родине и за ее пределами части нашего народа находятся в разной географической и геополитической среде, то у диаспоры должен быть свой Католикос, а у Эчмиадзина – свой. Исходя из позиций национал-политического реализма, используя этот тактический ход как повод, многие поспешили несправедливо обвинять его в поощрении раскола между Антилиасом и Эчмиадзином, между проживающими на родине и за ее пределами. Естественно, это не соответствовало планам и усилиям Агаджаняна.

В свое время во Вьетнам по решению Ватикана отправилась авторитетная делегация, возглавляемая Агаджаняном. Целью ее был поиск возможных выходов для завершения продолжительной кровавой американо-вьетнамской войны. Сфальсифицировав истинную миротворческую цель визита, информационные агентства широко распространили, в том числе и в Советском Союзе и, конечно, в Армении, слухи, будто кардинал прибыл в страну, сражающуюся с агрессором за независимость, с целью поощрить завоевателей своим присутствием и молитвами. Явная дезинформация относительно цели миссии на этот раз тоже была использована против Агаджаняна.

В результате всего этого Агаджанян, побуждаемый необходимостью уберечь папский престол и свое имя от скандалов, придумав «оправдание» с комментариями для простых верующих, будто он является представителем небольшой христианской нации, малая часть которой проповедует католицизм (в мире насчитывает 615 млн католиков, из которых 180 млн в Европе), был вынужден отказаться от полагающегося ему законно, отозвать свою кандидатуру (говорят, он был даже избран). В результате консенсуса между кардиналами Папой Римским был избран Павел II.

Имеются свидетельства, что Агаджанян не упустил случая выступить по главному и самому чувствительному армянскому вопросу – признанию геноцида армян. Он выразил особое возмущение, когда геноцид армян турки цинично оценили как законный ответный шаг на действия армянских гайдуков. Агаджанян делал большую работу в деле межконфессионального единодушия армянской католической, апостольской и евангелической церквей. В последние годы жизни кардинал организовал историческую встречу Католикоса всех армян Вазгена I с Папой Римским. Он не упускал возможности внедрения вклада в области армянской духовной культуры: созыва бесспорного мирового культурного наследия, сохранения, популяризации и раскрытия его духовной связи с другими культурами. Он по возможности финансирует Мхитарянов Вены и Венеции, знаменитого очага армянской цивилизации, ставшего истинным научно-просветительным центром, где сохранились исключительные образцы мировой культуры, из типографии которого вышли в свет классические переводы на 36 языках, копировались редкие книги.

* * *

Агаджанян скончался после тяжелой болезни 16 мая 1971 г. в родной Левоновской семинарии в Риме. Среди многотысячных участников пышной церемонии похорон были известные политические и духовные деятели. И, конечно же, большое количество соотечественников. Его прах, в качестве исключения, покоится в усыпальнице часовни Св. Григория Просветителя. В Армении об том узнали позже, и то немногие.

Армен Овсепян,историк, политолог, член Академии гуманитарных наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 27 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты