№4–5 (256–257) март 2015 г.

Армения: либо кризис, либо «перезагрузка» внешней и внутренней политики

Просмотров: 1792

По какому пути предпочтет идти нынешняя власть республики?

Начало 2015 года в Армении ознаменовалось рядом важных событий, способных уже в краткосрочной перспективе оказать весьма существенное воздействие как на внутреннюю жизнь, так и на внешнеполитическое положение страны.

31 января на границе Армении и Нагорного Карабаха произошел тяжелый инцидент. Участники автопробега «100-летие – без режима» (имеется в виду столетие геноцида армян, будет отмечаться 24 апреля нынешнего года. – Ред.) были избиты карабахскими полицейскими и группой «неустановленных лиц в гражданской одежде». Автопробег был организован радикальной оппозиционной группой «Учредительный парламент». Акция была сорвана, видеозапись расправы попала в сеть и вызвала существенный резонанс. Провластные комментаторы и политики утверждали, что оппозиции не следует втягивать во внутренние коллизии «фронтовой» Нагорный Карабах. Однако это никак не оправдывает чрезмерную силу, примененную против активистов. В целом инцидент весьма негативно оценен общественным мнением, что заставило армянский парламент сформировать междепутатскую группу для расследования происшедшего. С аналогичной просьбой обратился к своему коллеге, карабахскому омбудсмену, и защитник прав человека в Армении Карен Андреасян.

Вскоре после этого в Абовяне (город-спутник Еревана), прошел форум т.н. невластных политических сил, общественных организаций и гражданских инициатив. Мероприятие было организовано лидером партии «Процветающая Армения» (ППА), ведущим олигархом страны Гагиком Царукяном (кстати, город Абовян, как и Котайкская область, центром которой он является, давно уже являются вотчиной этого миллиардера). ППА, которая некогда входила в правящую коалицию вместе с Республиканской партией (РПА) президента Сержа Саргсяна, в последнее время все более радикализируется. Достаточно резкое и даже ультимативное выступление Царукяна, его обещание продолжить и расширить череду массовых митингов в столице и в провинции многие расценили как достаточно внятную заявку на власть. Так, например, олигарх заявил об актуальности проведения внеочередных выборов, ибо «чаша терпения народа переполнена». Впрочем, в качестве альтернативы Царукян не исключил формирование по итогам очередных выборов новой правящей коалиции «нового качества», с «новыми лицами», поскольку от старых политиков люди устали. А если власть не согласится с этими требованиями, так будет «достаточно одного неосторожного слова, чтобы люди вышли на улицу». Понятно, что молвить это слово способен именно сам Царукян. Но может и промолчать, если власть пойдет ему навстречу и решится на формирование очередного коалиционного правительства.

Власть, однако, настроена достаточно решительно и пока ни к какому компромиссу явно не склонна: спикер парламента Галуст Саакян категорически осудил программную речь олигарха. Но ведь не словом единым… Почти сразу же после этого неизвестные вооруженные лица в масках в центре Еревана похитили и жестоко избили?активиста движения «Касецум» («Пресечение»), члена политсовета ППА Артака Хачатряна. Политсовет партии распространил заявление, в котором расценил происшедшее как «наглый и циничный вызов политическим силам и обществу» и возложил ответственность на политическое руководство страны, отметив факт «участившихся нападений на политических, общественных деятелей и активистов». Важный нюанс: в заявлении отмечается, что сторонники ППА и партийные функционеры в областях предлагают направиться в столицу для проведения акций протеста, однако политсовет пока просит их воздержаться от этого. Но одновременно предложил своей парламентской фракции, второй, кстати, по численности в Национальном Собрании, «рассмотреть вопрос бойкота заседаний, пока дело не будет полностью раскрыто, а виновные наказаны». Одновременно ППА начала консультации с другими парламентскими силами по «координации дальнейших?шагов». Отметим, что движение «Касецум» объединяет представителей малого и среднего бизнеса и выступает за отмену ряда положений закона о налоге с оборота, который, по их мнению, разваливает предпринимательство в стране. И в этом случае Царукян удостоился резкой отповеди, причем теперь уже со стороны премьера Овика Абрамяна, который является его сватом. Премьер отметил, что заявление является грубой ошибкой и «результатом спешки» и что лидеру ППА следует «следить как за своими заявлениями, так и заявлениями, исходящими из его политической структуры, иначе же присутствующие в них эмоциональные нелепости мы вынуждены воспринимать как его личное мнение. В таком случае вся ответственность за проистекающие от подобных безответственных заявлений возможные тенденции и эскалации останется лично на Гагике Царукяне». С учетом известных национальных традиций, семейных реалий и взаимоотношений все это означает, что противоречия и впрямь зашли крайне далеко. Кстати, олигарх свата личным ответом даже не удостоил. За него это сделала пресс-секретарь ППА Ивета Тоноян, по словам которой все обстоит с точностью до наоборот и ответственность в случае чего падет именно на власти. Правда, при всем том одна из местных газет не без ехидства указала, что Овик Абрамян одновременно и как бы случайно встретился с Робертом Кочаряном в Москве, где побывал с рабочим визитом. Возможно, так оно и есть, да и в любом случае лично Гагик Царукян пока никак не может считаться этаким «гонимым» элементом ни в сфере политики, ни в области предпринимательства. Поэтому понятно, что его ощутимая радикализация связана не с чем иным, как с очередным всплеском «подковерной» активизации истинного лидера и создателя ППА – второго президента республики Роберта Кочаряна. Последний, кстати, также недавно выступил с резкой критикой действующих властей и проводимого ими социально-экономического курса.

Некоторые наблюдатели считают, что в Армении складывается довольно запутанная ситуация, но это не так. Подоплека происходящего достаточно ясна. Вступление республики в ЕАЭС означает, в числе прочего, что впредь рассчитывать на существенную финансовую «подпитку» со стороны ЕС и Запада в целом уже не приходится. Единственным серьезным источником поступления средств в страну становится Россия. Учитывая, что как действующие, так и стремящиеся к власти силы в Армении являются совершенно пророссийскими, можно сделать вывод, что борьба между ними обостряется не по каким-то загадочным экзистенциальным причинам, но лишь в свете предстоящей «дележки российского пирога» в просчитываемом будущем. Никаких иных более реальных оснований для требований о создании новой властной коалиции нет, ибо, если вникнуть в смысл выступлений лидеров оппозиции и очистить их (выступления) от неизбежных стенаний по поводу тяжкой судьбы страны и народа, упоминаний о тупике, в который завели власти, то становится ясно, что серьезных альтернатив в политико-экономической области она не предлагает. Да и вряд ли это возможно в силу прочно сложившихся всеохватных обстоятельств, в которых ныне очутилась Армения.

В свете всего этого особое значение приобретают перспективы армяно-российских отношений. И вот тут также прорисовываются определенные проблемы. Явственным показателем этого стало голосование в ПАСЕ по резолюции относительно лишения России права голоса. Армянская делегация Россию не поддержала – трое из семи делегатов воздержались, остальные попросту проигнорировали это важное заседание. Не случайно московские комментаторы расценили этот шаг в качестве инспирированного Ереваном (тем более что из присутствующих в зале трех армянских делегатов двое являются членами правящей РПА) – с целью показать Москве свое недовольство политикой России в вопросе, в частности, карабахского урегулирования. Это, однако, стало очень серьезной, на наш взгляд, ошибкой, особенно с учетом того, что делегации Турции и Азербайджана консолидированно выступили в поддержку России. За что, кстати, удостоились благодарности и похвалы со стороны спикера Госдумы Сергея Нарышкина.

По этому поводу высказываются самые разные догадки. Ереван недоволен тем, что убийца семи человек в городе Гюмри, солдат 102-й российской военной базы в Армении Пермяков после задержания при попытке перейти турецкую границу не был передан армянской стороне. Он остается в заключении на базе, и его будет судить российский военный трибунал, хотя в договоре о дислокации 102-й РВБ в Армении подобная коллизия предусмотрена и предполагает передачу виновного военнослужащего армянской стороне, так как преступление совершено за пределами базы и направлено против граждан Армении. Кроме того, армянская сторона с неудовольствием следит за растущим военно-техническим сотрудничеством России с Азербайджаном, намерением Москвы обучать азербайджанских офицеров в своих профильных вузах. Такая нота в двусторонних взаимоотношениях проскальзывает давно, и чем дальше, тем она слышней. Наконец, как указал российский еженедельник «Эксперт», не исключено, что «армяне воздержались потому, что не хотят портить отношения с Западом в преддверии 100-летия геноцида. Они придают настолько важное значение символическим мероприятиям, связанным с этой датой, что готовы ради них жертвовать своими реальными национальными интересами, в том числе экзистенциально важными отношениями с Россией». А поскольку азербайджанские делегаты поступили прагматично, показав, что лучше понимают «интересы России и защищают их», то и «ожидаемый прорыв в российско-азербайджанских отношениях может стать серьезнейшей проблемой для Еревана».

Совсем не случайно, что на этом фоне эксперты аналитического центра Stratfor выступили с докладом, в котором, в частности, прогнозируют возможное ухудшение армяно-российских отношений, возрастание их зависимости от развития ситуации во взаимоотношениях между Москвой и Западом. Разумеется, совершенно очевидно, что доклад аналитиков Stratfor конъюнктурен и построен не на глубоком анализе складывающейся в регионе Закавказья ситуации, а на тех надеждах, которые питают на Западе в связи с очевидным ухудшением обстановки вокруг армяно-азербайджанского противостояния. Проблема, однако, в том, что армянская сторона в последнее время и впрямь, как сказано в исследовании, «столкнулась с нарастающими трудностями в ее конфликте с Азербайджаном, в котором Россия играет ключевую роль».

Действительно, ситуация на линии противостояния в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской границе в конце прошлого – начале нынешнего года обострилась настолько, что официальный представитель оборонного ведомства Армении охарактеризовал ее как «вялотекущую войну». Обстрелы, потери среди войскового личного состава и мирных жителей приграничных сел стали повседневной обыденностью. Если за весь прошлый год, по данным ОБСЕ, на границе двух стран и на линии противостояния в Карабахе было убито менее 60 человек (причем многие – в конце 2014-го), то лишь в январе года нынешнего потери составили 12 человек и не менее 20 были ранены. Мало того, в этой войне, пусть и вялотекущей, стали просматриваться некоторые элементы, не оставляющие места для особого оптимизма в вопросе продвижения мирного урегулирования. Так, например, президент Серж Саргсян заявил, что армянская сторона станет впредь прибегать к тактике сдерживания противника путем «превентивных ударов», которые будут осуществляться «в случае крупных и угрожающих скоплений вдоль наших границ и линии соприкосновения». Практически одновременно министр обороны республики предоставил командирам подразделений на переднем крае право, оценив текущую ситуацию, принимать самостоятельные оперативные решения.

Вполне допустимо и даже наверняка такой подход повысит результативность предпринимаемых армянской стороной военных действий, однако не факт, что это позволит кардинально сократить потери среди военнослужащих и мирных граждан. Очевидно, что спираль противостояния будет раскручиваться, принимая весьма угрожающие масштабы, поскольку вряд ли Баку решит отказаться от своей позиции на переговорах, построенной на разрушительном, совершенно деструктивном принципе «всё или ничего». Несомненно, в Армении это понимают. Поэтому встает вопрос: в чем причина подобного – пусть даже невольного и навязанного – стремления к вероятному обострению обстановки?

Причин, как представляется, две. Во-первых, плачевное социально-экономическое положение страны, растущее недовольство широких масс населения заставляют власть пытаться канализировать опасный протест в русло военно-патриотического «общенационального сплочения». Одновременно это в какой-то мере нейтрализует «ответственную оппозицию» (ППА и ее ситуативные союзники), поскольку «из патриотических соображений» затрудняет рост ее активности в свете внешней угрозы. Во-вторых, не исключено, что таким образом Ереван стремится подвигнуть Москву занять более однозначную позицию в процессе карабахского урегулирования, расширив военно-политическую поддержку своего стратегического союзника.

В обоих случаях такая политика выглядит, мягко говоря, весьма недальновидной в силу ее очевидной рискованности. Дальнейшее обострение военной обстановки, рост человеческих потерь на фоне ухудшающегося положения в стране способны не столько консолидировать общество, сколько, наоборот, еще более повысить градус недовольства властью. Чем та же оппозиция, безусловно, воспользуется. Также Азербайджан может прибегнуть к широкомасштабным военным действиям не на границе двух стран (в каковом случае Россия, согласно двустороннему договору, обязана вмешаться), а в Карабахе, где российское военное вмешательство исключено. Более того, подобная ситуация может актуализировать известные устремления относительно ввода в регион международного миротворческого контингента. При любом раскладе он не может состоять только и исключительно из российских войск. Очень сомнительно, что российская сторона одобрит такие подходы Еревана.

Все изложенное заставляет сделать вывод, что как внутренняя, так и внешняя политика Еревана в настоящее время нуждаются в определенной «перезагрузке», в противном случае положение власти, а следовательно – и страны будет становиться все более неустойчивым.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты