№4–5 (256–257) март 2015 г.

Гурген Маргарян раскрыл жалкий и подлый образ своего убийцы

Просмотров: 1581

Это было где-то в середине февраля 2004 года. Мы (активисты Карабахского движения, члены партии «Дашнакцутюн», беженцы из Сумгаита и Баку, студенты ереванских вузов и многие другие соотечественники) готовились к проведению очередного традиционного митинга памяти жертв Сумгаита и Баку. Однако вечером девятнадцатого февраля весь мир обошла чудовищная весть о том, что в Будапеште, где в рамках миротворческой программы НАТО проводились занятия молодых военнослужащих из разных стран мира, азербайджанский офицер топором отрубил голову своему спящему коллеге. Убил только потому, что тот был армянином.

У нас, у организаторов предстоящего митинга, были уже готовы на разных языках лозунги и призывы: «Сумгаит-1988, Баку-1990, Нью-Йорк-2001 – это звенья одной цепи», «Ненаказанный Сумгаит порождает новые Сумгаиты», «Ходжалу – зловещая огневая точка», «Г-да Путин, Буш и Ширак, ознакомьтесь с искренними признаниями бывшего президента Азербайджана Муталибова и турок-месхетинцев, что было на самом деле с огневой точкой Ходжалу».

В тот день мы уже знали, что придется изменить тексты наших выступлений. Появились новые лозунги: «Палач Сафаров – жертва азербайджанской идеологии армянофобии», «Будапешт-2004 еще раз доказал, что нет проблемы Карабаха, есть проблема Азербайджана», «Сумгаит-1988, Баку-1990, Будапешт-2004 – это закономерность, подтверждающая, что нет альтернативы независимости Нагорно-Карабахской Республики», «Минская группа по карабахскому урегулированию должна знать, что убийство Гургена Маргаряна в Будапеште – это плановая антиармянская акция, часть детально разработанной программы Баку».

С тех пор прошло много времени. Однако каждый год 19 февраля мы собираемся у могилы Гургена, повторяя одни и те же слова, стараясь хоть как-то успокоить душу родителей армянского офицера, причисленного к лику великомучеников, разделить боль и горечь родных и близких. Разумеется, все это важно. Речь, в конце концов, идет о долге, о памяти. Хотя мы осознавали, что этого недостаточно.

Мне кажется, вся беда в том, что Будапешт, вставший для нас в один трагический ряд с Сумгаитом и Баку, многими воспринимается лишь как некий населенный пункт, где совершилось очередное «банальное» преступление. Убили спящего молодого человека, и мир молчал. Мир давно привык к тому, что так всегда бывало – турок убивает невинных христиан, оставаясь безнаказанным. Прошли годы, и мало кто уже помнит об этом жестоком убийстве.

Все мы знаем, что Азербайджан по делу палача с топором на государственном уровне выработал циничную концепцию, озвученную бакинским адвокатом А. Исмаиловым – одним из ненаказанных «героев» Сумгаита, представляющим на суде интересы семьи Сафарова. Суть этого циничного тезиса сводится к тому, что «пока карабахский конфликт не будет урегулирован, подобного рода случаи будут повторяться впредь» («Зеркало», 10 марта 2004 года). А ведь будапештский суд, Минская группа, многие так называемые заинтересованные стороны волей-неволей очень даже считались с этим, так сказать, «тезисом».

Историк Гайк Демоян, представлявший Министерство обороны Армении на судебных слушаниях по делу об убийстве армянского офицера Гургена Маргаряна, задался тогда вопросом: «... а вы не задумались о судьбе тех азербайджанцев, которые живут и обучаются за границей вообще или конкретно в том же Будапеште? Может, думаете, что армяне – не азербайджанцы, а посему они не опустятся до уровня Сафарова и Сафаровых?»

А ведь Сафаровы безнаказанно орудовали еще в Азербайджанской ССР задолго до того, как требования карабахцев прозвучали во весь голос, и наверняка никто на будапештском суде ничего не знал о зверствах азербайджанцев против армян, живущих на своей исторической территории, вошедшей в состав новосозданной в начале XX века, по сути, турецкой республики, названной советским Азербайджаном. Кто сегодня помнит о судьбе большой группы карабахских писателей и деятелей культуры во главе с историком Багратом Улубабяном, которых руководство Азербайджана насильно выселило из Арцаха только за то, что они отправили в политбюро ЦК КПСС письмо с требованием о присоединении армянской автономной области к Армянской союзной республике. Кто сегодня помнит, к примеру, о трагической судьбе армянского памятника Бананц Дашкесанского района (Елизаветпольская губерния, Гардманк)? В середине 60-х годов прошлого столетия азербайджанские вандалы разрушили этот уникальный памятник односельчанам-армянам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, и бросили ночью на развалины скульптуры труп зарубленного топором армянина. Выдающийся ученый-философ, заведующий кафедрой философии Московского государственного университета, один из самых активных провозвестников Карабахского движения Грант Епископосов много лет кряду упорно занимался вопросом памятника героям армянского Бананца, но политбюро ЦК КПСС отвечало молчанием.

Безнаказанность варварства и вандализма азербайджанцев безмерно умножала число жертв и фактов осквернения армянской культуры. В Мартунинском районе (Арцах) средь бела дня азербайджанцы убили восьмидесятилетнего пахаря-армянина, нанеся сзади смертельный удар по голове. Убийцы были задержаны милицией. Однако в тот же день их отпустили на свободу по распоряжению Баку (так трактовались провозглашенные в Москве и Карсе в 1921 году широкие полномочия армян в Нахиджеванской Автономной Республике и Нагорно-Карабахской автономной области).

Шестнадцатилетнюю армянскую девушку ублюдки из Агдама подвергли групповому изнасилованию и мертвое тело с бесчисленными ножевыми ранениями ночью бросили в Степанакерте на вечный огонь Мемориального комплекса памяти погибшим во Второй мировой войне. Никого из злодеев не осудили.

В арцахском селе Карадаоглу учитель азербайджанской школы Аршад Мамедов вместе с группой сподвижников топором убили восьмилетнего армянского мальчика Нельсона Мовсесяна. Для азербайджанского учителя одного топора оказалось мало. По его команде малышу выкололи глаза, боясь, что в них останется, как на фотобумаге, отражение убийцы. На сей раз убийцы были задержаны. Даже могущественный председатель КГБ Азербайджана Гейдар Алиев ничего не смог поделать. Однако именно Алиев дал распоряжение проводить судебные слушания в самом Степанакерте под открытым небом. Там же была организована кровавая провокация, в результате которой был убит глава преступной банды Аршад Мамедов, а армянские юноши были приговорены к смертной казни или пятнадцати годам лишения свободы.

Так что довольно цинично выглядит трусливо-угрожающий намек, мол, пока карабахский конфликт не будет урегулирован, конечно, в пользу Азербайджана, Сафаровы будут размахивать топорами. Если уж говорить о пресловутом «пока», то пока в первую голову надо действенно думать о судьбе... самого Гургена Маргаряна. Да, о его судьбе. Убит юноша только потому, что родился армянином. На его месте мог бы быть любой другой армянин – каждый из нас на всех пяти континентах. Оскорбительно, унизительно, непростительно молчать, когда освобожденный за миллиард долларов из-под стражи убийца Гургена, повышенный в офицерском звании, ставший общенародным героем, поднявшийся до уровня кумира для азербайджанской молодежи, на глазах у всего мира возлагает цветы к могиле организаторов и исполнителей геноцида армян в Сумгаите и Баку. Этот самый мир по большому счету молчал и молчит до сих пор. Интересно, как при такой патологической звериной антиармянской психологии Алиев, глядя в глаза сопредседателям Минской группы, со своими лисьими повадками льстиво гарантирует армянам Карабаха мир и прорву полномочий.

Так что мы не можем молчать, когда на глазах у индифферентного мира палач принимает цветы из рук самого президента, принимает накопленную за восемь лет зарплату, цепляет новые звезды на погоны. Это видит весь мир, видят и родители Гургена. Видит и молчит Организация Объединенных Наций, несущая ответственность за строгое выполнение принятых Генеральной Ассамблеей конвенций о правах человека, о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

В этих документах черным по белому написано, что к определению геноцида неприменим принцип арифметики. Так что Гурген Маргарян – жертва геноцида. Это значит, что палач должен быть наказан в обязательном порядке, и не только как простой уголовник. И вдруг при молчаливом согласии мировой общественности в лице соответствующих структур ООН не только освобождают преступника, осуществившего геноцид, но и возводят его в ранг национального героя. В Азербайджане растет поколение, для которого убийство армян – это геройство, а Минская группа спокойно выслушивает обещания президента Азербайджана о широкой автономии для армян Карабаха. И на таком циничном фоне Минская группа собирается не сегодня завтра найти компромисс и приступить к решению проблемы Карабаха в рамках мадридского или какого-нибудь другого документа.

Как можно продолжать обсуждение «Основополагающих принципов мирного урегулирования противостояния в Нагорном Карабахе», когда в ходе трудных поисков путей выхода из создавшейся ситуации президент Азербайджана просто покупает освобождение трусливого преступника! Как сопредседатели Минской группы по карабахскому урегулированию будут рассматривать пункт мадридского документа «вывод армянских вооруженных сил из прилегающих территорий бывшей НКАО», молчаливо закрывая глаза на преступления Азербайджана перед человечеством, а с другой стороны – предлагать вывести войска, являющиеся единственным гарантом безопасности мирного населения «бывшей НКАО»?!

Я думаю, многоуважаемые сопредседатели Минской группы по карабахскому урегулированию, представляющие глав трех могущественных держав, первое, что сегодня должны сделать, – это на основании международных правовых норм вернуть убийцу Гургена Маргаряна в Будапешт для отбывания отмеренного венгерским судом срока. И весь ужас в том, что подобное, логически выверенное предложение кто-то воспримет как наивность, хотя в противном случае уже не будут применяться на практике самые главные аргументы человечества – принципы справедливости и морали.

Во-первых, многоуважаемые члены Минской группы должны признать, что убийство Гургена Маргаряна было государственной акцией Азербайджана. Сафаров вовсе не случайно оказался в Будапеште. Еще в начале девяностых годов он в качестве офицера проходил военную подготовку в Турции, где, как сам признавался, получил квалификацию, суть которой сводилась к тому, чтобы «убивать армян». В кавычки взяты слова, сказанные убийцей на допросе в Будапеште. «Моя цель была в том, чтобы воевать против армян и побольше убивать их, – заявил Сафаров на суде. – Я жалею, что до сих пор не убил ни одного армянина... Если бы здесь было больше армян, я бы хотел их всех убить... Если бы я был гражданским лицом, то поступил бы так же. Мое призвание – убивать всех армян». Гайк Демоян рассказывает, как венгерские следователи приходили в ужас, слушая своими ушами подобные циничные признания.

Я абсолютно уверен, во всем этом цинизме нет ничего удивительного. Палач очень даже хорошо знал, что за ним пристально следит Баку и что его «героические» слова будут взахлеб цитировать в Азербайджане. Был уверен и в том, что его спасут. Ведь ему это обещали и свое обещание сдержали.

Сегодня в Азербайджане без устали повторяют призыв, сформулированный еще много лет назад: «Поступок Сафарова станет примером патриотизма для азербайджанской молодежи». А недавно кто-то публично противопоставил «подвиг» Сафарова «предательству» писателя, автора книги «Каменные сны» Акрама Айлисли. Интересно, знают ли многоуважаемые члены Минской группы по карабахскому урегулированию, что Айлисли всего лишь честно рассказал о древнем армянском городе Агулисе в Нахиджеванской Армянской Автономной Республике? Напомним, Нахиджеван – единственное в СССР автономное образование, где не осталось ни одного аборигена, то бишь армянина, хозяина этой земли.

В 1978 году, путешествуя по Нахиджевану, Армянской ССР и Арцаху, я написал книгу «Очаг», в которой подробно рассказал о трагической истории Агулиса. Там были такие слова: «У меня в походном рюкзаке была фотография Агулиса конца XIX века. По склону пологой горы взбирается город-рай, утопающий в зелени со сверкающими куполами церквей. В Агулисе одних только мастерских, в которых творили многочисленные ремесленники, было до ста пятидесяти. Дюжина храмов, церквей, часовен – подлинные шедевры храмовой архитектуры. Богатые магазины, училище торговли, аптеки, бани, рынки, библиотеки, гостиницы. Семнадцать родников. Все разрушено. Вандалы прошли и здесь. Остались лишь холодные родники. Я стоял у подножия города, и сердце обливалось кровью. Останки архитектурных шедевров похожи на мертвые деревья. Я знаю, там, на самом верху – церковь Святого Степаноса, чуть ниже – храм Святого Товмы, рядом – Святого Минаса и Святого Христофора. Все сливается воедино. Перед глазами был туман. Придет время, и Агулис будет восстановлен. Если даже к тому времени и следа не останется на земле. Ибо на земле след может исчезнуть, но в памяти народной останется навечно. А пока пусть Агулис своим печальным видом напоминает современнику о вандалах недавнего прошлого. Агулис – память. Агулис – напоминание. Агулис перепахал мою душу...» Акраму Айлисли, можно сказать, повезло. При нем кое-что еще сохранилось в армянском Агулисе. И он рассказал об этом волшебном городе, не скрывая своего уважения к его бывшим хозяевам.

После выхода книги «Очаг» в Москву, точнее, в Кремль, полетели тысячи и тысячи писем из Азербайджана. Больше всего меня поносили за Агулис. И вот спустя долгие годы, опять же в основном из-за описания Агулиса, мишенью стал Акрам Айлисли. Читаю в газетах: «Негодование азербайджанских лжепатриотов было вызвано сочувственными тонами, в которых автор изобразил армян. Его лишили звания народного писателя Азербайджана и президентской пенсии, супруга и сын были лишены работы. Нашелся предприниматель, который обещал крупное вознаграждение за отрезанные уши писателя».

Напомним, что Агулис находится в Нахиджеванском крае, где только в одном городе Джуге на древнем армянском кладбище насчитывалось в начале XX века десять тысяч уникальных хачкаров (крест-камней), под каждым из которых покоились наши предки, армяне. Сейчас, уже при президенте Алиеве-младшем, не осталось ни одного надгробия. Из более чем двух сотен армянских церквей не осталось ни одной. В 1921 году под давлением Турции большевики создали Нахиджеванскую (Армянскую) Автономную Республику с подавляющим армянским населением. При советской власти и в годы перестройки было депортировано все коренное армянское население.

Хотелось бы узнать у сопредседателей Минской группы по карабахскому урегулированию: если согласно мадридскому документу все депортированные лица и беженцы будут иметь право на добровольное возвращение, то распространяется ли это же положение на армян-аборигенов Нахиджеванской Автономной Республики? Кто сказал, что «урегулировать» нужно только вопросы Нагорно-Карабахской Республики – Арцаха, презрев судьбу Армянской Автономной Республики Нахиджеван? Если полагают, что в Нахиджеване уже не осталось армян, то надо ответить на вопрос вопросом: «Куда подевалось аборигенное коренное армянское население?» Ведь, согласно конвенции Генеральной Ассамблеи ООН, геноцид – это не только физическое уничтожение людей, но и уничтожение исторических объектов, национальной культуры, а также создание невыносимых условий для жизни коренного населения. Напомним еще раз о том, что наказание за геноцид, включая наказание трусливого палача за убийство Гургена Маргаряна, не имеет срока давности.

Зорий Балаян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Браво Зорий Балаян Чудесно сказано и прекрасно подано Как хотелось бы увидеть эту публикацию переведенной на английский язык и напечатанной в центральной английской прессе Ведь очень многие люди не совсем представляют реальность а она здесь описана очень хорошо Многоуважаемый Зорий Балаян, Может быть Вы мне сумеете ответить на вопрос почему мы геноцид начали отсчитывать не с 1894 года а только с 1915 года? Ведь это мне кажется судьбоносной ошибкой ибо не только мы предаем забвению память более чем 300000 жерта гамидовских расправ над мирным армянским населением но уже в прошлом году должны были бы отмечать 120 летие геноцида и не только бы увидели открытие всех ватиканских архивов но и выбили бы из под ног кровавых младотурецких палачей тупейший и циничнейший аргумент что в 1915 году шла первая мировая война и армяне и турки почтрадали в равной степени
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты