№4–5 (256–257) март 2015 г.

Вазген Вартанян: Концерт будет посвящен столетию геноцида армян

Просмотров: 892

Вазген Вартанян родился в Москве; он окончил Московскую государственную консерваторию и стажировался в Джульярде (Нью-Йорк, США), где был удостоен степени магистра изящных искусств – Master of Fine Arts Degree,– получив полную стипендию на обучение. Учился у знаменитых музыкантов – профессоров Льва Власенко, Дмитрия Сахарова и Джерома Ловенталя.

Обладая обширным репертуаром, который включает в себя многие значительные произведения всех эпох, он исполнял различные сольные программы в Германии, Италии, Швейцарии, а также в Польше, Венгрии, Чехии и других странах Европы. Кроме того, он давал мастер-классы и выступал с концертами в Таранто (Италия) и Сеуле (Южная Корея), где ранее был удостоен первой премии и Гран-при на Международном конкурсе Су Ри. Как солист Вартанян также находился в центре множества концертных проектов в Большом зале Московской консерватории, Московском международном доме музыки и других основных залах России. Он также выступал в известных залах Европы, Азии и Америки, таких как Линкольн-центр и др. в Нью-Йорке, Тонхалле в Цюрихе, Консерватория им. Верди в Милане, Сеульский центр искусств и т.д.

Вартанян сотрудничал с такими музыкантами, как дирижеры Валерий Гергиев, Михаил Плетнев и Константин Орбелян, альтист и дирижер Юрий Башмет, пианист Николай Петров, а также американский композитор Лукас Фосс, принимая участие в известных фестивалях, таких как The Festival of the Hamptons и Benno Moiseevich Festival в США, Пасхальный фестиваль, фестиваль к 100-летию со дня рождения Арама Хачатуряна, фестиваль к 100-летию со дня рождения Владимира Горовица, «Дворцы Санкт-Петербурга», Моно-фестиваль Рахманинова в Светлановском зале Московского международного дома музыки, «Кремль музыкальный» в России, фестиваль Pietro Longo, фестиваль «Пульсано» (Италия) и во многих других.

– Год назад Вы представили в Большом зале Консерватории образцовую романтическую программу: в нее вошли сочинения Шопена, Листа, Шумана, Брамса. На этот раз – совсем другая программа, куда более индивидуальная. Как она составлялась?

– Прошлогоднюю программу я назвал бы не столько образцовой, сколько авантюрной: если она была интересна, то именно тем, что Соната си минор Листа и «Вариации на тему Паганини» Брамса нечасто встречаются в одной программе. Думаю, подобные вещи я буду делать все реже – слишком много информации для слушателя в один вечер. Что касается планируемого концерта, его характер в первую очередь тематический. Я очень долго думал по поводу программы на тему столетия геноцида армян; надеюсь, она будет интересна тем, что в ней присутствует музыка совершенно разных жанров, эпох, направлений, но каждое произведение звучит очень близко к этой теме. Каждый слушатель найдет в программе свой смысл, свою идею, услышав в один вечер Бетховена и Комитаса, Шумана и Бабаджаняна, Шахиди…

– Чем эта тема важна для Вас, почему Вы решили посвятить ей концерт?

– Это моя личная потребность – напомнить об этой дате, об ее особом смысле. Когда заходит речь о той противоречивой, сложной политической ситуации, в которой могла случиться эта трагедия, то видишь, что за сто лет мало что изменилось. Даже в Европе события продолжают повторяться по спирали. Эту программу я повторю в Екатеринбурге, Смоленске и других городах; мне кажется, она заслуживает того, чтобы сыграть ее не раз и не два.

– Музыку Толибхона Шахиди Вы играете достаточно часто; чем он для Вас выделяется среди композиторов нашего времени?

– Я очень ценю его как симфониста и считаю выдающимся композитором. Для меня ценно то, что он, сохраняя традиции, привитые его педагогом Арамом Ильичом Хачатуряном, твердо придерживается своих принципов, своей системы координат, несильно подвержен моде. Хотя и на его творчестве отражается фон современной музыки, от этого никуда не денешься, иначе тебя сочтут человеком, который отстал от времени. Его симфонические произведения в форме транскрипций прекрасно ложатся на клавиатуру, получают новую фортепианную жизнь и живут самостоятельно.

– Для пианиста концерт в Большом зале Консерватории считается серьезным испытанием; насколько год назад Вы с ним справились, по Вашему ощущению?

– У меня двойственные впечатления от этого концерта. C этой программой надо прожить как минимум год, она должна в тебе укорениться и как в музыканте, и как в повествователе. Не все получилось одинаково совершенно, слишком масштабные, трудноподъемные произведения – я имею в виду Листа и Брамса. И то, и другое обычно является кульминацией концерта, а у меня получилось, что концерт состоял в основном из кульминаций. И очень трудно, играя такую программу, удержаться на одном и том же уровне, будучи постоянно на грани стресса. Но я не жалею, мне было интересно это все пройти. Думаю, что и слушатели не были разочарованы, хотя нельзя угодить всем, я к этому никогда не стремился. Наоборот, лучший двигатель творческого роста – это критика. Чем больше слышу критики после концертов, тем я спокойнее. А если всем все понравилось, можно закрывать крышку рояля.

– Вы собирались записать три монографических диска, а также переложение тарантеллы; удалось ли это сделать?

– Три диска, посвященные Шуману, Шопену и Листу, уже вышли на лейбле «Мелодия», это записи с концертов, посвященных юбилеям композиторов. Тарантелла записана с оркестром кинематографии, а на моем сайте есть запись исполнения с Михаилом Плетневым тарантеллы и Второго концерта Рахманинова.

Беседу вела Анна Чернавских

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты