№6–7 (258–259) апрель 2015 г.

Всеармянская декларация к 100-летию геноцида и армянское общество

Просмотров: 2695

Преступление геноцида стоит в ряду самых опасных противоправных деяний против человечества, не имеющих срока давности. Ликвидация последствий данного преступления в отношении жертвы является фундаментальным принципом международного права.

Геноцид армян в Османской Турции на рубеже XIX–ХХ вв. стал первым в истории преступлением геноцида, который нанес мощнейший удар по судьбе армянского народа и интересам человечества. Как известно, безнаказанность виновников данного преступления способствовала новым рецидивам геноцида в отношении других народов, и в частности привела к трагедии холокоста еврейского народа.

Мы вступили в год 100-летия геноцида армян. За это время в жизни армянского народа произошли серьезные перемены. Народ, несмотря на роковую судьбу, смог выстоять перед угрозой исчезновения; возродить национальную государственность и сформировать дееспособную диаспору в различных странах мира; приумножить традиции культурного и интеллектуального развития; сохранить коллективную волю на пути к достижению приоритетных национальных интересов. В числе общенациональных приоритетов армянского мира выступает борьба за ликвидацию последствий трагедии геноцида в судьбе Армении и армянского народа.

Сама ликвидация последствий геноцида, на мой взгляд, должна осуществляться на основе принципов и норм международного права в трех основных направлениях:

1) морально-психологическом, то есть международное признание факта геноцида и покаяние Турции;

2) материальном, то есть требование от Турции материально-финансовых компенсаций за причиненный ущерб;

3) политическом, то есть требование от Турции возвращения территорий Западной и Южной Армении.

Но для всего этого армянской стороне (государству и диаспоре) необходимо выработать консолидированную позицию по данному вопросу. Долгие годы отсутствие суверенного национального государства не позволяло выработать подобную позицию и материализовать ее в форме серьезного политико-правового документа. С возрождением же Республики Армения такая надежда возникла в политическом сознании нации.

Создание в 2011 г. решением президента Армении г-на Сержа Саргсяна Государственной комиссии Республики Армения по координации мероприятий, посвященных 100-летию геноцида армян, на мой взгляд, явилось своевременным и справедливым политическим решением, нацеленным на консолидацию и взаимодействие всех сил армянского мира – национального государства и диаспоры – в связи с приближающейся траурной исторической датой.

В состав Госкомиссии вошли как члены правительства и общественных институтов Армении, Нагорного Карабаха, так и представители армянского духовенства и армянских организаций диаспоры. Иными словами, исходя из современного механизма институционального состояния армянского мира, Госкомиссия РА попыталась объединить большую часть мирового армянства.

В этой связи единогласное принятие Госкомиссией РА 29 января 2015 г. Всеармянской декларации к 100-летней годовщине геноцида армян является свидетельством единства армянского народа и отражением вековой общенациональной борьбы за справедливость.

Фактически данная Декларация стала первым официальным общеармянским политическим документом, который отражает боль и решимость нашего народа на пути к ликвидации последствий геноцида армян на основе норм и принципов международного права. И вне сомнений, данная Декларация займет достойное место в истории Армении и армянского народа.

Можно сказать, что после исторических достижений армянского национального движения в Арцахе на рубеже ХХ–ХХI вв. Декларация от 29 января 2015 г. стала новым рубежным политическим событием в судьбе армянского народа. Данная Декларация не только объединяет нас, но и создает качественно новую политическую ситуацию в определении путей борьбы за решение важнейшей национальной и международной проблемы – ликвидации последствий геноцида армян.

Естественно, принятие данной Декларации получило неоднозначную оценку в мире. Как можно судить из реакции официальных лиц Турции, Анкара считает позицию армянской стороны в данном вопросе эмоциональной и не способствующей налаживанию дипломатических и торгово-экономических отношений между Турцией и Арменией.

Сам факт принятия и текст Декларации вызвал широкие обсуждения в общественных, политических, культурных и иных кругах самой Армении и диаспоры, в процессе которых прозвучала как поддержка, так и критика. Диспозиция мнений в армянском обществе сводится не столько к факту принятия подобного официального документа, сколько к его содержанию, тексту.

Большинство армянских экспертов и представителей общественно-политических сил, касаясь текста названной Декларации, отмечали определенное противоречие принципов данного документа, признающих легитимность Севрского договора от 10 августа 1920 г. и Арбитражного решения президента США В. Вильсона по границам Армении от 22 ноября 1920 г. с Цюрихскими протоколами от 10 октября 2009?г., подписанными между Арменией и Турцией. Иными словами, если Декларация признает верховенство результатов Первой мировой войны в форме Севрского договора и Арбитражного решения США 1920 г. по Турции, то она не может ратифицировать Цюрихские протоколы 2009 г., признающие современные границы той же Турции согласно Московскому и Карсскому договорам 1921 г. Более того, в течение более 5 лет Турция имела все основания и возможности пойти на ратификацию Цюрихских соглашений, восстановить дипломатические отношения с Арменией и открыть 330-км турецко-армянскую границу без всяких предварительных условий. Но власти Турции в течение всего этого времени отказались быть последовательными и выдвинули предварительные условия по Нагорному Карабаху. Это стало нарушением принципов Цюрихских протоколов и причиной замораживания процесса ратификации в Национальном собрании Армении.

Отмечая, что принятие Декларации есть важное политическое заявление армянской стороны, следует понять, что и все последующие шаги в связи с этим имеют не эмоциональное, как отмечает первый президент РА Левон Тер-Петросян, а политическое значение и связаны с динамикой геополитических процессов вокруг Армении, Южного Кавказа и Ближнего Востока.

В частности, требование Азербайджана освободить хотя бы один из занятых районов безопасности в зоне карабахского конфликта, поддержанное Турцией в качестве условия открытия границы с Арменией, а также визит 16 февраля с.г. в Баку министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа и помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктории Нуланд, что будет связано в том числе с вопросом урегулирования карабахского конфликта, совпали с решением президента Армении Сержа Саргсяна от 16 февраля с.г. отозвать из парламента армяно-турецкие Цюрихские протоколы в связи с отказом Турции от их ратификации, новой турецкой кампанией отрицания геноцида армян и попытками корректировки (а точнее, фальсификации) истории. Тем самым президент С. Саргсян дал понять внешним силам, что Армения не пойдет на односторонние уступки в карабахском вопросе и перейдет к выстраиванию новых отношений с Турцией, не исключая и факт предъявления претензий в соответствии с нормами международного права и современной динамикой международных отношений. Таким образом, противоречия между принципами Декларации и Цюрихскими протоколами устранены. Правда, АРФ «Дашнакцутюн» в лице члена Бюро Каро Манояна полагает, что президент Серж Саргсян должен проявить последовательность и отозвать подпись Армении с этих протоколов.

В этой связи становится крайне удивительным появление в тот же день, 16 февраля с.г., статьи первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, в том числе крупного ученого-востоковеда, на тему Всеармянской декларации, где автор выдвигает новые претензии к тексту данного документа.

Нельзя не согласиться с мнением Левона Акоповича о целесообразности широкого обсуждения данного документа в среде общественности и политических кругах Армении. Возможно, трагические события в Гюмри и обострение накала внутриполитических отношений оппозиции и власти последних месяцев и дней немного оттенили рассмотрение данного вопроса, но вряд ли оставили без внимания армянское и международное мнение.

Допускаю, что правы Тер-Петросян и другие эксперты, полагающие текст Декларации небезупречным, но вряд ли можно согласиться, что данный документ несет провинциальность и не выражает точку зрения всего армянства.

Тер-Петросян полагает, что Госкомиссия РА, в которой участвуют как представители власти Армении, Нагорного Карабаха, так и высшие иерархи армянской церкви, представители крупнейших диаспоральных и международных армянских организаций, не может выражать коллективную волю армянского народа по вопросу геноцида армян. По его мнению, эту волю (мнение) «всего армянского народа мог бы выразить лишь общеармянский референдум, организовать который, по понятным причинам, невозможно». Вместе с тем г-н Тер-Петросян считает, что Декларация за подписью президентов Армении и Нагорного Карабаха, а также Католикоса всех армян, Католикоса Великого Дома Киликийского, предстоятелей Армянской католической и Армянской евангелической церквей приобрела бы куда больший политический вес, значение и ценность серьезного политико-правового документа.

Однако Госкомиссия РА отнюдь не безликая, в ней участвуют все перечисленные должностные и духовные лица, а также представители армянской диаспоры в лице руководителей крупных общин и организаций. Получается, что Тер-Петросян против участия представителей армянской диаспоры в принятии подобных документов, имеющих общеармянское значение. Помимо Тер-Петросяна, ярыми противниками подобного участия выступают Турция и Азербайджан.

Как известно, еще до образования Государства Израиль в сентябре 1945 г. вопрос о компенсации евреям со стороны Германии был поднят руководителем Еврейского агентства (ЕА) и Всемирной еврейской организации (ВСО) Хаимом Вейсманом. В начале 1951 г. министр иностранных дел Израиля М. Шарет потребовал от Германии возместить затраты в размере 1,5 млрд долл. на репатриацию в Израиль спасенных от нацистского режима 500 тыс. евреев. В октябре 1951?г. председатель ВСО и сопредседатель ЕА Нахум Гольдман созвал в Нью-Йорке съезд 23 национальных и международных еврейских организаций, действующих в странах Запада, который создал Комиссию по материальным претензиям к Германии. В декабре 1952 г. Н. Гольдман встречался с немецким канцлером К. Аденауэром в Лондоне и договорился о начале переговоров по сумме М. Шарета. Все это привело к переговорам о германских компенсациях в марте–сентябре 1952 г. и подписанию 10 сентября 1952?г. К. Аденауэром, М. Шаретом и Н. Гольдманом (то есть между Германией, Израилем и ВСО) Люксембургского соглашения, согласно которому Германия обязалась в течение 14 лет выплачивать компенсации.

Из еврейского опыта видно, что еврейская диаспора стала равным вместе с еврейским государством участником процесса выдвижения требований о компенсации к Германии. Более того, ВСО, а не Государство Израиль, обеспечила представительство еврейского мира через всеобщий съезд 23 национальных и международных еврейских организаций стран Запада.

Что же касается выработки механизма общеармянского института через референдум или каким-либо иным способом (например, созданием Всеармянского парламента с двумя палатами – Палата Нации и Палата Республики либо Всемирной армянской организации с участием в Ассамблее и Исполкоме представителей армянского государства и диаспоры), то это тема, на мой взгляд, остается актуальной в общенациональной политической повестке. Она в разное время обсуждалась в диаспоре и Армении (соответствующие предложения предлагались Союзом армян России и в моих публикациях). Однако Тер-Петросян в бытность президентом Армении то ли не успел, то ли и не начинал предлагать подобного механизма, оставив тему для дискуссий будущим политикам.

Мы должны не критиковать Декларацию, а понимать, что в год 100-летия геноцида армян необходимо не молчать, а определить концептуальную позицию армянской стороны и донести ее до внешнего мира. Выражает ли Госкомиссия РА мнение всего армянского народа по вопросу геноцида армян? Если идти по пути процедурного механизма, то впервые на государственном уровне предпринята попытка обеспечить представительность организаций, общин и государства. Если говорить о содержании проблемы, то иного мнения у большинства армян мира нет: в Османской Турции на рубеже ХIX–XX вв. имело место преступление геноцида против армянского народа, в результате чего уничтожено более 1,5 млн армян, нанесен огромный моральный и материальный ущерб, мы потеряли большую часть исторической родины – Западную и Южную Армению и превратились в народ-изгнанник. Только по горячим следам данного преступления на Версальской мирной конференции в 1919 г. международная комиссия во главе с Джефри Джеральдом оценила материальный ущерб армянам в Османской Турции в годы Первой мировой войны на сумму почти в 4 млрд долл., а если добавить к этому и причиненный ущерб в период с 1876 по 1915 г. и в 1920–1923 гг., то получится гораздо большая цифра. За 100 лет эта сумма приобретает катастрофическое значение для бюджета Турции. Кто в мире иначе представляет позицию подавляющего большинства армянского народа, пусть обращается к нему и требует процедурного оформления этого мнения.

Я не думаю, что в ходе Нюрнбергского процесса в отношении нацистских преступников трибунал требовал результатов общееврейского референдума по теме холокоста или же еврейский мир провел подобный общенациональный референдум с требованиями к Германии. Но мы знаем, что холокост евреев совершался не на этнической территории евреев, но евреи получили Государство Израиль и право возвращаться на историческую родину. Армяне же в результате геноцида на своей этнической территории превратились в народ-изгнанник.

Одновременно возникает вопрос: а в Турции власти путем референдума отрицают факт геноцида, учитывают ли они мнение 10% общества, выступающих за признание геноцида армян? Проводили ли в Турции референдум, когда в мае 2001 г. по распоряжению председателя правительства был создан Совет по координации борьбы против необоснованных утверждений о геноциде во главе с заместителем председателя правительства? Кстати, первым председателем данного совета стал лидер ультраправой пантюркистской Партии националистического движения Турции Д. Бахчели.

Полагать провинциализмом выражение благодарности тем странам и организациям, которые признали в той или иной форме геноцид армян, явное свидетельство невежества. То обстоятельство, что факт признания со стороны субъектов международного сообщества преступления геноцида есть их прямая обязанность в соответствии с нормами международного права и его верховенства, в реальности не приводит к 100% исполнению. Иначе мы не столкнулись бы с проблемами отрицания и непризнания данного преступления со стороны той же Турции и других стран. Вместе с тем благодарность той части турецкого общества, кто, несмотря на политику отрицания геноцида армян со стороны власти, все же проявляет мужество и требует признания, на мой взгляд, есть норма морали и свидетельство отрицания армяно-турецкой вражды. Политика антиармянской ненависти присуща не турецкому народу, а ущербной турецкой политике.

Декларация не выдвигает ультиматум Турции, а призывает ее признать и осудить факт преступления геноцида. Иначе от кого же и почему же мы требуем прекратить порочную практику отрицания геноцида армян, к кому же мы – армянский мир – обращаем свои требования и предложения по ликвидации последствий данного преступления?

Левон Тер-Петросян фактически ничего нового не предлагает армянскому обществу. Как и в бытность президентом Армении, он продолжает отрицать принципы Ай-Дата, отказывается выдвигать на основе международного права требования к Турции по ликвидации моральных, материальных и, тем более, политических последствий преступления геноцида армян. Тер-Петросян за восстановление межгосударственных отношений с Турцией ценой отказа от проблемы геноцида. В то же время он справедливо отмечает, что второй президент РА Роберт Кочарян выдвинул требование международного признания геноцида армян в повестку внешней политики Армении и получил турецкое предложение о создании комиссии историков. Но Тер-Петросян не говорит о том, что идея исторической комиссии была на корню отвергнута Робертом Кочаряном. И именно начатая им – главой армянского государства – политика вынудила турецкую сторону хоть как-то прореагировать. Но одного признания Турции в вопросе ликвидации последствий геноцида армян недостаточно. Ныне же президент Серж Саргсян, приняв Декларацию, может перейти к соответствующим политико-правовым претензиям к Турции и обострению ситуации с учетом международной конъюнктуры и политики сдерживания реваншистских устремлений Анкары в стиле неоосманизма. А каковы же успехи политики самого Левона Акоповича Тер-Петросяна в данном вопросе?

Госкомиссия РА функционирует с 2011 г., и за это время Л.А. Тер-Петросян (как первый президент, ныне оппозиционный политический деятель и ученый-востоковед) мог высказать свои предложения по предмету и содержанию, а не заниматься лишь критикой. Видимо, желание быть соучастным побудило его 17 февраля с.г. обратиться к президенту Сержу Саргсяну с предложением о личной встрече и создании парламентской комиссии для окончательного определения позиции Армении по вопросу геноцида армян, подготовки соответствующего (отвечающего нормам международного права, принципам Хельсинкской хартии и Конституции РА) документа и направления его Генсеку ООН, другим авторитетным международным организациям (ОБСЕ, ЕС, ПАСЕ) и главам стран мира. Что ж, демонстрация активности несколько запоздала у Тер-Петросяна.

Рано или поздно армянская сторона должна перед памятью жертв геноцида и судьбой новых поколений проявить решимость, провести серьезную работу по объединению коллективных усилий всего армянского народа на предмет определения нашей позиции, выдвижения соответствующих требований в соответствии с нормами международного права. Если мы не проявим решимости, то кто же будет выступать в наших интересах?

100-летняя годовщина весьма удобный исторический повод решительно напомнить миру об этой трагедии и, как справедливо отмечает сам Тер-Петросян, «перенести наконец проблему геноцида с эмоционального поля на поле политического мышления». Декларация и является предвестником этого процесса, она положит начало серьезной проработке норм международного права и выдвижению всеармянской позиции по моральным, материальным и политическим требованиям.

В любом обществе могут быть разные мнения, но по вопросам фундаментального значения необходимо единство. Сегодня в той же Турции большая часть армянской общины не может требовать признания геноцида армян по причине преследования со стороны властей, но и в их среде находятся такие борцы за историческую справедливость, как Грант Динк. Другие, покидая Турцию и эмигрируя в демократические страны Запада, находят в себе смелость обращаться в местные суды с требованием исправления допущенной в их адрес со стороны турецких властей национальной дискриминации (например, изменения имени и фамилии с турецкого на армянский). И они выигрывают суды. С 2000-х гг. представителями армянской диаспоры предприняты судебные иски в тех же США по возвращению американскими страховыми компаниями, ранее работавшими с армянскими подданными Османской империи и ставшими жертвами геноцида, финансовых средств наследникам жертв геноцида, долгое время удерживаемых из-за позиции властей Турции.

Таким образом, мир не стоит на одном месте. Как говорили древние, все течет, все меняется. Сегодня происходят серьезные политические и геополитические процессы на Ближнем Востоке и Южном Кавказе. Армения – неотделимая часть данных пространств и не может оставаться в стороне от них. В современной Республике Армения заинтересованы как страны Запада, так и Востока, как Россия, так и США. Будем надеяться и на перемены в армяно-турецких отношениях. Восстановление добрососедства и доверия между нашими народами и странами есть верный путь к преодолению тяжелого исторического наследия, торжеству исторической справедливости и возрождению исторических традиций армяно-турецкого уважения и дружбы. Армянская диаспора для Турции не должна рассматриваться в качестве враждебной силы, наоборот, при правильном выборе политических приоритетов Анкара может рассчитывать на поддержку армянской диаспоры и форсированное развитие самой Турции при участии армянского бизнеса, культуры, образования и науки.

Александр Сваранц, доктор политических наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Помощник бывшего президента США Рональда Рейгана заявил, что Белый Дом провел расследование событий 1915-го года, происходящие на территории тогдашней Османской Империи. Заключение: «Я думаю, что если откроются эти архивные материалы, то правда выйдет на поверхность. Тогда армянам придется извиниться перед миром и народом Турции за историческую ложь и клевету»
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты