№6–7 (258–259) апрель 2015 г.

Историк Раймон Кеворкян: Отрицание геноцида – это его продолжение

Просмотров: 1370

В Москве прошла презентация книги «Геноцид армян. Полная история» французского историка, доктора философских наук Сорбонны, заслуженного директора исследований Французского института геополитики Раймона Кеворкяна. Организатором приезда известного историка стал Центр арменоведческих исследований «Анив». Доктор Кеворкян много лет изучает историю геноцида: факты, документы, механизмы, повлиявшие на трагедию армян в Османской империи.

– Господин Кеворкян, о геноциде армян издано много книг, но Ваше исследование – одно из наиболее фундаментальных. Чем Ваша книга отличается от других изданий?

– Действительно, работ о геноциде издано немало. Моя книга отличается от других изданий тем, что в ней я исследую в основном институциональные, политические, социальные и даже психологические механизмы, которые привели в конечном итоге к уничтожению армян в Османской империи. «Уничтожать, чтобы построить свое» – таков был лозунг комитета младотурок «Единение и прогресс». Я решил поставить себя на такой уровень исследования, на котором основное внимание уделяется младотурецкой и армянской элитам. Именно внутренняя политика Османской империи, рассмотренная с точки зрения имперских элит, стала отправной точкой, определяющей проблематику исследования.

– В книге очень много фактов, которые до сегодняшнего дня были или неизвестны мировой общественности, или даже скрыты от нее. Как Вам удалось раздобыть новые материалы?

– Многих, возможно, удивляют медленные темпы расследования резни. Хотя руководство Турции заявляет об открытом доступе к материалам по геноциду армян, на самом деле это не так. Турецкие источники, в частности архивы ЦК младотурок, очень скудны, а материалы о его военизированных формированиях и особой организации вообще недоступны. Более 500 страниц этой книги содержат новые, ранее не обнародованные данные, которые я в течение 20 лет собрал из разных источников. Эта работа похожа на пазл, в котором все части должны найти свое место, чтобы показать общую картину. Я в большой степени построил свою работу на материалах, которые до сих пор не использовались. Это архивы информационного бюро, созданного Армянской патриархией. Основной задачей этого бюро был сбор информации по депортации и уничтожению армян для предъявления обвинений лидерам младотурок.

Основной фонд документов, которые послужили основой для книги, обширен и помог мне пролить свет на прежде неизвестные проявления этой вспышки массового насилия. Но эти источники не позволили мне проникнуть в глубины системы, созданной младотурками, тут остается еще много неизвестного.

– Господин Кеворкян, Вы также автор многочисленных работ по современной истории Армении, об армянской диаспоре многих стран мира. Какой теме Вы придаете особое значение, что для Вас приоритет?

– Особое место в работе я уделяю теме геноцидов: и геноциду армян, и холокосту еврейского народа, и уничтожению людей в Руанде... Изучая последствия этих общечеловеческих трагедий, я пришел к выводу, что все решения и действия, направленные на планомерное уничтожение народов, очень схожи между собой. Например, чаще всего резня происходит во время большой войны или военных действий, второе условие – это наличие автократического руководства, когда инакомыслие не только не признается, но и становится опасным для жизни. В результате у власти оказываются радикально настроенные силы, и они творят зверства.

Эти проблемы у меня в приоритете. Я не ставлю перед собой политических целей, а хочу донести до мировых академических кругов всю правду об армянах, и в частности об их геноциде в Османской империи. В книге «Геноцид армян. Полная история» я поставил цель провести тщательный анализ всего, что произошло с армянским народом век назад. Мне удалось подробно рассказать и показать судьбу каждого города, села, каждой армянской семьи.

– Каким Вам видится решение «армянского вопроса», учитывая, что Турция не собирается признавать факт геноцида?

– Особых иллюзий в вопросе признания геноцида я не питаю. Турция отрицает геноцид армян, так как руководство этой страны проводит ту же политику на костях армянского и других народов, что и его предшественники, организовавшие резню. Идеология у него та же – непризнание вины и вытеснение нацменьшинств. Но это совершенно не означает, что мы должны смириться с таким положением дел. Нет. Наша борьба будет продолжаться. Я не надеюсь на то, что к туркам через 5, 10 или 20 лет придет покаяние. Не верю также, что новое поколение турок прозреет. Нужна ежедневная, кропотливая работа, и результат будет. Нация, потерявшая уважение и доверие, обречена.

Мне кажется, что в Турции в последние годы происходят колоссальные изменения в этом вопросе. Я имею в виду интеллектуальную прослойку общества, но не власти, властей это не касается. Сегодня в Турции отношение властей к курдам почти такое же, какое 100 лет назад было к армянам, и это видит демократическая часть общества. В сознании образованной части турецкого общества зреет понимание проблемы и признание факта геноцида армянского народа, который совершили их деды и прадеды. Общество обеспокоено будущим своей страны, в последние месяцы в Турции все больше говорят о геноциде армян, о его признании и о ликвидации последствий.

По опросам, среди молодежи от 18 до 30 лет более 30% готовы признать геноцид. Но нам, армянам, к этому вопросу о признании нужно подходить осторожно и с пониманием того, что предстоит огромная работа и действовать нужно последовательно. Во-первых, нужна полная инвентаризация всего армянского, что еще сохранилось, я имею в виду церкви, здания, памятники культуры. Нужно добиваться гарантий государства о сохранении этих памятников. К сожалению, у нас есть примеры обратного – того, как на храм в Ахтамаре был водружен 5-метровый флаг Турции или портрет Мустафы Кемаля. Мы знаем и о запрете зажигать свечи внутри храмов и т.д. Над подобными действиями властей Турции смеются во всем цивилизованном мире. С приближением 100-летия геноцида армян Турция подвергается определенному прессингу, особенно со стороны демократических сил Франции и США. Издается большое количество книг, снимаются документальные и художественные фильмы, и в такой обстановке Турции все труднее отрицать факт геноцида.

– Кемалистская Турция обвинила и осудила преступников, тем самым признала геноцид. Насколько правильно сейчас добиваться признания Турцией геноцида? Может быть, усилия следует направить в другое русло?

– Вся проблема в том, что мы, армяне, недостаточно хорошо информированы о событиях 100-летней давности, и это сказывается на действиях и решениях, которые принимались и принимаются различными армянскими организациями.

Что произошло на самом деле? К власти после геноцида пришли кемалисты, которые скинули всю вину за него на представителей партии «Единство и прогресс». Осудив руководителей младотурок в лице Талаата, Энвера и других, они тем самым освободили от ответственности себя. Но вся система власти осталась прежней. Было 50 судебных процессов – и только троим была вынесена смертная казнь, многие преступники, покинувшие Турцию, затем спокойно вернулись, благополучно жили – даже в отобранных у армян домах, и никто их не тревожил. Если бы не наши герои-мстители, такие как Согомон Тейлерян, эти нелюди продолжали бы топтать землю. Мустафа Кемаль окружил себя командой, каждый в которой был причастен к геноциду. Поэтому, если бы ваш вопрос был задан до двадцатых годов прошлого столетия, возможно, он был бы актуален, но начиная с 1920 года и по сей день Турция отрицает факт геноцида армян. Я считаю, что отрицание – продолжение геноцида.

– Если Турция признает геноцид армян, готовы ли мы – государство или организации диаспоры – выступить в качестве правопреемников?

– Мне кажется, к признанию геноцида армян Турцией армянский народ готов. На протяжении последних десятилетий армянские организации Спюрка глубоко изучали вопрос и вместе с Республикой Армения выработали план действий. Существует кадастр всех видов армянской собственности в Турции – там содержатся сведения об объектах, которые принадлежали армянам. Ярким примером сотрудничества армянских организаций диаспоры с Арменией является их совместное участие в деле Перинчека. Напомню, что в 2008 году один из судов Швейцарии осудил лидера Рабочей партии Турции Догу Перинчека за отрицание геноцида армян.

– Господин Кеворкян, Вы родились во Франции. Ваша семья также была среди пострадавших в годы геноцида. Где на исторической родине жили Ваши родные? Как они оказались во Франции?

– Мои деды – выходцы из Западной Армении. Отцовская сторона – из Харберда, а материнская – из Себастии. Из большой харбердской семьи в живых остался только мой дед. Правда, в шестидесятые годы прошлого столетия, когда деда уже не было в живых, мы узнали о том, что его сестра чудом спаслась и живет в Стамбуле. В 1967 году мы с братом и матерью навестили ее.

Пятнадцатилетним парнем деду удалось бежать, но через пять лет он вернулся в Турцию, где его призвали на работу в каменных рудниках. Поняв, что ему грозит смерть, он сбежал во Францию, в Марсель, сменив свою настоящую фамилию Харбетян на Кеворкян. В Марселе родились и мой отец, и я сам, но я позже переехал в Париж.

Родня моей мамы также приняла мучительную смерть в пустыне, лишь ее отец, Саак, выжил, приняв ислам в 10-летнем возрасте. Он смог устроиться помощником кузнеца, и его не тронули. Но уже в 1921 году он через Стамбул выехал во Францию. Так что судьба моей семьи ничем не отличается от судеб десятков тысяч армян.

– Успели ли Вы познакомиться с армянской диаспорой России?

– К сожалению, я очень плохо знаю армян России, так как впервые приехал в Москву. Мое общение с российскими соотечественниками ограничивалось студентами, которые приезжали в Париж и которым я мог быть чем-то полезен. Из российских армян знаю Рубена Варданяна – наши организации сотрудничают в научных проектах.

Армянская диаспора России очень молода и находится в процессе становления, и понятно, что для этого нужно время. Через пару поколений образуется ядро, которое будет хранить национальную культуру, язык, традиции. Поэтому мне очень интересна нынешняя поездка в Россию, я уже познакомился со многими соотечественниками и вижу в диаспоре большой потенциал.

Кстати, меня удивляет тот факт, что среди русских историков нет специалистов не только по геноциду армян, но и по стратегии царской России в

1-й мировой войне на территории Османской империи. При этом в архивах МИД и Министерства обороны сохранились материалы, которые касаются политики России по отношению к национальным меньшинствам: армянам, грекам, курдам, которые жили в Турции в начале ХХ века. Эти сведения имеют для нас, историков, очень большое значение. К сожалению, я сам не могу изучать эти архивы – не владею русским языком, и здесь, конечно, роль русских историков могла бы быть чрезвычайно велика.

Пользуясь случаем, хочу выразить Вардкезу Арцруни и Армену Хечояну благодарность в деле издания моей книги на русском языке.

– Президент Турции Эрдоган пригласил Сержа Саргсяна 24 апреля в Турцию на празднование 100-летней годовщины битвы при Галлиполи. Как Вы восприняли эту новость?

– Я читал в эти дни турецкие газеты, которые с юмором отнеслись к этому приглашению. Турецкая пресса с издевкой назвала эту авантюру Эрдогана «турецким фиаско». Очевидно, что, приглашая 24 апреля лидеров всех стран, в том числе Сержа Саргсяна, на празднование победы в битве при Галлиполи, Эрдоган совершил политическую ошибку. Мы должны сделать все, чтобы руководители многих стран приехали в Ереван в этот знаменательный и трагический для армянского народа день.

– Где Вы собираетесь встретить 24 апреля 2015 года?

– Каждый год я в Париже участвую в митингах и пикетах, посвященных геноциду армян. И сейчас я не изменю традиции.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты