№6–7 (258–259) апрель 2015 г.

Гагик Закарян: Самое большое счастье – это помогать людям

Просмотров: 2117

Интервью с Гагиком Тиграновичем Закаряном, президентом «Юниаструм Банка», основателем и учредителем «Юнибанка», об экономическом кризисе, национальной памяти, воспитании детей и активном возрасте мужчины.

– Гагик Тигранович, Вы возглавляете «Юниаструм Банк» в России и «Юнибанк» в Армении… Насколько сейчас, в кризисной финансовой и политической ситуации в России, стало проблемным заниматься банковским делом? Многие эксперты говорят о том, что едва ли не половина банков уйдет с рынка в связи с кризисом.

– Вообще хочу сказать, банковское дело никогда не было легким. Хотя такой стереотип у нас в России сформировался, наверное. Возможно, это было связано с периодом становления первых рыночных отношений… Всем кажется, что банкиры – это очень богатые и обеспеченные люди, они очень легко зарабатывают деньги, а их жизнь очень легка и безоблачна.

На самом деле банковский бизнес труден, как и в любом секторе экономики, в нем существует много рисков, приходится решать одновременно очень сложный комплекс задач. Поэтому, наверное, в банковское дело идут самые лучшие и успешные бизнесмены и самые лучшие и хорошо образованные люди.

Мне кажется, любой банкир должен быть готов и уметь работать в разных условиях. Если брать сегодняшнюю ситуацию, понятно, что Россию, да и Армению тоже, ждут нелегкие годы. Если раньше деньги шли отовсюду: и из-за рубежа, и внутри страны было много денег за счет выручки экспортной, поскольку цена на нефть была высокая, то сейчас эти источники финансирования сужаются.

К сожалению, мы не смогли за «тучные годы» создать самодостаточные сектора экономики, не зависящие от внешних факторов, в том числе импортозамещение не смогли наладить, о котором теперь все говорят. Этого не произошло своевременно, а сейчас предпринять новую попытку будет нелегко – источники финансирования достаточно слабые. Но мы надеемся, что даже в этих условиях сумеем переориентироваться и работать. Через пару лет, я думаю, Россия опять превратится в большую страну с большими возможностями и трудолюбивым народом, так же как и в Армении дела наладятся. Мы найдем те ниши, те направления, которые помогут нам победить кризис.

– Можно ли сравнить кризисы 1998, 2008 годов с сегодняшним? Сейчас самой пострадавшей стороной оказались как раз банки.

– Ну, начнем с ухода банков с рынка. Понятно, что это не только тенденция государственной политики, регулятора, но это и процесс консолидации или укрупнения банков, и это нормально. Таковы реалии, сложившиеся как в экономике, так и в финансовой системе. Да, в какой-то период, в начале 90-х создавалось много банков, но не все смогли развиваться правильно, привлекать новых инвесторов, расти по капиталу, по бизнесу. Тем, кто занимался мелким банковским делом, выживать в сегодняшних условиях будет тяжело. Им надо будет или объединяться, или продавать бизнес, ну или, может быть, закрываться.

Что касается сходства и различия: как показывает опыт, кризисы совершенно не похожи один на другой. Кризис 98-го года был намного глубже, чем нынешний, потому что тогда было намного хуже экономическое состояние страны, причем по всем параметрам. Золотовалютные резервы были меньше, цена на нефть ниже, и вообще, экономика имела мало точек роста. Но даже тогда, после довольно короткого периода кризиса, который длился год-два, мы с 2000 года стали снова расти. Сейчас дела обстоят немного лучше – у нас есть большой запас, внешняя ситуация, да, изменилась, но не кардинально. Понятно, упала цена на нефть в два раза, но не в пять же. Да, надо будет приспособиться к этой ситуации, возникшей в том числе и за счет санкций, искать возможности, расти за счет внутренних ресурсов. А они есть, большие – это и частные накопления, частные средства, в том числе у крупного бизнеса. Часть из них находится за рубежом, возможно, их нужно возвращать в Россию, так как здесь есть точки роста, в которые можно вкладывать средства.

В 2008 году случился мировой кризис, когда произошел перегрев экономик США и Европы, когда все поняли, что бешеное количество инвестиций оказалось неоправданным и привело к тяжелым последствиям. Мы тоже пострадали, но уже с 2010 года опять стали расти.

– Вы как-то сказали, что деньги приносят радость не только личную, что можно получать удовольствие от того, что приносишь радость другим. Это называется словом «благотворительность». Какое Вы место уделяете благотворительности и насколько она для Вас важна?

– Все идет от воспитания: когда в семье все устроено справедливо, то же самое происходит в обществе. В обществе ни один бизнесмен, который чего-то достиг, не может свое богатство спрятать и тратить только на себя. Человеку свойственно помогать и своим близким, и обществу, которое его воспитало. Это тоже часть нашей социальной ответственности. Я так же, как и все, кто смог что-то заработать, как и все мои друзья, принимаю участие в благотворительных акциях.

Мне кажется, самое большое счастье – помогать людям. Я, например, и церкви всегда помогаю, в строительстве армянской церкви здесь, в России, активно участвовал, помогали мы и реконструкции российских православных церквей в регионах. Поддерживали различные детские фонды, в том числе «Подари жизнь», в России и в Армении, спецшколы для одаренных детей. В прошлом году совместно с российским отделением фонда «Айастан» финансировали детдома в России.

Даже вопрос организации и финансирования какого-то культурного мероприятия – это не только помощь артисту или художнику, это способ дать людям возможность посмотреть на это искусство. Когда человек приходит на концерт, в театр, в кино – он получает от этого удовольствие, радость, у него в душе что-то меняется. И конечно же очень правильно работать на поддержание культурных связей между народами. При нашем участии проходят выступления армянских артистов в России, мы участвовали в организации концертов Шарля Азнавура, Шер, «Би Джиз»…

Я участвую и в работе Ассоциации российских банков, мы обсуждаем не только вопросы банковского дела, экономическую ситуацию, но и проблемы общественной жизни. Мне очень нравится, что мы с Гарегином Ашотовичем Тосуняном собираем два раза в месяц на «банковский хаш» около 40 человек разных профессий – не только банкиров, но и экономистов, бизнесменов, политологов, социологов – и обсуждаем положение в экономике, положение в мире, взаимодействие общества с бизнесом.

В работе Союза армян России я тоже активно участвую с самого начала. Это все следствие моего воспитания комсомольского, я и мы все понимаем, что жизнь не заканчивается семьей и работой, есть и общество, которое требует внимания.

– Этот номер нашей газеты посвящен скорбной дате – 100-летию геноцида. Были ли в Вашей семье родственники, пострадавшие во время этих трагических событий?

– Да, наверное, трудно представить семью, которую эта трагедия не коснулась. Наша семья, и с папиной, и с маминой стороны, выходцы из Западной Армении. Во время резни погибло много членов семьи, а мои бабушки и дедушки бежали в Крым. Естественно, мы, армяне, должны помнить об этом. Должны требовать признания геноцида во всем мире, требовать, чтобы была дана оценка и этому преступлению, и тем, кто его организовал. Мы обязаны почтить память погибших и не позволить, чтобы подобное повторилось. И в преддверии 100-летия этой скорбной даты мы преклоняем головы перед 1,5 миллионами безвинно погибших соотечественников.

– У Вас крепкая семья, надежный тыл. В каком духе Вы воспитываете своих детей, знают ли они армянский язык, традиции? Какой род деятельности выбрал для себя Ваш старший сын, кем Вы хотели бы видеть младшего? Чем увлекаются дочери?

– Семейное воспитание – вопрос очень интересный и важный, в котором важен личный пример. Ребенок как губка впитывает то, что вокруг происходит. Если в семье есть любовь, уважение, пример того, как нужно заниматься своим делом, пример отношения к родителям – это наилучший, наглядный способ воспитания. В такой семье дети не могут вырасти плохими. Я сравниваю их детство с нашим – у нас таких возможностей не было, да и не все родители в советское время придавали такое значение воспитанию.

Мы стараемся всегда показывать хороший пример, ну и конечно же помогать детям – в учебе, в школе. Мы очень нагружаем детей – кружки, секции, теннис для детей, дочка баскетболом занимается. Коньки, лыжи, футбол – сын мой восьмилетний сейчас тренируется раз в неделю. Изучают языки, играют в шахматы – очень важно именно в раннем возрасте развивать логическое мышление. И это нормально. Многие родители жалеют детей. Но нет, им как раз все интересно, ребенок расположен к развитию. Чем больше в него вкладывать, тем больше он будет знать и уметь. Таков наш подход к воспитанию. И он дает результат, я могу гордиться детьми, они вырастают образованными, с правильным отношением к жизни, к друзьям, к женщинам.

Старший мой сын давно занялся бизнесом, небольшим, правда, – страховым брокерством. Но ищет и новые направления, в основном это малый бизнес, связанный с финансовым посредничеством, Для начала, я думаю, это хороший старт. Дочь учится пока, но тоже хочет постепенно перейти в бизнес. Я не выбирал ей профессию, пока учится геофизике, но после трех лет учебы ей все-таки хочется применить свои знания в более практичном деле. Возможно, она и магистратуру будет проходить в направлении бизнеса. Младшие дети пока школьники.

– А как насчет армянского языка?

– Армянский мы активно изучаем. Дочка хорошо разговаривает, и даже сейчас, будучи уже студенткой и имея мало времени, она переписывается с друзьями и старается разговаривать на армянском. В Англии, где она учится, есть университет, при котором действует студенческий армянский клуб, она активно в нем участвует. Она рассказывает, что не все в этом клубе разговаривают по-армянски, но все чувствуют себя армянами, что-то обсуждают вместе, ходят в армянскую церковь в Лондоне. А младших думаю на лето отправить в Армению – там есть и хорошие школы армянского языка, и уникальные возможности для ментальности.

– Вы с детства мечтали быть конструктором самолетов, окончили МАИ по специальности «самолетостроение», но реализовались в профессии, очень далекой от неба… Не жалеете о том, что так и не построили самолет? Что наряду с «Илами» и «Яками» не появились «Заки»?

– Мне кажется, очень важно, чтобы в детстве была мечта. Да, у меня была такая мечта – стать конструктором, я ходил в кружок авиамодельный, учился в авиационном институте и действительно хотел, чтобы были самолеты «Зак». Но жизнь по-другому сложилась, появилось много других интересов, больше новых возможностей. Ну, с одной стороны, у меня был комсомол. Я, пока учился в институте, был активным комсомольцем, заворготделом комитета комсомола, даже в партию вступил в 1985 году, хотя это было очень сложно – в 20-летнем возрасте, с армянской фамилией, в Москве. И когда в перестроечный период появились возможности для бизнеса, этот опыт мне помог. Тем более что наш первый бизнес был связан с авиацией: мы вместе с Георгием Писковым и Олегом Белоусовым создали лабораторию, где по коммерческому договору с предприятиями авиационной промышленности разрабатывали электронные программы. Это дало нам возможность заработать деньги, а с ними и часть жизненной свободы, возможность делать еще много полезного не только для себя. В бизнес я активно пошел с 88-го года и не жалею – надо заниматься тем, что приносит удовлетворение.

– Вы занимаетесь теннисом, играете в волейбол, футбол – даже проводите мини-турниры у себя на даче. Насколько Вам важна победа, азартный ли Вы человек?

– Я, между прочим, три раза выиграл чемпионат армянской диаспоры по теннису. Хороший азарт должен присутствовать в деле. Я, как и всякий человек, всегда хочу победить. Без стремления к победе трудно добиться успеха в жизни. Вот, например, вы издаете газету – вы же хотите, чтобы она была востребована, чтобы ее читали много людей, чтобы вас отмечали. Это все – часть азарта. Так же и в спорте. Но надо уметь контролировать свои эмоции, азарт заводит очень далеко. Я, например, не хожу в казино, но здоровый азарт в спорте или в бизнесе – это нормально.

– Какие качества Вы цените в человеке прежде всего? Какие, напротив, вызывают у Вас неприятие?

– Человек должен помнить и любить свою родину, любить ее и ценить то, что сделала родина для него, его родители, его друзья. Я очень ценю честность и открытость. Неприятие вызывают предательство и… злость. Я не люблю, когда люди мстят. Мстительность – это дурное чувство, надо уметь себя контролировать, уметь прощать. Прощение – это тоже часть нашего воспитания, в том числе религиозного. Решать сложные задачи надо только цивилизованно, путем убеждения, общения, аргументации, а не создавая напряженность.

– Кто для Вас был образцом для подражания в юности? Кто является авторитетом сейчас?

– В Библии написано: не создавай кумира на земле. Трудно найти человека, который был бы идеален со всех точек зрения, я имею в виду и себя тоже. В детстве я много читал, особенно мне нравились книги из серии «Жизнь замечательных людей», и там, конечно, были такие люди, на которых хотелось быть похожим. Естественно, в авиационной области это и Туполев, и Микоян, и создатель космических кораблей Королев… Был у нас посол в США, который закончил наш авиационный институт, Дубинин, вот мне в студенческие годы казалось, что надо быть похожим на него. Сейчас трудно себе представить какой-то идеал… Ну, в бизнесе есть желание быть похожим на Билла Гейтса, например.

– Гагик Тигранович, скоро Вы отмечаете свой юбилей. Не верится, что Вам – 50, выглядите Вы значительно моложе этого солидного возраста. Конечно, хочется спросить, благодаря чему – здоровый образ жизни?

– Конечно, иметь хорошие гены от предков – это удача, счастье, за которое мы должны быть благодарны своим родителям. Но можно самому себе испортить и жизнь, и здоровье, если за ним не следить. Поэтому считаю очень важными занятия спортом, постоянное движение. Я очень люблю спорт, не профессиональный, конечно, любительский, но и он помогает. Второе, наверное, – это семья. Если у человека хороший тыл, любовь в семье, братья, сестры и родители, с которыми живешь в счастье и в радости, то это тоже очень помогает самочувствию. Ну, и третье – надо стараться получать удовольствие от того, что ты делаешь. Все это вместе помогает держать себя в форме. Прежде мне казалось, что 50 лет – это уже предпенсионный возраст, но сейчас в это не верится. Когда ведешь активную жизнь, то за временем не следишь, не успеваешь даже остановиться, проанализировать предыдущие годы. Ощущаю я себя лет на 25-26. Для мужчины очень важно к чему-то стремиться, а у меня, как в 25 лет, есть цели, есть мечты, которые необходимо достичь.

– Гагик Тигранович, Вы – давний друг нашей редакции. Я от имени всего коллектива от всей души поздравляю Вас с юбилеем и желаю Вам новых творческих и деловых побед.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

  1. С Юбилеем,Гагик Тигранович!Интервью отличное.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты