№8–9 (260–261) май 2015 г.

Великая Победа над фашизмом в судьбе армянского народа

Просмотров: 3074

2015 год занимает особое место в жизни армянского народа как год 100-летия геноцида армян и 70-летия Великой Победы над фашизмом.

ХХ век вошел в историю двумя мировыми войнами, которые принесли человечеству огромные жертвы, разрушения и страдания. Их тяжелые последствия до сих пор остаются в исторической памяти народов, являются причиной неурегулированных межгосударственных отношений. К таким последствиям Первой мировой войны следует отнести трагедию армянского народа в Османской империи – первый в истории геноцид.

Геноцид стал рубежом в судьбе армян, кардинально изменил естественный ход развития народа и разделил многотысячелетнюю историю Армении на «до» и «после». Основной причиной трагедии явилось столкновение турецко-армянских геополитических интересов. Их цинично, но вполне откровенно представил во время Батумской конференции в июне 1918 г. командующий турецкой армией генерал Вехиб-паша, обращаясь к армянской делегации во главе с А.?Хатисяном: «Судьба передвигает Турцию с запада на восток. Мы удалились с Балкан и уйдем также из Африки. Но мы должны распространиться на восток – там наша кровь, наша религия и язык.

И это движение имеет стихийный характер – нашими братьями являются Баку, Дагестан, Туркестан и Азербайджан. И мы должны к ним иметь дорогу. А вы же – армяне, стоите на этом нашем пути. Требуя Ван – вы закроете нашу дорогу в Иран. Требуя Нахичевань и Зангезур – вы станете нам преградой для спуска в долину Куры и движения на Баку. Карс и Ахалкалак закрывают нашу дорогу на Казах и Гянджу. Вы должны посторониться и дать нам дорогу. Вот в чем состоит наш основной спор. Нам необходимы две широкие дороги… Первая дорога – это Карс – Ахалкалаки – Борчалы – Казах, которая ведет в Гянджу, а другая – по Шаруру – Нахичевани – Зангезуру – Карабаху ведет в долину Куры».

Иными словами, Армения была барьером на пути Турции в «большой тюркский мир». Этот геополитический спор продолжается по сей день. Для реализации сформировавшейся на рубеже ХIX–XX вв. геостратегии пантюркизма, для расширения политического влияния Турции на тюрконаселенные территории России армянский вопрос становился главным препятствием. В планах Турции было нейтрализовать его, сделав ставку на антироссийскую силу. Такой силой в двух мировых войнах выступала Германия.

Так, в июле 1914 г. в Карине эмиссары правящей младотурецкой партии «Единение и прогресс» Бехаэтидин Шакир и Наджи-бей, обращаясь к лидерам армянской партии «Дашнакцутюн», отмечали: «Мы убеждены, что Германия в этой войне победит, и Турция, как союзник, осуществит свою пантюркистскую мечту». Из этих же соображений исходила Турция и в годы Второй мировой войны.

Победа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. ковалась усилиями и героической доблестью всех народов Советского Союза, объединившихся вокруг русского народа. Армянский народ с полным основанием следует отнести к народам – победителям в Великой Отечественной и Второй мировой войне, ибо в этих тяжелых испытаниях вновь стоял вопрос стратегической безопасности Армении и выживания нашего народа. Определенные внешние силы стараются конъюнктурно исказить исторические факты, принизить роль СССР и его народов в итогах Второй мировой войны, представить Сталина таким же агрессором, как Гитлер. Полагаю, что из этой деструктивной политики вряд ли что-либо получится, ибо наша историческая память опирается на факты. Однако подобная целенаправленная линия так или иначе наносит вред сознанию нынешнего поколения молодых людей и негативно сказывается на международных отношениях, поскольку пытается оправдать идеологию нацизма. «Попытки исказить историческую истину, – как справедливо отмечает президент России В.В. Путин, – могут иметь серьезные последствия. По сути, могут быть подвергнуты сомнению ключевые принципы современного мироустройства. Здесь кроются очень опасные угрозы».

Историческая истина не может быть абстрактной. Если следовать философской формуле Аристотеля, то истина всегда конкретна. В чем же судьбоносность Великой Победы 9 мая 1945 г. для Армении и армянского народа? Если коротко, то это предотвращение реальной опасности продолжения геноцида армян на оккупированных территориях Европы и Советского Союза, а также захвата Кавказа и уничтожения Армении как политического понятия в истории.

Известно, что организаторы и виновники международного преступления – геноцида армян – остались абсолютно безнаказанными, а безнаказанность преступления всегда таит угрозу рецидива.

С приходом в 1933 г. к власти в Германии Гитлера Европа оказалась перед натиском новой бури. Приготовление к войне сопровождалось активной борьбой между Берлином и Лондоном за контроль над стратегически важной Турцией. В свою очередь Анкара пыталась лавировать между двумя центрами мировой политики, чтобы максимально обеспечить собственные интересы, укрепить экономические и геополитические возможности. Так, заигрывание с англо-французским блоком до 22 июня 1940?г. (то есть до поражения и последующей капитуляции Франции перед Германией) позволило Турции в июле 1936 г. при поддержке Великобритании пересмотреть положения Лозаннской международной конвенции по черноморским проливам, в которой контроль над проливами закреплялся за международной комиссией, и подписать выгодную для себя Черноморскую конвенцию в Монтре, где контроль прохождения морских судов перешел к Турции. В мае 1938 года за проведение пробританской политики Анкара получила от Великобритании заем на сумму 16 млн фунтов стерлингов. В 1939 году она успешно для себя решила вопрос присоединения Александреттского санджака, когда Франция под давлением Англии согласилась на передачу этой территории от подмандатной Сирии Турции (этот вопрос до сих пор остается одним из главных территориальных противоречий в сирийско-турецких отношениях). В 1939 году был подписан англо-франко-турецкий Тройственный пакт о взаимопомощи, направленный против СССР.

В конце апреле 1939 г., после неофициального визита в Стамбул И. Геббельса, в Анкару в качестве нового посла Германии был направлен опытный политик, кадровый разведчик и искусный дипломат Франц фон Папен, перед которым Гитлер поставил стратегическую задачу – привлечь Турцию к германо-итальянской «оси». Вскоре фон Папен рекомендовал Риббентропу заставить Италию сократить свои войска в Албании и передать туркам два маленьких острова, расположенных вблизи Турции. Берлин рассматривал советско-германские переговоры также в качестве последующего давления на Анкару с целью вывести последнюю из англо-французского блока.

Турция усматривала в германо-советском договоре о ненападении (получившем название пакт Риббентропа – Молотова) от 23 августа 1939 г. угрозу своей национальной безопасности. После присоединения Бессарабии, Западной Украины и Западной Белоруссии к СССР Турция опасалась подобной же участи в отношении Западной Армении (тем более что Московский советско-турецкий договор от 16 марта 1921 г. был подписан, по некоторым данным, сроком на 25 лет). Одновременно Турцию серьезно беспокоили наличие курдской проблемы внутри страны и судьба черноморских проливов.

Весной 1940 г. готовилось нападение англо-франко-турецких войск на Кавказ для захвата нефтеносного Баку и всего Кавказа. Об этих антисоветских замыслах стало известно из 5-й и 6-й «Белых книг» французского Генерального штаба и МИД, захваченных немцами в Париже. В частности, под командованием французского генерала Вейгана создавалась объединенная англо-франко-турецкая армия и началась концентрация войск на советско-турецкой границе. Разработчиком этого плана был французский генерал Гамелен. 12 марта 1940 г. он сообщал командующему войсками на Ближнем Востоке генералу Вейгану: «Операции на Среднем Востоке должны проводиться под руководством английского командира, а на Кавказе – турецкого». В Турции разжигалась антисоветская и пантюркистская пропаганда.

В беседе с английским послом в Москве С. Криппсом 1 июля 1940 г. И. Сталин отметил, что «СССР действительно стоит против единоличного хозяйничанья Турции в проливах и против того, чтобы Турция диктовала условия на Черном море».

Соответствующие директивы от Сталина по отношению к Турции 9 ноября 1940 г. получил глава НКИД СССР Молотов перед поездкой в Берлин на переговоры с Риббентропом и Гитлером. В частности, о самой Турции в директивах говорится: «Вопрос о Турции и ее судьбах не может быть решен без нашего участия, так как у нас есть серьезные интересы в Турции».

Немцы на ноябрьских переговорах в Берлине касались и этого вопроса. В ответе советской стороны на предложения Германии о сотрудничестве, переданном 25 ноября 1940 г. Молотовым германскому послу в Москве фон Шулленбургу, предлагалось заключить 5 секретных протоколов, в их числе и по Турции. Речь шла об «организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды». В случае же отказа Турции советское предложение предусматривало, что «Германия, Италия и СССР договариваются выработать и провести в жизнь необходимые военные и дипломатические меры, о чем должно быть заключено специальное соглашение».

В ходе переговоров советского руководства и дипломатии с болгарской стороной (Г. Димитровым и премьером Б. Филовым) в ноябре 1940 г. вновь упоминался вопрос о черноморских проливах и территориальных претензиях к Турции со ставкой на болгарский и армянский вопросы.

Однако Германия так и не ответила на предложения СССР, зато получила дипломатические козыри для антисоветских интриг и давления на Турцию. После нападения Италии на Францию Турция уклонилась от обязательств выступить на стороне союзников в соответствии с положениями договора от 19 октября 1939 г. и заняла статус невоюющего государства. Поражение Франции и подписание Компьенского перемирия Парижа с Берлином 22 июня 1940 г. резко изменило соотношение сил в Европе: обозначились контуры англо-американского союза и укрепилось решение Германии начать агрессию против СССР.

Турецкая внешняя политика была нацелена на союз с Германией, так как главной задачей Турции было сохранение территориальной целостности страны и выгодное использование военной кампании против СССР для реализации стратегии пантюркизма, захвата Кавказа и уничтожения Армении.

Спекулируя на трагедии еврейского народа, турецкие спецслужбы стали целенаправленно распространять в Германии слухи о том, что армяне якобы имеют родственное с евреями семитское происхождение и должны быть уничтожены германской военно-полицейской машиной. Вновь над армянами нависла угроза геноцида.

Однако этим турецкая угроза интересам Армении и армянского народа в годы Великой Отечественной войны не ограничивалась. Ключевой стала военная кампания вермахта в 1942–1943 гг. Однако этому предшествовал ряд взаимосвязанных процессов в германо-турецких отношениях.

В ноябре 1940 года Гитлер готов был начать военные действия в районе Средиземного моря. В частности, предполагалось создать армейскую группировку вермахта силой в 10 дивизий для давления на Турцию. Был даже отпечатан «Путеводитель по Турции» для посла в Анкаре Франца фон Папена. Все это возымело действие.

На секретном совещании в Берлине 17 марта 1941 г. Гитлер заявил: «Кавказ позже будет отдан Турции при условии его использования нами». На следующий же день, 18 июня 1941 г., Турция подписала на 10-летний срок пакт «О дружбе и ненападении» с Германией и тем самым открыто заявила об изменении своей внешнеполитической ориентации. Одновременно с заключением официального договора с Турцией германское правительство подписало и секретный договор, который предусматривал «неограниченный провоз оружия и военных материалов через Турцию». Пункты секретного соглашения позволяли немцам обеспечить сопровождение военных грузов по территории Турции «необходимым персоналом». Практически это означало разрешение на переброску определенной части войск вермахта в замаскированной форме на Восточный фронт против СССР.

Таким образом, Турция фактически превращалась в плацдарм для фашистского нападения на Советский Союз, что вступало в явное противоречие с советско-турецким договором «О дружбе и ненападении» от 17 декабря 1925 г.

Фашистская агрессия против СССР активизировала германо-турецкие отношения. Поражение под Москвой заставило Гитлера переоценить обстановку на Восточном фронте, усилить группировки германских войск и определить им новые задачи.

1942 г. должен был стать определяющим в плане вступления Турции в войну против СССР. Руководство Турции поддерживало войну против СССР, способствовало активизации пантюркистской пропаганды и деятельности антисоветских эмигрантских организаций. Летом 1942 г. в беседе с послом фон Папеном премьер-министр Турции Ш. Сараджоглу заявил: «Уничтожение России является подвигом фюрера, равный которому может быть совершен раз в столетие, оно также является извечной мечтой турецкого народа».

В Турции развернулось активное противостояние германской и советской разведок. В ход шли все формы и методы разведывательно-подрывной деятельности: вербовка агентуры, похищение секретных документов, устранение неугодных персон.

Так, 24 февраля 1942 г. в самом центре Анкары на бульваре Ататюрка был осуществлен взрыв бомбы с попыткой уничтожения германского посла Франца фон Папена, однако покушение не удалось, дипломата и его жену лишь сшибло взрывной волной. До сих пор неизвестны истинные причины провала этой операции. Сам фон Папен после войны в своих мемуарах намекал на виртуозную операцию гестапо: мол, немцы таким образом «подставили» советскую разведку в Турции. Есть также информация, что генерал советской разведки Эйтингон, ответственный за организацию операции, спас молодую исполнительницу диверсионного акта, которая впоследствии стала его женой. Так или иначе, этим актом советская разведка попыталась сковать активность неугомонного германского посла.

«Наша работа в Турции не являлась синекурой, – писал в воспоминаниях кадровый немецкий разведчик Людвиг Мойзиш, действовавший под прикрытием пресс-атташе посольства Германии в Анкаре. – Напротив, она была самой ответственной, какую только могла предложить дипломатическая служба Третьего рейха». К лету 1942 г. немцы достигли важных результатов: после покушения на фон Папена отношения турок с Москвой значительно обострились. Резидент советской разведки в Анкаре Георгий Мордвинов был отозван в Центр и арестован, в Анкару был направлен в качестве резидента капитан госбезопасности Михаил Батурин, который должен был убедить турок в бесполезности вступления в войну против СССР.

В апреле 1942 г. Гитлер подписал директиву № 41, то есть план летнего наступления. Новая операция – план летне-осенней кампании вермахта на южном крыле советско-германского фронта в 1942 г. – получила условное наименование «Блау» (30 июня 1942 г. заменено на план «Брауншвейг»). При сохранении угрозы захвата Москвы и Ленинграда германские войска должны были нанести удар на южном участке фронта, захватить Кавказ, его нефтеносные районы и промышленные центры, выйти к Волге и прервать поставки военных грузов в центральную часть России. При достижении целей операций «Блау» и «Эдельвейс» (наступательная операция немецких войск летом и осенью 1942 г. с целью овладения Кавказом и нефтепромыслами Грозного и Баку) Гитлер планировал повернуть свои войска на север и захватить Москву.

Во время наступления вермахта на Сталинград и Кавказ летом 1942 г. Турция сконцентрировала на границе с СССР 26 дивизий, отвлекая на этом направлении крупные силы Красной Армии. В частности, для прикрытия советско-турецкой границы в июле 1941 г. в Закавказском военном округе были развернуты четыре армии под командованием генерала Тюленева. Дислоцированные на левом берегу р. Ахурян советские войска должны были в случае наступления турок обеспечить оборону и безопасность Армении, не допустить очередной аннексии со стороны Турции.

В июне 1942 г. начальник турецкого Генерального штаба маршал Чакмак считал «вступление Турции в войну почти неизбежным». Турция полагала, что после летней кампании 1942 г. Красная Армия утратит способность к сопротивлению и турецкие войска самостоятельно смогут захватить Кавказ. Осенью 1942?г. было подписано специальное турецко-германское соглашение о поставках в 1943–1944 гг. 180 тыс. т хромовой руды, добываемой в Турции.

Одновременно с началом подготовки войск к переходу турецко-советской границы спецслужбы Турции оказывали активное содействие германской разведке по проведению разведывательно-диверсионной деятельности на Кавказе со ставкой на антисоветские элементы тюрко-исламского толка. Речь шла об азербайджанских и горских организациях и антисоветском подполье в тылу Красной Армии. Об этом свидетельствуют воспоминания шефа германской политической разведки (СД) Вальтера Шелленберга и посла фон Папена.

Так, в мае 1942 г. посол фон Папен доносил в Берлин, что начальник Генштаба Турции маршал Чакмак обещал передать в распоряжение германской разведки значительное число состоящих на службе в турецкой армии «бывших кавказских и особенно азербайджанских офицеров, которые прекрасно знают страну».

«В 1942–1943 гг. нам благодаря плодотворному сотрудничеству с турками, – отмечает В. Шелленберг, – удалось забросить из Турции в южные районы России и за Урал агентов восточных национальностей, представителей кавказских и тюркских народностей, прошедших особенно основательную подготовку. Они проникали в русский тыл с величайшей оперативностью и передавали нам неплохую информацию. С информацией, представляющей интерес для Турции, мы согласно договоренности знакомили турецкую разведку».

Не случайно бывший ответственный сотрудник военно-морской разведки Англии Дональд Маклахлан отмечал, что «одним из лучших источников разведывательной информации о России в то время была Турция».

Естественно, и советская разведка предпринимала активные контрдействия, включая операции дезинформационного и диверсионного характера. Так, по утверждению британского историка Стивена Керлинга, советская разведка дезинформировала Генштаб Турции о переброске с Дальнего Востока на Кавказ 50 свежих дивизий. Активизировалась агентурная работа в курдской среде в плане подготовки мощного восстания в тылу турецких войск. Туркам был передан фальшивый план войны, якобы украденный в Москве из кабинета самого Сталина, который предусматривал высадку морского десанта в Стамбуле и вторжение Красной Армии из Ирана. Все это так или иначе сковало инициативу турецкого руководства. Президент Исмет Иненю, несмотря на давление Гитлера, так и не решился начать войну против СССР летом – осенью 1942 г., а поражение вермахта под Сталинградом поставило точку в бредовых планах Анкары.

Героическая победа Красной Армии в Сталинградской битве в 1943 г. заставила Турцию отказаться от военной авантюры, что, несомненно, спасло Армению от угрозы турецкого вторжения.

Предвидя приближающийся крах фашистской Германии во Второй мировой войне и жесткую позицию Сталина по отношению к союзникам и пособникам Германии, Турция под диктовку английской дипломатии предприняла ряд шагов для разрыва отношений с Германией. Так, 21 апреля 1944 г. Турция официально заявила о прекращении экспорта хромовой руды в Германию; в мае 1944 г. турецкие спецслужбы объявили о раскрытии заговора германской разведки и пантюркистских организаций в целях свержения правительства Ш. Сараджоглу, захвата власти и вступления Турции в войну на стороне Германии (было сфабриковано «дело 23 обвиняемых» во главе с маршалом Чакмаком). 2 августа 1944 г. Турция официально заявила о разрыве дипломатических и экономических отношений с Германией. Наконец, 23 февраля 1945 г. Турция объявила войну Германии и Японии. Однако эти запоздалые шаги турецкой стороны не имели никакого практического значения для разгрома Германии и ее союзников. Просто, оказавшись на краю пропасти, Турция предприняла спасительный для себя шаг.

Армянский вопрос в конце Второй мировой войны был поднят И. Сталиным на Ялтинской и Потсдамской конференциях. Возложив на Турцию вину за антисоветскую позицию и пособничество Германии, советское руководство выступило с предложением возврата армянских территорий, переданных Турции в 1921 году. Как известно, Сталин инициировал обращение Католикоса всех армян Геворга VI Чорекчяна в адрес глав стран-победительниц с просьбой оказать содействие возвращению зарубежных армян в Советскую Армению и воссоединению армянских территорий Турции с СССР. Сталин готовил наступление советских войск на Турцию, были развернуты соответствующие планы армии и спецслужб. Однако Черчилль и Трумэн отказались поддержать Сталина в армянском вопросе и не отреагировали на письмо Католикоса.

То обстоятельство, что США уже имели атомную бомбу и испытали ее в Японии, стало причиной вынужденного отказа Сталина от военной операции против Турции и решения армянского вопроса. В свою очередь стратегическое положение Турции позволило ей вновь стать активным союзником стран Запада против России в годы «холодной войны», а в феврале 1952 г. она была принята в состав НАТО. Однако до конца своих дней Сталин так и не отказался от территориальных претензий к Турции, и лишь после его смерти новое руководство СССР отказалось от них.

Величие Победы над фашизмом в том, что во имя справедливости Нюрнбергский процесс признал преступлением против человечества идеологию нацизма гитлеровской Германии.

Великая Победа 9 мая 1945 г. стала результатом братского союза всех народов Советского Союза и стран антигитлеровской коалиции, и приближение этого дня оказалось возможным в том числе благодаря героизму славных сынов и дочерей армянского народа, боевому пути от Кавказа до Балкан и Берлина доблестных армянских национальных формирований в составе Красной Армии (76-я, 89-я, 261-я, 390-я и 409-я армянские стрелковые дивизии) и силам Сопротивления в оккупированных странах Европы. Мы будем вечно помнить солдат Великой Отечественной войны. Мы будем вечно гордиться полководцами и героями ушедшей войны. Мы сохраним память о 4 армянских маршалах (И. Баграмяне, А. Бабаджаняне, А. Ханферянце, С. Агаджанове) и адмирале И. Исакове, 60 армянских генералах, 106 Героях Советского Союза и кавалерах ордена Славы, всех, кто не вернулся с полей Великой Отечественной войны.

Это память о прошлом, ибо вклад наших дедов в Великую Победу над фашизмом позволил получить мир, обеспечить патриотическое воспитание молодого поколения и стать залогом новых побед армянского народа в навязанной нам карабахской войне. Символично, что 9 мая для армянского народа олицетворяет Победу 1945 г. и освобождение Шуши в 1992 г.

«Память о прошлом, – как справедливо отмечал автор книги о знаменитой Аварайрской битве армянский епископ XVI в. Егише, – это дозорная вышка, с которой хорошо видно будущее». Память о Великой Отечественной войне – это сила народа, пережившего тяжелые испытания во имя уверенного будущего.

Пользуясь случаем, поздравляю всех ветеранов Великой Отечественной войны с Днем Победы! Желаю здоровья, бодрости духа, мира и благополучия.

Александр Сваранц, доктор политических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 24 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты