№8–9 (260–261) май 2015 г.

Людвиг Касабян в боях за родину

Просмотров: 1291

Славные страницы в историю 995-го Измайловского штурмового авиаполка 306-й Нижнеднепровской авиадивизии вписал сын армянского народа пилот Людвиг Амбарцумович Касабян. Простой армянский парень в годину тяжелых испытаний за считаные месяцы стал одним из доблестных «сталинских соколов». Под напором советских асов останавливалось продвижение фашистских войск, шли под откос желез­нодорожные составы, пылали на поле боя немецкие «Тигры» и «Пан­теры», замолкали огневые точки врага.

Людвиг Касабян родился и вырос на берегу Черного моря. Его волевая нату­ра была сродни морскому прибою, он всегда стремился дерзать и побеждать. Рос и воспитывался Людвиг, как и все юноши двадцатых годов: школа, и за нею выбор пути. Из всех дорог, открывавшихся перед юношей, он избрал одну. Небо манило его. Комсомолец Касабян в 1941 году закончил Энгельсскую школу пилотов. Людвига как отличника боевой и политической под­готовки направили в 5-ю Московскую школу пилотов инст­руктором. Там он отдавал все свои силы и знания подготовке воздуш­ных бойцов. В конце 1942 года Касабян успешно переучился управлять боевым самолетом ИЛ-2П и уже 15 февраля 1943 года стал рядовым пилотом 995-го штурмового авиационного полка, в составе которого и прошел слав­ный боевой путь от Северного Донца до Вены.

В пламени войны Касабян прошел боевой путь от простого пилота до заместителя командира штур­мовой авиационной эскадрильи. Много раз Людвиг смотрел смерти в глаза, но каждый раз выходил победителем. Под Борвенково, Белградом, Запорожьем и Кривым Рогом, в Яссо-Кишиневской операции и над горами Югославии сын армянского народа Людвиг Касабян не раз проявлял стойкость, храбрость, отвагу и героизм. Он любил свой самолет, в совершенстве владел им и отличался в бою отвагой и находчивостью.

Людвиг всегда оказывал поддержку своим товарищам в бою. Скромность и уважение к товарищам - лишь некоторые из отличительных черт характера Касабяна. Он снискал добрую славу среди бое­вых товарищей, которые с любовью называли его сыном армянского народа Володей Касабяном.

Пилоты-штурмовики не знали передышки, вылетая по 3-4 раза в день для ударов по скоплению техники и живой силы немцев у переправ на западном берегу Северного Донца. Летал на эти операции и Людвиг Касабян.

В Курской операции большие испытания выпали на долю пилотов 995-го штурмового авиационного полка. Зияющие раны на фюзеляжах самолетов, перенапряжение всех сил, потери среди воздушных бойцов...

Однажды Людвиг Касабян со своим командиром эскадрильи Виктором Захаровым вылетел ведущим группы штурмовиков на свободную «охоту» в районе южнее Днепропетровска. Следуя на малой высоте и прикрываясь рассеивающимся туманом, штурмовики внезапно появились над аэродромом Кайдаки, на котором вражеские пилоты готовились к боевому вылету. Требовалось немедленное и решительное принятие решения.

«Иду в атаку!» – передал по радио Захарову Касабян.

«Прицел, гашетки, огонь, Володя!» – коротко ответил Захаров.

За четыре захода штурмовики уничтожили более десяти вражеских самолетов, склад горючего и боеприпасов. После возвращения на свой аэродром Виктор Захаров скромно доложил командиру полка о результате свободной «охоты»:

«Задание выполнено. Пилот Касабян отлично сдал экзамен в качестве ведущего».

В повторной атаке на аэродром Кайдаки восьмеркой штурмовиков руководил Захаров. После успешного выпол­нения боевого задания «Ильюшины» были атакованы шестью фашистски­ми «Фокевульфами-190». Завязался неравный воздушный бой.

Фашистские пилоты взяли в «клещи» самолет Виктора Захарова. Людвиг довернул свой ИЛ. Фашистский истребитель в прицеле. Гашетки, огонь! Длинная трасса полоснула по фюзеляжу самолета с крестами. Мгновение – и взрыв. «Фокер» завалился на крыло и стремительно стал падать. «Есть один!» – выпалил Касабян. Штурмовики ушли от преследования фашист­ских истребителей. В этом бою машина Захарова была сильно повреждена. Касабян неотступно следовал зa самолетом командира, прикрывая его полет. Так молодой пилот спас жизнь своему командиру.

Однажды, возвращаясь на аэродром после выполнения бое­вого задания, Касабян заметил колонну вражеских автомашин, направ­ляющихся к линии фронта. Штурмовики с ходу ринулись в атаку. Вне­запный удар ошеломил врага. После первого же захо­да взорвалось три цистерны с горючим. Колонна остановилась. Фаши­сты в панике бросили машины и побежали во все стороны.

«Продолжать атаки до полного израсходования боеприпасов!» – прозвучал в эфире голос Касабяна, выруливавшего до бреющего полета. Атака сменялась атакой. Вдоль проселочной дороги полыхали взрывы. В эфире опять и опять раздавался голос Каса­бяна: «Прицельный, вести прицельный огонь, ребята!»

После успешных атак на поле боя пылало до полутора десятков вражеских автомашин.

Небольшая передышка, и Людвиг опять в полете, на следующем задании.

Наступила зима 1944 года. Совет­ские войска вели ожесточенные бои за Кривой Рог. Однажды командир полка Василий Соколовский в паре с Людвигом Касабяном вылетели в район боев на свободную «охоту». В сумерках пилоты вынуждены идти к линии фронта на бреющем полете, маскируясь нижней кромкой облаков. Соколовский с Касабяном определили перед­ний край вражеской обороны и обрушили на нее смертоносный огонь. На обратном маршруте летчики заметили на ровном заснеженном поле большое скопление пехоты и конницы. Бой продолжился.

В конце ноября 1944 года 995-й полк вел бои вместе с частями 57-й армии на западном берегу реки Дунай в районе Батино. 22 ноября группа штурмовиков в составе восьми «Ильюшиных», ведомых Людвигом Касабяном, взяла курс к Дунаю. В районе Удвор Касабян заметил группу вражеских истребите­лей. «Справа «Фокеры»! Построиться в оборонительный круг!» – дал команду пилотам Касабян.

Завязался жаркий воздушный бой. Несмотря на непрекращающиеся атаки фашистских истребителей, советские пилоты нанесли внушительный бомбово-штурмовой удар по скоплению вражеской пехоты и боевой техники. Штурмовики возвратились на свой аэродром в полном составе.

Перед освобождением Югославии и ее столицы Белграда штурмовики 995-го полка работали по вражеским коммуникациям, отрезая пути отхода немецким войскам. Господство в воздухе совет­ской авиации открывало полную свободу действий «Ильюшиным». «Охотники»-штурмовики, применяя умелую тактику и находчивость, не давали покоя врагу.

Людвиг Касабян в паре с пилотом Кузьминым в очередной раз вылетели на свободную «охоту». В узком горном ущелье они заме­тили вражеский железнодорожный состав. Прибегнув к хитрости, воз­душные бойцы сначала прошли в стороне, прикрывшись низкой облачностью, затем круто развернули свои машины и атаковали железнодорожный состав. Советские пилоты произвели по несколько заходов на атаку. Огромной силы взрывы выносили высоко вверх клубы черно-коричневой гари. Вражеский эшелон подожжен. Боевая задача выполнена.

За короткий срок пребывания в полку Людвиг Касабян совершил 128 успешных боевых вылетов на задания, из них 90 – в качестве ведущего групп. И в каждом вылете ему со­путствовал успех. Так дерзкий сын армянского народа вписал в историю 995-го штурмового авиационного полка, в историю русского оружия собственную страницу. Менее двух лет воевал полк, но за этот короткий период 17 раз командование особо отмечало успешные боевые действия крылатых асов полка, а Верховный Главнокомандующий объявлял всему личному составу дивизии благодарности. Родина высоко оценила заслуги своего верного сына: два ордена Боевого Красного Знамени, орден Отечественной войны, орден Красной Звезды и около десяти медалей.

ПОСЛЕ ПОБЕДЫ

После войны Людвиг Касабян не оставил любимого дела. С 1946 по 1966 год он работает в Армянской авиагруппе в качестве командира корабля. Служа в должности командира корабля, а затем в должности руководителя полетов в Ереване, Касабян так же, как и на фронтах Великой Отечественной войны, был примером четкости в работе, за что имел ряд благодарностей от командования и был награжден почетной грамотой Верховного Совета Армянской ССР.

В августе 1968 года в Москве собрались на долгожданную встречу бывшие однополчане. Под впечатлением от воспоминаний Людвиг Амбарцумович писал потом из родного Сочи: «Дорогие боевые друзья и боевые подруги 995-го штурмового Измайловского ордена Кутузова III степени авиационного полка. Первая наша историческая встреча ветеранов Великой Отечественной войны в столице нашей Родины, в городе-герое Москве, переполняет меня воспоминаниями о былых жестоких боях и грозных штурмовых ударах по люто­му врагу, о той великой стойкости и беспредельном мужестве, кото­рое проявляли пилоты, стрелки, механики, техники нашего полка при защите Матери-Родины. Наша встреча – живая, немеркнущая страница в истории многонационального советского государства, народа-победителя. Эта встреча имеет огромное значе­ние, так как она цементирует дружбу боевых товарищей, умножает нашу силу, энергию!»

Уйдя на заслуженный отдых, Людвиг Амбарцумович Касабян продолжал воспитывать молодежь. И только после ухода ветерана из жизни его близкие задумались: подвиги боевого пилота не увенчаны наградой… Боевые командиры и соратники тоже были согласны с этим.

В 1971 году в Кремль на имя генсека Брежнева было отправлено представление командования 995-го Измайловского штурмового авиаполка о присвоении гвардии майору Советской армии Людвигу Касабяну звания Героя Советского Союза «за мужество, героизм и отвагу, за отличное выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм». Однако все эти усилия так до сих пор и не увенчались успехом.

Еще 19 августа 1941 года приказом наркома обороны № 0299 была установлена норма сбитых вражеских самолетов для присвоения звания Героя Советского Союза – 5 бомбардировщиков или 10 истребителей. На счету Людвига Касабяна 11 сбитых самолетов. Это ли не героический подвиг, заслуживающий награды?

Натэлла Саакова, Сочи

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 19 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты