№10–11 (262–263) июнь 2015 г.

Ованес Манукян: Продвигать вперед развитие общества

Просмотров: 2912

Министр юстиции Республики Армения Ованес Манукян отвечает на вопросы нашего корреспондента

– В Армении сейчас активно обсуждается концепция конституционных реформ. Как, по-Вашему, быть ли новой Конституции? Чем она будет отличаться от нынешней? Что скажете относительно концепции конституционных реформ? По-Вашему, новой Конституции – быть?

– Конституция, как и наше общество – живой организм. Конституция тоже живет, стареет. Это происходит тогда, когда общественные отношения переживают прогресс, а конституционные нормы и механизмы уже не в состоянии обслуживать эти отношения. Тогда возникает необходимость изменить, улучшить, реформировать Основной закон. Ведь наличие Конституции – не самоцель. Конституция – это основной инструмент обеспечения общественного благосостояния и правового государства.

И в этом случае не нужно ждать, пока в результате общественного развития возникнет необходимость в изменении законов (в том числе и Основного закона), а посредством конституционных реформ нужно продвигать само общественное развитие.

Говоря сугубо о предлагаемых изменениях, должен отметить, что в центре внимания политических и общественных сил находится, в основном, вопрос о форме правления. Но есть и другой, более важный вопрос – формирование совершенного механизма обеспечения гарантированных Конституцией основных прав и свобод человека.

– В рамках концепции конституционных реформ обсуждается возможность внедрения в нашу судебную систему суда присяжных. На Ваш взгляд, это актуально для Армении?

– Одна из приоритетных концептуальных задач конституционных реформ – становление независимой и эффективной системы правосудия. В этом контексте предметом обсуждения становятся вопросы, предусматривающие в национальной системе правосудия новые правовые инструменты повышения эффективности судебной системы, в том числе и осуществления судебных процессов с участием присяжных заседателей. Этот вопрос пока находится на стадии обсуждения. Конечно, это не панацея. Но если умелое введение этой модели в национальное законодательство будет способствовать повышению ответственности органов уголовного преследования и принципа объективности в уголовном процессе, то грех не воспользоваться этой возможностью.

– Правительство Армении одобрило концепцию внедрения в пенитенциарную систему службы пробации. Чем эффективна пробационная служба?

– Вы правы, правительство буквально на днях одобрило «Концепцию внедрения пробационной службы в Республике Армения».

Основными целями этого относительно нового правового института являются сокращение рецидива преступлений и обеспечение общественной безопасности, контроль за лицами, совершившими преступление, оказание им содействия, успешная социальная интеграция указанных лиц путем установления с ними доброжелательных отношений.

Пробация предусматривает исполнение установленного законом наказания, не связанного с лишением свободы. Она включает ряд полномочий и воздействий, среди которых – надзор, исправление осужденных и оказание им помощи с целью социальной интеграции, поддержание общественной безопасности.

Система пробации во многих странах доказала также свою экономическую эффективность. Лишая человека свободы, государство тратит немалые средства на его содержание. Если тяжесть совершенного преступления не слишком велика, то обществу более выгодно внедрение альтернативного метода наказания. Лицо, совершившее преступление, уже нанесло определенный ущерб и обществу, и лицу, пострадавшему от преступления, и осужденный, находясь в местах лишения свободы, не только не возмещает ущерб, а еще и общество продолжает платить определенные налоги на его содержание. Таким образом, если данную проблему рассматривать в контексте экономической целесообразности, то и здесь все аргументы в пользу внедрения системы пробации.

– Тюрьмы в нашей стране переполнены. Строительство новых уголовно-исполнительных учреждений не спасает ситуацию. Какие меры надо предпринять, чтобы разгрузить наши переполненные тюрьмы? Наверное, система пробации – одна из таких мер? Но думается, далеко не единственная…

– Во-первых, думаю, что строительство новых тюрем неизбежно, и хотя только этим методом нельзя ограничиваться, эта политика должна продолжаться. Все наши тюрьмы – наследство советских времен, а средний возраст этих зданий далеко за 50. Это значит, что со временем строительство новых и последующая консервация старых тюрем неизбежны. Это достаточно затратно, но мы должны это сделать. Кстати, наше новое уголовно-исполнительное учреждение Армавир (1 блок сдан в эксплуатацию, а строительство 2 блоков сегодня продолжается) после конечной сдачи в эксплуатацию возьмет на себя примерно 20-25% загруженности всей системы. Это нешуточные объемы.

Пробация, конечно, тоже достаточно эффективный инструмент «разгрузки». Сегодня почти 2/3 из находящихся в заключении более чем 800 человек, совершивших или обвиняемых в совершении преступлений небольшой или средней тяжести, имеют потенциальную возможность стать бенефициарами пробационной службы. Если прибавить к этому возможный «приток» осужденных в компетенцию пробационной службы в результате усовершенствования институтов условно-досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким его видом, то можно утверждать, что число таких лиц существенно возрастет и составит примерно 1200-1300 человек.

Представьте, насколько будет разгружена система, учитывая, что в последние годы в пенитенциарной системе имеем 4-5 тысяч лиц, лишенных свободы.

Разгрузка тюрем, мест лишения свободы непосредственно связана также и с уголовной политикой. В частности, те инструментарии, которые используются в УПК и УК, могут серьезно повлиять и на пенитенциарную систему. Возьмем, к примеру, проект нового УПК. Проект кодекса, в частности, предусматривает новые альтернативные меры пресечения, такие как домашний арест, административный контроль, запрет на отлучение, приостановление полномочий. Меры пресечения могут быть применены по отдельности и в совокупности. Это даст возможность серьезно сократить объемы применения ареста как меры пресечения.

Или же возьмем концепцию нового УК Республики Армения, которая в ближайшее время будет представлена на утверждение правительства. Концепция предусматривает пересмотр системы мер наказания и необходимость использования альтернативных мер. Кроме того, альтернативные методы наказания, носящие карательный характер, являются уголовно-правовым средством противодействия государства преступлениям, однако направлены на изоляцию человека, совершившего преступление, и разрыв его социальных связей. Предполагается внедрение таких мер альтернативного наказания, как ограничение свободы, ограничение прав, выдворение с территории страны иностранцев или людей, не имеющих гражданства.

– Считаете ли Вы удовлетворительной работу Совета правосудия?

– Вопрос каверзный (улыбается). С одной стороны, удовлетворительно можно оценить эффективность этого органа (кстати, самого ключевого в системе органов судебного самоуправления) лишь в том случае, когда можно констатировать наличие в стране независимой и эффективной системы правосудия или же общественного доверия к служителям Фемиды. С другой стороны, в не очень далеком прошлом, будучи руководителем этой системы, сам знаю, какие тернии на этом пути и как много делается для обеспечения справедливости судов. Не означает ли это, что нам надо было глобально, шире посмотреть на саму суть вопроса? Не связана ли проблема также и с конституционными решениями?...

– Служба принудительного исполнения судебных актов, уже по своему назначению, осуществляет самый неблагодарный фронт работы в руководимом Вами ведомстве. Довольны ли Вы результатами деятельности этого подразделения?

– Доволен ли я? Думаю, более важна удовлетворенность общества работой какой-либо из структур.

Если общество, люди доверяют и ценят чиновников или служащих, то я могу быть доволен. Иначе мы должны постоянно работать в направлении усовершенствования этих служб. А с Вашей постановкой вопроса я согласен. Это тяжелый и порой неблагодарный труд. Но это участь судебных исполнителей.

– Экзамены на должность нотариуса с недавнего времени проводятся ежегодно. Не слишком ли много нотариусов получаем мы для небольшой Армении?

– Вопросы, касающиеся проверки квалификации нотариуса, регулируются законом «О нотариате» и постановлением правительства «Об утверждении порядка проверки квалификации кандидатов в нотариусы». Согласно пункту второму указанного решения «Проверки квалификации организуются как минимум один раз в три года, в конкретные сроки, установленные министром юстиции Республики Армения». Следовательно, частота квалификационных экзаменов согласно указанному порядку, составляет как минимум раз в три года, однако приказом министра могут быть установлены более ранние сроки проведения проверок. Критерием для этого является наличие вакантных мест в системе.

Кстати, мы сейчас разрабатываем изменение в законе «О нотариате», целью которого является повышение эффективности системы нотариата. В частности, изменения могут касаться системы ответственности нотариуса за причиненный вред, возможности введения институтов нотариальной надписи и права нотариусов утверждать в предусмотренных законом случаях отдельные юридически значимые факты.

– Какие еще законопроекты разрабатываются сегодня в Минюсте? Насколько мне известно, разные мнения высказываются по поводу законопроекта о НПО?

– Сейчас Министерством юстиции разрабатывается или уже находится в обращении ряд проектов законодательных актов, среди которых изменения и дополнения в Гражданский, Гражданско-процессуальный кодексы, проект Кодекса об административных правонарушениях, проект УПК и УК и много других проектов.

25 сентября 2014 года правительство Армении утвердило «Концепцию институциональных и законодательных реформ, направленных на развитие организаций гражданского общества». На основе концепции был разработан новый проект закона «Об общественных организациях». Проект многократно выдвигался для общественного обсуждения, была сформирована рабочая группа, в которую входят представители организаций гражданского общества и Министерства юстиции.

Одновременно в феврале и марте 2015 года состоялись общественные слушания, проект был обсужден также с представителями национальных меньшинств. Нынешний законопроект включает все те основные механизмы, которые направлены на обеспечение финансовой самостоятельности общественных организаций, принципов добровольности, отчетности и так далее.

Хочу подчеркнуть, что большинство организаций гражданского общества позитивно воспринимает этот проект.

– В последнее время появились слухи о том, что на портфель министра юстиции претендуют представители партий. Например, дашнаки. А Вас якобы снова назначат послом. Как прокомментируете эти слухи?

– Просто порекомендую прослушать замечательную песню мною обожаемого Владимира Высоцкого. Произведение называется «Песня о слухах».

– У Вас за плечами серьезный послужной список. Вы были самым молодым председателем Кассационного суда в РА, потом стали послом Армении в Грузии, сейчас – министр юстиции. Как профессионал, Вы везде на своем месте. Но какая должность ближе всего по духу Вам самому?

– Где возможно самореализоваться. То есть имеешь относительную «дозу» свободы, без которой невозможен творческий подход к работе, и есть возможность «продвигать процессы», реформировать. Меня убивает текучка, быстро устаю от работы, где поля уже давно вспаханы...

Беседу вела Лана Мшецян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты