№10–11 (262–263) июнь 2015 г.

Армяно-грузинский скандал – буря в стакане

Просмотров: 2058

Состоявшиеся 3 мая парламентские выборы в Нагорном Карабахе высветили проблемные моменты армяно-грузинских отношений. Формальным поводом стала поездка в Степанакерт миссии наблюдателей из Южной Осетии во главе с председателем парламента республики Анатолием Бибиловым. В столице Нагорного Карабаха Бибилов накоротке встретился с председателем парламента Республики Армения Галустом Саакяном, что вызвало оперативно срежиссированное негодование в Грузии.

Посол Армении в Грузии Юрий Варданян 4 мая был приглашен в Министерство иностранных дел Грузии по поводу встречи спикера парламента Армении Галуста Саакяна с представителем де-факто властей Цхинвальского региона, сообщает пресс-служба МИД. В сообщении также с использованием характерной лексики указывается, что «заместитель министра иностранных дел Грузии Гиги Гигиадзе выразил крайнюю встревоженность в связи с фактом встречи председателя Национального Собрания Армении и представителя действующего в Цхинвальском регионе оккупационного режима России, т.н. «председателем парламента». Гигиадзе отметил, что данный факт «противоречит традиционному дружественному единодушию между Арменией и Грузией и наносит вред двусторонним отношениям». А ранее премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили связался по телефону с армянским коллегой Овиком Абрамяном. Как разъяснил армянский премьер, Бибилов находился в Карабахе с частным визитом, а с Галустом Саакяном состоялась коммуникация личного характера и «на встрече не были обсуждены деловые темы, в том числе вопросы, связанные с оккупированными территориями Грузии».

Впоследствии сообщение на сайте парламента Южной Осетии о встрече Галуста Саакяна с Анатолием Бибиловым было изменено, исчез и фотоснимок, ставший, собственно, формальным поводом для скандала. Однако, похоже, в Тбилиси не упустят шанса использовать этот эпизод в качестве политико-пропагандистского рычага давления на Ереван как можно дольше. Так, уже 7 мая в ходе заседания ряда парламентских комитетов грузинского парламента министр иностранных дел Тамар Беручашвили вновь назвала встречу спикера армянского парламента Галуста Саакяна с югоосетинским коллегой Анатолием Бибиловым «очень плохой, знаковой и опасной тенденцией». Она выразила опасение, что «это будет не последним эпизодом», связав «армяно-югоосетинский» эпизод с курсом Еревана на интеграцию в Евразийский экономический союз. «С учетом вектора приоритетов и политики, которую проводит сегодня Армения, в какой реальности живет, не исключено использование этой и других тем во вред Грузии», – утверждает Беручашвили. При этом, к слову, президент страны Маргвелашвили выступает на зарубежных площадках с призывами к поиску механизмов взаимодействия между участниками «европейского» и «евразийского» проектов, что неплохо характеризует степень внешнеполитической координации в правящей грузинской «команде».

Не остался дипломатический скандал без внимания со стороны некоторых зарубежных аналитических центров, предложивших армянскому руководству подумать о его последствиях в контексте «жизненно важных» отношений Армении с Грузией. Примечательно также, что некоторые ангажированные комментаторы в Ереване принялись искать в случившемся «руку Кремля», на что участливо откликнулись известные «говорящие головы», для которых каждое лыко в строку. Призывая армянские власти «в отношениях с Москвой защищать интересы нашей страны», то есть Армении, они застенчиво молчат относительно политики соседней Грузии, интенсивно развивающей связи с Турцией и Азербайджаном.

Столь трогательную избирательность традиционно объясняют коммуникационной зависимостью Армении от северного соседа, к чему в Москве традиционно относились и относятся с пониманием. По разным оценкам, на Грузию приходится до 80% экспортно-импортных потоков Армении. Более того, стабильная и нейтральная Грузия, не являющаяся членом каких-либо агрессивных блоков и не представляющая угрозы своим соседям, в полной мере отвечает интересам как Москвы, так и Еревана. Однако в жизни все сложнее. Помимо настойчивого стремления официального Тбилиси в НАТО, что де-факто реализуется, пусть и без предоставления формального членства, не могут не беспокоить попытки насадить в регионе блоковое противостояние, в том числе путем «широтного» сотрудничества по линии Азербайджан – Грузия – Турция, о чем авторы «Ноева Ковчега» писали не раз.

Заметим также, что вполне официальный приезд в Баку разыскиваемого в самой Грузии бывшего президента Михаила Саакашвили также не вызвал у грузинских властей сколь-нибудь внятной негативной реакции. Очевидно, что Баку имеет серьезные рычаги влияния на Тбилиси, однако при этом почему-то забывают, что свои аргументы в диалоге с грузинскими властями имеются также и у Еревана. Несмотря на традиционно взвешенную и осторожную реакцию Еревана на сообщения о нажиме на армянское население Джавахетии (Джавахка), параллели между этим регионом и Нагорным Карабахом по-прежнему весьма популярны в грузинском политическом и в экспертном сообществе. Не участвуя в региональных нефтегазовых проектах, Армения, по крайней мере теоретически, могла бы более динамично развивать малый и средний бизнес, обеспечив, в отличие от Азербайджана и Грузии, большую структурную диверсификацию экономики. Да и в самой Грузии далеко не все в восторге от курса на тесное сближение с Баку и Анкарой, достигшего своеобразной кульминации в период правления Михаила Саакашвили. Излишняя вовлеченность в проекты третьих стран, ставшая следствием русофобской риторики и политической практики бывшего президента, негативно сказалась на ряде отраслей грузинской экономики. После исчерпания потенциала роста, связанного с?транзитно-коммуникационной функцией, соответствующие отрасли в перспективе уже не смогут выступать в качестве локомотива экономического роста Грузии, отмечает экономист

А. Егиазарян.?Транзитные доходы Грузии от эксплуатации трубопроводов составляют примерно 100 млн долларов в год. Нынешние власти, по-видимому, пытаются предпринимать определенные шаги по исправлению ситуации, однако сделать это не так-то просто – если вообще возможно.

Во всяком случае, в том, что соответствующие аргументы не представлены в полной мере, состоит очевидное упущение армянской дипломатии. Помимо вышеперечисленного, не в последнюю очередь это связано с недостаточным уровнем гуманитарного, культурного сотрудничества, имеющего по большей части стихийный и несистемный характер, что зависит в том числе от утраты позиций русского языка как языка межнационального общения в Закавказье. Между тем, «мягкая сила» – неотъемлемая часть дипломатической работы. Некоторые СМИ достаточно резко критикуют известного в прошлом спортсмена Юрия Варданяна, являющегося ныне послом Армении в Тбилиси. Однако совершенно очевидно, что сама практика подобного рода назначений людей, не являющихся опытными дипломатами, в страну, имеющую для Армении ключевое значение, как минимум, вызывает вопросы. Кстати говоря, такая проблема характерна и для России, в чем мы имели возможность убедиться хотя бы по мере развития украинского кризиса…

Как известно, приграничные территории Грузии являются предметом повышенного внимания со стороны Турции и Азербайджана, вкладывающих значительные средства в коммуникационную и прочую инфраструктуру. Никто особо не скрывает конечных целей подобных проектов, предполагающих, в частности, дальнейшую региональную изоляцию Армении. «Любая недосказанность Еревана в отношениях с Грузией может обернуться впоследствии для Армении взвинчиванием Азербайджаном своих реваншистских требований», – справедливо отмечают авторы информационно-аналитического ресурса verelq.am, указывающие на проблемный характер двусторонних армяно-грузинских отношений. Напомним, подпрограмма «Территориальное сотрудничество стран Восточного партнерства», ТСВП (Eastern Partnership Territorial Cooperation Support Programme, EaPTC), распространяется в том числе на территории вдоль границы между Арменией и Грузией. В числе ее задач – «составление карты акторов и целевых групп, существенных для успешного воплощения в жизнь программ территориального сотрудничества», а также «определение политических, правовых и административных препятствий территориальному сотрудничеству и воплощение в жизнь лучших практик противодействия им». Западные и грузинские политики и «неправительственные» организации пытаются укрепить в сознании грузинских армян лояльность к ЕС и НАТО с помощью разнообразных образовательных и иных методов, способствующих формированию так называемого «нового политического мышления». В мае 2015 года в Ахалкалаки отметили День Европы, включавший уроки в школах и раздачу пропагандистских брошюр. Сообщается, что, с учетом украинского «опыта», подобная политика европейских и американских фондов, которая вряд ли будет ограничиваться благостными пиар-акциями, направлена на ликвидацию возможной политической силы, которая может заявить о себе в случае ухудшения положения армян в Самцхе-Джавахети или отношений с Арменией. С учетом все большей вовлеченности официального Тбилиси не только в азербайджано-турецкие проекты, но и в комплексные усилия США, НАТО и Евросоюза по «сдерживанию» России там, где это только возможно, не исключены новые вызовы, направленные на подрыв российско-армянских отношений. ?И здесь выслушивания односторонних претензий грузинской стороны с позиций самоустранения от происходящего в Джавахке, конечно, совершенно недостаточно.

Впрочем, для того, чтобы проводить активную региональную политику, необходимы не только внешние, но и внутренние ресурсы. Между тем, социально-экономическое состояние северных районов самой Республики Армения, приграничных с Грузией, мягко говоря, далеко от идеала даже на общем, не совсем радужном фоне. Ширакский и Лорийский марзы, несмотря на потенциально благоприятные условия для развития ряда хозяйственных отраслей, относятся к наименее экономически развитым районам страны, характеризующимся низкой инвестиционной привлекательностью, недостаточным уровнем сервиса и современных объектов жизнедеятельности, высокой безработицей и оттоком населения. При этом коммуникационные связи между соседними странами под патронатом европейских структур активно развиваются. 11 октября 2014 года в Степанаване в рамках ТСВП состоялась региональная конференция, в которой приняли участие представители трех марзов Армении – Ширака, Лори, Тавуша, и двух пограничных с ними краев Грузии – Самцхе-Джавахети и (азербайджанонаселенного) Квемо-Картли. Участники мероприятия обсудили ряд проблем социально-экономического развития приграничных регионов, расширения сотрудничества в рамках культуры, спорта и туризма. А в начале мая депутаты армянского парламента одобрили решение о строительстве совместными с Грузией силами «Моста дружбы» на территории пограничного перехода Садахло-Баграташен.?Соответствующее соглашение было подписано 24 декабря 2014 года. Новый мост будет построен на реке Дебед. Как сообщил первый заместитель министра транспорта и связи Армении Артур Аракелян, строительство нового стратегического объекта осуществляется в рамках программы модернизации северных пограничных пунктов Армении в соответствии с соглашением, подписанным между Арменией и ЕБРР 23 ноября 2012 года. Программу модернизации «Северного коридора» стоимостью в 62,6 миллиона евро, помимо ЕБРР, поддерживают также Европейский инвестиционный банк, Евросоюз, Инвестиционная программа Европейского соседства, Программа развития ООН. Этот проект – лишь часть более широкой программы «Дорожный коридор Север – Юг», призванной связать черноморские порты Грузии с иранским берегом Персидского залива – притом что отношения самой Грузии с Ираном и Россией в лучшем случае можно охарактеризовать как весьма сложные и переменчивые.

Пока российско-грузинский диалог, похоже, исчерпал импульс к дальнейшему развитию в условиях отсутствия полноценных дипломатических отношений, военное сотрудничество Турции, Азербайджана и Грузии может вступить в новый качественный этап. На территории Нахичеванской автономии состоялись очередные турецко-азербайджанские учения, которые приняли регулярный характер. В ходе встречи глав МИД стран НАТО в Стамбуле министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу предложил принять в блок четырех новых членов, в том числе Грузию. Все это создает новые вызовы не только Армении, но и ее ближайшему военно-политическому союзнику, которым является Россия.

18 мая премьер-министры Армении и Грузии провели переговоры в Батуми, обсудив программы по расширению сотрудничества по ряду направлений. Представляется, что механизмы, позволявшие в течение долгого времени Еревану и Тбилиси снимать острые вопросы, возможно, нуждаются в адаптации под новые условия во все более агрессивной среде.

В контексте реализации двусторонних экономических проектов, энергетических и коммуникационных, без опережающего развития северных областей Армении достичь этого будет сложно. Не менее важное значение имеет, хотя во многом и формальный, но, тем не менее, регулярно сопровождающийся эмоциональными спорами вопрос, связанный с волеизъявлением по тем или иным вопросам в международных и региональных организациях. В предшествующие годы в ходе голосований в ООН, ОБСЕ и на других площадках Грузия сплошь и рядом поддерживала пробакинские заявления по карабахскому вопросу, в ответ Армения занимала соответствующую позицию, когда речь шла о резолюциях, касающихся Абхазии и Южной Осетии. Предложения армянской стороны избегать подобных ситуаций, к сожалению, встречают отказ официального Тбилиси.

И вот что еще хотелось бы отметить в заключение. После Степанакерта парламентская делегация Республики Южная Осетия во главе с Анатолием Бибиловым посетила Донецк, где приняла участие в праздновании годовщины референдума 11 мая 2014 года, положившего начало постепенному становлению Донецкой Народной Республики в качестве государственного образования, де-факто независимого от Киева. Если Цхинвал признал ДНР и ЛНР еще в июне 2014 года, то сейчас сделан и ответный шаг. По словам Бибилова, «сотрудничество Южной Осетии с ДНР в Цхинвале намерены развивать во всех сферах жизнедеятельности государств, в том числе и военной». Южная Осетия шла к официальному признанию со стороны России долгие годы, в случае же с республиками Новороссии тотально-деструктивная позиция официального Киева, настроенного, точно так же, как и Тбилиси времен Саакашвили, на решение вопроса силовым путем, загоняет ситуацию в тупик. При этом нынешние киевские власти, к которым в равной степени применима приставка «де-факто» и по вине которых уже погибли десятки тысяч людей, упорствуют в своем нежелании искать политический путь решения имеющихся проблем. Более того, они стремятся к восстановлению одиозных геополитических конструкций наподобие приснопамятного блока ГУАМ. Соответствующее заявление сделал украинский посол в Азербайджане Александр Мищенко, утверждающий, что «у всех стран ГУАМ есть общая проблема – оккупированные территории, мы должны выбрать концепцию движения для восстановления территорий». Воинственная риторика и угроза возобновления военных действий сближают нынешний официальный Киев с его закавказскими партнерами, и, думается, предстоящий визит Порошенко в Баку (дата которого пока не определена) подтвердит это в полной мере. Очевидно, что все эти агрессивные приготовления не могут не вызвать ответной реакции и процесс взаимного признания де-факто государств на постсоветском пространстве будет набирать обороты и далее, предполагая активизацию всех возможных форм сотрудничества. Винить же в этом властям бывших метрополий некого, кроме самих себя.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

  1. На самом деле грузины и армяне схожие народы,легенда гласит,что айос и Картлос были родными братьями.Жаль,что в Грузии это не все понимают.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты