№10–11 (262–263) июнь 2015 г.

Потенциальные игиловцы жаждут подвига

Просмотров: 1408

Так называемое «Исламское государство» (ИГ, ранее известное как «Исламское государство Ирака и Леванта» и «Исламское государство Ирака и Шама»), похоже, окончательно вытеснило «Аль-Каиду» и «Имарат Кавказ» из мировых выпусков новостей. Объявленное чуть ли не главной угрозой всему цивилизованному миру, это террористическое квазигосударственное образование постепенно приобретает откровенно демонические черты. Явно способствует этому и его собственная «внутренняя политика» – массовое истребление несогласных, невзирая на вероисповедание, жестокие пытки и казни, работорговля и прочие явления, типичные скорее для одиннадцатого, чем для двадцать первого века. Однако с течением времени в этом религиозно-геополитическом монстре все больше проглядывают черты западного постмодернистского проекта, слепленного на скорую руку ради решения сиюминутных политических задач и существующего во многом благодаря современным пиар-, медиа- и политтехнологиям.

«Раскрутка» ИГ происходит по всем правилам продвижения на рынок нового товара – от создания привлекательного образа «Исламского государства» для определенной целевой аудитории до максимального расширения этой аудитории путем активной рекламы в различных социальных сетях. Реальная же опасность этого проекта, во всяком случае, для России и Закавказья, существенно преувеличена, в первую очередь, в пропагандистских целях.

Между тем, недавно министр иностранных дел РФ Сергей Лавров назвал ИГ «нашим главным врагом на сегодняшний момент …хотя бы потому, что в его составе воюют сотни россиян, граждан стран СНГ, европейцев, американцев». «Повоюют там, а затем возвращаются и устраивают гадости у себя дома», – пояснил российский дипломат. Для подобных опасений, казалось бы, имеются все основания. Еще 3 сентября 2014 г. в интернете появилась видеозапись, на которой боевики ИГИЛ угрожают президенту России Владимиру Путину за помощь сирийскому коллеге Башару Асаду и прямо заявляют: «Мы с дозволения Аллаха освободим Чечню и весь Кавказ! «Исламское государство» есть и будет, и оно расширяется с дозволения Аллаха. Твой трон уже пошатнулся, находится под угрозой и падет с нашим прибытием к тебе. Мы уже в пути с дозволения Аллаха!».

Однако на сегодняшний день ясно, что угрозы борцов с Асадом и Путиным оказались таким же блефом, как и потуги все еще действующего на Северном Кавказе террористического «Имарата Кавказ» сорвать зимнюю Олимпиаду в Сочи. Как тогда, так и теперь российские правоохранительные органы не пропустили похвальбу радикалов мимо ушей, а провели масштабную зачистку всего региона, значительно снизив степень террористической опасности. Часть действующих боевиков, в том числе присягнувшие ИГ лидеры «Имарата», включая его главаря Алиасхаба Кебекова, физически уничтожена. Множество потенциальных боевиков, в том числе по разным причинам не решившихся проявить себя в «Имарате», предпочли «совершить хиджру» (переселение) в самопровозглашенное «Исламское государство». В результате за последние полтора-два года ситуация на Северном Кавказе значительно стабилизировалась, хотя говорить о полной победе над религиозным экстремизмом не только рано, но и неадекватно.

По оценкам российских и иностранных экспертов, на стороне ИГ воюет около двух тысяч выходцев из России (силовики называют цифру в 1700 человек, журналисты неких внезапно возникающих сетевых изданий со ссылкой на анонимного чеченского боевика – целых 5 тысяч). Значительную их часть, как и двумя годами ранее, на войне в Сирии, составляют чеченцы и дагестанцы. Говорят также о сотне, если не более, поволжских и о нескольких крымских татарах. Сюда же можно добавить сотню чеченцев-кистинцев из Панкисского ущелья Грузии, примерно тысячу азербайджанцев, а также несколько тысяч представителей Средней Азии (возможно, таким образом и собираются указанные пять тысяч боевиков). Общая численность всего исламистского войска оценивается в пределах 50-70 тысяч человек.

Даже если брать максимальные значения, цифры не поражают. Так стоит ли преувеличивать масштаб проблемы? Концептуальные основы, на которых базируется «Исламское государство», давно разоблачены и опровергнуты как зарубежными, так и российскими исламскими деятелями. Соответствующие фетвы выпустили саудовские, египетские, американские, мусульманские богословы, к которым немного позже присоединились и российские. В конце марта Совет улемов Духовного управления мусульман РФ вынес фетву, доказывающую, что «все действия ИГ, начиная от создания группировки, призыва к переселению и кончая жестокостью и публичными казнями, противоречат исламу».?«Пламя вечного ада» посулил игиловцам глава Чечни Рамзан Кадыров, а муфтий Чечни Салах Межиев назвал их «войском сатаны».

«Это не «исламское государство», а бандитское образование, и так и нужно его называть, – рассказал «НК» муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов, кстати, первым из российских исламских деятелей осудивший ИГ. – Никакой потенциальной опасности для России оно не несет, тем более для Кавказа. Это – создание западных спецслужб, и оно будет существовать до тех пор, пока нужно США». Дальнейшее продвижение и расширение ИГ невозможно, убежден муфтий. Попытки продвижения радикалов в сторону России будут жестко пресечены. Кроме того, значительная часть тех, кто уехал воевать на Ближний Восток, вопреки алармистским заявлениям экспертов и представителей спецслужб, возвращаться не собираются – это билет в один конец. Большинство из них поименно известны правоохранителям, соответствующие списки составлены и частично даже опубликованы. 29 декабря 2014?г. Верховный суд России признал «Исламское государство» террористической организацией и запретил ее деятельность на территории страны. С этого дня любое участие в ней?стало уголовным преступлением.

«Тех же, кто все-таки намерен вернуться, местные общины, во-первых, не примут, во-вторых, они не пользуются в них авторитетом, – констатировал муфтий Гацалов. – Авторитет – у знающих, а эти люди, прежде всего, малограмотны. Собираясь на войну, они не спрашивают разрешения у своих имамов, прекрасно зная, что им это запретят». Но помимо невежественных, часто просто не способных к обучению мусульман, в рядах северокавказских рекрутов ИГ есть «немало искренних, наивных парней, насмотревшихся в интернете пропагандистских роликов о якобы притеснении мусульман», считает религиозный деятель.

О таком способе вовлечения в игиловские сети рассказывают многие молодые люди, вовремя остановленные сотрудниками правоохранительных органов. «Делать нечего, целый день сидел в интернете, постепенно углублялся и вышел на таких людей», – поведал свою историю ингушский парень, с которым успели провести профилактическую беседу, после чего он отказался от намерения ехать в ИГ. Там же, в сети, нагляделся постановочных видео об унижении и уничтожении «неверными» мусульманских женщин и детей 24-летний чеченец. Он все-таки добрался до Сирии и лишь на месте понял, что стал жертвой пропаганды. Выбрался оттуда с большим трудом. Выходцы с постсоветского пространства (как, впрочем, и во всех конфликтах подобного рода), несмотря на все разговоры об «исламском братстве», – де-факто боевики второго сорта. Они попросту являются пушечным мясом, как ни обидно осознавать это «борцам за веру».

Даже беглое изучение в социальных сетях (прежде всего, в «Контакте», где сосредоточились самые «наивные и искренние») профилей пользователей, которые выказывают настойчивый интерес к тематике «Исламского государства» (заметим, что их совсем не так много, как может показаться по сообщениям СМИ), дает основания для выделения трех условных групп.

К первой можно отнести молодых людей, психика которых находится в пограничном состоянии. Им мучительно скучно в реальности, где они, скорее, неудачники – отсюда многочисленные репосты «глубокомысленных» статусов про девочек, которые «дают только богатым на крутых тачках», про «крутых пацанов», которые «горой за своих», про бессмысленность и пустоту жизни, в которой им ничего не светит. Эти вчерашние школьники настолько запутались в своих политических предпочтениях (да есть ли они у них?), что, публикуя сегодня исламистские лозунги, забывают или не считают нужным стереть репосты из сообществ «Антимайдан» или «Военный Донецк» и тому подобных, заполнявшие их страницу менее года назад. Тогда эти двадцатилетние мальчики называли себя «донецкими сепаратистами» и писали, что едут на войну в Новороссию (конечно, если это была не пустая бравада, как и грустные сообщения о несчастной любви) – сегодня они же спрашивают в тематических группах, как попасть в «Исламское государство».

В этой категории встречаются не только кавказские и поволжские, но и русские имена. Характерно, что практически все они обожают эдакую «сентиментальщину» криминального розлива: сводя на нет роль жены или подруги, эти «разочаровавшиеся в жизни» мальчики публикуют изречения о том, что «главная женщина в жизни – это мама».

Вторая группа – молодые (в среднем 16-25 лет) мусульмане, чрезмерно увлеченные религией, но мало разбирающиеся в ней. Сюда же можно отнести дурочек, публикующих демотиваторы с надписями типа «Все хотят любви. Кроме меня. Я хочу в ИГ» – и изображением девушки в глухом никабе, улетающей в «Исламское государство» на связке воздушных шариков. Впрочем, «несчастная любовь» в этом детском саду обычно тоже присутствует.

Как правило, страницы этих «юных бойцов» (нередко подписанных, одновременно со страницами об ИГ, на группы с подростковым контентом вроде «ты мечтаешь путешествовать по миру, но тебе завтра в школу» и «если любишь меня, почему ты ушел?») содержат достаточно данных для идентификации их личностей. Остается надеяться, что они находятся в поле зрения правоохранительных органов. Достаточно одной или нескольких профилактических бесед, чтобы подобные молодые люди оставили всякие мысли такого рода. С другой стороны, как заметил на апрельской конференции в Чечне, посвященной проблематике «Исламского государства», профессор университета Анкары Салих Йылмаз, «Запад видит одну из целей существования ИГ в том, чтобы агрессивные молодые люди покинули Европу и нашли на Ближнем Востоке свою смерть». Возможно, именно в таком контексте рассматривают проблему и некоторые российские силовики.

Есть и еще одна, пожалуй, самая многочисленная категория интернет-игиловцев. Их страницы, как правило, созданы в конце прошлого – начале нынешнего года (особенно массово – в текущем марте – апреле), на «стенах» даются одинаковые ссылки на те или иные исламистские ресурсы, сами персонажи публикуют одинаковые (дословно) комментарии в различных группах и обсуждениях, касающихся «Исламского государства». У них обычно не так много – от нескольких десятков до полутора сотен – друзей, по большей части – случайных людей, не имеющих отношения (если судить по именам, содержимому страниц и аватарам) к исламу. На таких страницах нет реальных фотографий их владельцев. Обычно их заменяет флаг ИГ или какие-либо исламские символы. Пожалуй, есть все основания полагать, что виртуальны не только фотографии профиля, но и «личности», которым якобы принадлежат эти страницы. А вот кто их создатели – игиловские вербовщики неопытной молодежи или выявляющие тех и других бойцы невидимого фронта – вопрос не для гражданских экспертов.

Осознавая опасность распространения экстремистских идей, многие общественные деятели, особенно в молодежной среде, предлагают самый простой (на их взгляд) метод борьбы с ними – противостояние в интернете. Однако распространение хэштегов вроде #мыпротивиг или #игнеислам# хорошо для отчетности, но не для реального противодействия радикалам. Понятно, что интернет создает лишь определенные предпосылки, своеобразный фон для вербовки. Основная работа по мотивированию будущего боевика «Исламского государства» происходит отнюдь не в виртуальном, а в абсолютно реальном мире – в мечетях, в общинах верующих, в кафе и на встречах друзей. Не говоря уже о физической переброске в ИГ. Там и должна проходить основная линия контрпропаганды и противодействия.

Государство и общество проигрывают в битве за умы именно потому, что им нечего противопоставить идеологии «Исламского государства» – прежде всего, на идейном уровне. Противостоять религиозной идеологии может лишь другая религиозная идеология. Так называемый «традиционный ислам» явно не справляется с этой ролью. Он слишком «традиционен», чтобы отвечать потребностям молодежи, в том числе в плане самореализации, возможности которой в последние годы лишь снизились, да и моральной авторитетности. Православная церковь в ее нынешнем состоянии также не способна увлечь молодежь. Светское общество тем более не в состоянии предложить ничего конкурентоспособного – не считать же прорывными идеи «потребления ради потребления» или даже «развития нанотехнологий».

Костяк боевиков «Исламского государства» с территории бывшего СССР составляют молодые люди 1991-1994 годов рождения (есть и постарше, но большинство – молодежь самого цветущего возраста), родившиеся и выросшие в условиях не просто полного отсутствия идеологии, но и конституционного запрета на нее, падения уровня образования, слома социальных лифтов и отсутствия жизненных перспектив. Нет знаний, работы, денег, семьи, самореализации, а главное, подвига – остается бессмысленное (вернее, откровенно вредное) сидение в интернете с единственной целью как-то себя занять. И потому, хотя массово поднять северокавказских и поволжских мусульман «на джихад» под лозунгами виртуального «Исламского государства» не удастся, формулировка идеологической альтернативы в общероссийском масштабе остается наиболее важным пунктом повестки дня.

Некоторую надежду на лучшее, как ни парадоксально, внушает недавнее празднование 70-летия Великой Победы. Может показаться странным, но немало молодых людей, активно интересующихся ИГ, в эти дни, также как и их сверстники с другими интересами, разместили на своих страницах в соцсетях поздравления с Днем Победы или изображение георгиевской ленточки. Да, были и «игиловские ленточки», и суровые запреты праздновать «чуждые кафирские даты», но все-таки это показывает, что не все потеряно и основы групповой самоидентификации остаются прежними. Недаром некоторые из этих парней изначально видели себя в Новороссии. Российское государство просто обязано обеспечить им сферу приложения усилий. И не просто ради их самореализации – ради общего блага, защиты национальных интересов, укрепления государственности и стабильности в регионе. Не следует преувеличивать возможности ИГ, в том числе и в области формирования смыслов. Не так страшен этот черт – в прямом смысле, – как малюют его западные и некоторые российские СМИ.

Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 12 человек

Оставьте свои комментарии

  1. ИГ- это изверги,которых надо уничтожить.В Сирии,городе Кобани убили 45 летнего жителя Тумасяна,на глазах у его 14 летнего сына за то,что он вернулся к себе домой.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты