№12-13 (264-265) июль 2015 г.

Подводные камни «Турецкого потока»

Просмотров: 704

Надежна ли Анкара как стратегический партнер России?

Посол Турции в России Умит Ярдым считает, что называть конкретное время запуска газопровода «Турецкий поток» пока неправильно. Однако представители «Газпрома» заявляют, что уже к концу 2016 года газ по нему пойдет в Турцию.

На наших глазах складывается совершенно уникальная ситуация. Турецкая сторона открытым текстом, четко и внятно говорит, что Москва и Анкара не достигли даже стадии начала проекта, что нет подписанного межправительственного соглашения, что не согласована масса вопросов – от получения разрешения на прокладку труб по дну Черного моря до определения точки выхода газопровода на турецкую территорию. «Эка важность, – парируют в «Газпроме», который «наше всё». – Будем строить – и точка. А соглашение с турками вот буквально на днях возьмем и подпишем». Так кратко можно сформулировать позицию нашего газового монополиста.

Анкара вполне резонно замечает, что для реализации такого масштабного проекта нужно, как минимум, определить конечных потребителей, законтрактовать перспективные объемы. «Все это – мелочи», – отмахиваются в штаб-квартире «Газпрома». И 8 мая отдают распоряжение подрядчику, итальянской компании «Саипем», начать работы по строительству. Спустя 11 дней, 19 мая, «Газпром» официально сообщает, что укладка труб для «Турецкого потока» начнется в июне.

Кстати, ситуация с итальянской компанией тоже весьма интересна. Контракт с фирмой был заключен на строительство «Южного потока», но после того, как Москва от этого проекта отказалась, соглашение с «Саипем» расторгнуто не было. Руководство «Газпрома» заверило итальянских партнеров: они без работы не останутся, и с декабря 2014 года, после подписания протокола о намерениях с турецкой «Ботас» по поводу «Турецкого потока», ежемесячно выплачивало итальянским подрядчикам 25 миллионов евро за простой их трубоукладочной флотилии, которая все это время отстаивается в болгарском Бургасе. Шесть месяцев этого «непосильного труда» обошлись российской стороне в 150 миллионов евро. Сплошной убыток. Договора с турками как не было, так и нет, зато итальянцы финансово нисколько не пострадали. Такой вот «эффективный менеджмент».

Один из законов торговли, универсальный, что на базаре, что за столом переговоров, заключается в том, что нельзя показывать другой стороне свою крайнюю заинтересованность в предмете торга. Руководство «Газпрома» поступило с точностью до наоборот, чем тут же воспользовалась Анкара.

Турецкая сторона, что называется, в одно касание переиграла «эффективных менеджеров». Только под ничем не гарантированное обещание «изучить данный вопрос» и подписать мало что значащий меморандум о намерениях турки выбили скидку на уже поставляемый им из России по «Голубому потоку» газ: просили 16 процентов, «миллеровцы» предлагали 6, сошлись на десяти с небольшим.

Почувствовав, что ситуация складывается для нее как нельзя лучше, турецкая сторона усилила давление. Сначала сообщила, что не будет принимать никакого участия в строительстве «морской ветки», а сегодня сформулировала еще более жесткое условие, которое озвучил министр энергетики и природных ресурсов Танер Йылдыз: «Турция будет не просто транзитной страной в новом проекте газопровода из России через Черное море, а должна получить оптимальные возможности, включая и терминал по сжижению газа».

Если говорить еще более откровенно, Анкару совершенно не устраивает роль «страны-транзитера», и она хочет добиться права перепродавать российский газ. По сути, используя благоприятную ситуацию, реализовать давнюю мечту турецких элит: быть посредником в торговле углеводородами между Европой и Азией.

Затевая «Турецкий поток», руководство «Газпрома» совершило сразу две стратегические ошибки.

Во-первых, переоценило «дружественность» турецкой стороны, понадеявшись, что за-ради некоего призрачного «стратегического партнерства» Анкара откажется от собственных интересов. В стратегическом плане Турция, как партнер для России, столь же ненадежна, как и нынешняя Украина.

Для Запада Анкара в качестве «центра» сепаратистов и исламистов в России просто незаменима, и рано или поздно этот «козырь» обязательно «сыграет».

Российско-турецкий товарооборот в 35 миллиардов долларов, несколько миллионов отдыхающих там сограждан – абсолютно ненадежная гарантия «лояльности» Анкары к партнерству с Москвой, поскольку США, ЕС и НАТО обладают более действенными инструментами воздействия на Турцию.

Это, кстати, более чем наглядно было продемонстрировано во время визита Владимира Путина в Анкару: в ходе его переговоров с Реджепом Тайипом Эрдоганом сторонам так и не удалось урегулировать инцидент с арестом военного авиационного груза, изъятого Турцией у России в октябре 2014 года. Тогда летевший в Сирию российский гражданский авиалайнер, на борту которого был груз «двойного назначения» – аппаратура прослушки и шифрования, – был перехвачен и принудительно посажен шестью турецкими истребителями Ф-16. Более того, Эрдоган недвусмысленно дал понять российской стороне: задержание идущих в Сирию российских военных грузов будет неизменно повторяться, а блокада Дамаска Турцией – только усиливаться.

Кроме того, тогда же Турция жестко отвергла требование нашего президента запретить деятельность организаций чеченской диаспоры на своей территории и выслать в Россию лидеров чеченского «ополчения».

Во-вторых, руководство «Газпрома» проигнорировало значимость для Турции строительства Трансанатолийского газопровода – ТАНАП, который начинается в Азербайджане.

Но главный вопрос – были ли эти ошибки преднамеренными или же перед нами пример некомпетентности функционеров «Газпрома» и отечественных «экспертов» – давайте оставим «на сладкое», предварительно разобравшись с тем, нужен ли Анкаре «Турецкий поток» в принципе.

Еще когда идея об этом газопроводе была озвучена, бывший посол США в Азербайджане Мэтью Брайза с трибуны стамбульской конференции многозначительно заметил: «У Турции хватит ума, чтобы повести себя достойно». Имея в виду, что позиция Анкары в отношении этого проекта не вступит в противоречие с уже реализуемой идеей «Южного газового коридора», который, по замыслу Брюсселя, соединит ЕС с Каспийским регионом в обход России. И это условие турецкое руководство соблюдает с особым старанием.

Специально для российских переговорщиков Анкара заявляет, что «Турецкий поток» и ТАНАП «не являются конкурентами» и важны в равной степени. Но когда министр энергетики Танер Йылдыз общается с другой аудиторией, звучит нечто другое: «Главным приоритетом для нас является строительство Трансанатолийского газопровода. Российское предложение не должно помешать запланированному строительству «трубы» из Азербайджана, которая имеет для Анкары огромную геополитическую значимость».

Эту позицию разделяет и турецкая правящая элита. «Турция не намерена терять «Южный газовый коридор», – утверждает глава влиятельной консалтинговой компании «Енерджи адвизор груп» Мехмет Огутчу. – Мы являемся акционерами азербайджанского газового месторождения «Шах-Дениз-2» и ТАНАП. Нет никакой веской причины для того, чтобы отказываться от этого положения вещей. В этом вопросе Эрдоган занимает прагматичную позицию и демонстрирует умный подход. Если «Газпрому» не удастся убедить европейские компании в необходимости «Турецкого потока», то это не проблема Турции, это их, русских, риск, их деньги и их газ».

У Анкары, у Эрдогана и его партии никогда не было планов отказываться от доктрины расширения турецкого влияния ни на постсоветском Южном Кавказе, ни в постсоветской Средней Азии.

Активное участие в ТАНАП серьезно помогает в реализации этой доктрины, поэтому проект Трансанатолийского газопровода, безусловно, будет реализован. Тем же отечественным «экспертам», которые в этом сомневаются и регулярно радуют почтенную публику сообщениями о «провале ТАНАП», о намерениях Анкары выйти из проекта, следует напомнить всего одну мелкую деталь. Несмотря на то, что газ из этой «трубы» в объеме 10 миллиардов кубометров – с возможностью увеличения до 20 миллиардов – попадет в Европу только в 2020 году, он уже полностью законтрактован потребителями от Италии до Балкан.

Есть правда, одна тонкость: мощности азербайджанского месторождения «Шах-Дениз» для заполнения необходимых Европе объемов откровенно не хватает. Для решения этой проблемы необходимо участие в проекте Туркмении. Ашхабад сейчас раздумывает, пытается торговаться – но одновременно с этим на туркмено-афганской границе «внезапно» резко активизировались боевики-исламисты, угрожающие вторжением. Самостоятельно Туркмении с ними, что очевидно, не справиться. Но терзают смутные сомнения: как только Ашхабад примет «правильное» и насквозь выгодное турецким и европейским акционерам ТАНАП решение, угроза распространения джихада на территорию Туркмении исчезнет сама собой. Так что и эту проблему Трансанатолийского газопровода можно считать урегулированной.

Да, Анкара охотно примет и разместит у себя все газопроводы – из России, Азербайджана, Ирана, Ирака, Туркменистана, а представится такая возможность, то и из Кипра и Израиля. Это вполне укладывается в амбициозные концепции «партии Эрдогана» сделать Турцию ключевым фактором в обеспечении энергетической безопасности Европы, повысить ее международный вес, не говоря уже об увеличении доходов от транзита, а в перспективе – от продаж газа. Но при одном условии: все это должно укреплять позиции страны, а не создавать новых противоречий. У Москвы попросту нет достаточных рычагов влияния на Анкару, чтобы заставить ее действовать хоть в какой-то степени «пророссийски». И думать иначе – откровенный самообман.

В уже упоминавшемся выступлении Умита Ярдыма был один весьма примечательный нюанс. Подчеркнув, что «неправильно будет назвать в качестве дат запуска газопровода 2016 или 2017 год», дипломат назвал другие сроки реализации – 2018 или 2019 год. Совершенно неслучайно. «Газпрому» очень хочется запустить все четыре ветки «Турецкого потока» до того, как на полную мощность заработает ТАНАП. Чтобы угодить своим западным партнерам – а они, как ни крути, для Турции всегда будут приоритетнее отношений с Москвой – Анкаре даже и напрягаться особо не нужно. Чуть затянуть переговоры, вязко обсуждать технические детали – и вот он, стратегический выигрыш.

Без всякого сомнения, турки дадут согласие на строительство первой ветки с объемом в 15 миллиардов кубометров газа. Во-первых, потому что этот объем предназначен для потребления внутри страны. А во-вторых, потому что большая часть ее маршрута была подготовлена и согласована еще в рамках «Южного потока». Но вот затем с турецкой стороны начнется легкий саботаж, и что получится в результате? Заработает ТАНАП, продолжатся поставки Анкаре по российскому «Голубому потоку», контракт по которому заключен до 2030 года, также будет идти «голубое топливо» из Ирана. А ко всему прочему в распоряжении Турции будет еще и сжиженный газ из Алжира и Нигерии, который страна получает по долгосрочным соглашениям.

Кто будет диктовать условия и правила игры при таком избытке? Особенно с учетом того, что российский газ по причине возрастающей стоимости добычи и расходов на транспортировку – из того же Азербайджана он будет идти около 2 тысяч километров, из российских месторождений на Турцию и Грецию все шесть тысяч – серьезно потеряет в конкурентоспособности, в ценовой привлекательности.

В Европе все эти тонкости и подводные камни прекрасно понимают. И хотя Алексей Миллер постоянно предупреждает страны ЕС о том, что они могут не успеть, им следует начать строительство трубопроводной инфраструктуры от «перспективного» хаба на турецко-греческой границе, европейцы на это особо не реагируют. В долгосрочных контрактах «Газпрома» – иные из них подписаны до 2035 года – обозначены пункты приема-передачи газа на украинской границе. И для Европы проще добиваться выполнения условий уже подписанных соглашений, чем вкладывать деньги в создание некоего мифического маршрута. Который даже на уровне межправительственного соглашения Москвы и Анкары не утвержден. Словом, как заметил 9 мая представитель германской «Винтершелл» Марио Марен – кстати, один из верных союзников «Газпрома» в Старом Свете, – «проект «Турецкого потока» не имеет смысла. Во-первых, зачем Евросоюзу хаб за пределами Евросоюза? А во-вторых, хабы формируют там, где есть сеть газопроводов, а там ее нет».

Ну а теперь – о главном, об ответе на вопрос, что перед нами: умысел или пример некомпетентности. Вот скажите, неужели в штаб-квартире «Газпрома» всего изложенного выше не видят и не понимают? Уверен, что и видят, и понимают.

И прекрасно осознают, что «Турецкий поток» из четырех «ниток» и конечной мощностью в 63 миллиарда кубометров топлива в год – откровенная авантюра, «Панама» и мыльный пузырь. Максимум возможного – одна «нитка» и пятнадцать миллиардов кубов, потому как торговать сверх этого объема нас заставят, что называется, себе в убыток.

Тогда почему?

Почему крупнейший экспортный проект запускается без обязательств другой стороны? Почему план строительства утверждается российским правительством раньше, чем подписано соглашение с турками. Почему команда на начало работ – с предварительной оплатой подрядчикам за «вынужденный простой» – отдается без окончательных договоренностей с Анкарой? Что это за «поддавки» турецкой стороне, в конце концов, поскольку «Газпром» сейчас, по сути, занят исключительно обеспечением энергобезопасности другой страны без особых выгод и для себя, и для России?

Но посмотрим на ситуацию глазами не здравомыслящего гражданина, а «эффективного менеджера». Есть 24 миллиарда долларов «неосвоенного» бюджета «Южного потока». Есть так называемые «дружественные подрядчики», с которыми все договорено, подписаны соглашения, оформленные через «правильные» тендеры и договоренности. Станет «Турецкий поток» полноценным проектом или не станет – дело, по сути, десятое. А вот вкусный многомиллиардный бюджет, который можно освоить вполне легально, достраивая на российской территории инфраструктуру «Южного потока» под другим названием – задача архиактуальнейшая.

Неоправданные затраты, ущерб для репутации страны, возможные политические и экономические потери? Помилуйте, ну кого всерьез волнуют подобные вещи, тем более что они произойдут не сегодня и даже не завтра.

А послезавтра руководство «Газпрома» нам объявит, что изо всех сил старалось, но некие враждебные «внешние силы» развернуться не дали, та же Анкара, которая – вот сюрприз! – не захотела принять условий «Газпрома» и настаивала на соблюдении своих интересов.

Да еще и российского президента, пусть не прямо, но намеками, уж точно обвинят: не вовремя, дескать, признал геноцид армянского народа, сорвал хитромудрую газпромовскую интригу как раз в тот момент, когда «миллеровцы» ожидали согласия турецких властей на прокладку трассы до греческой границы.

Ничего сверхъестественного в этой авантюре нет. Поскольку все попытки убедить нас в верности принципа «что хорошо для «Газпрома» – то хорошо и для России» – это попытки обмануть. Для любой компании, даже самой лучшей и «социально ориентированной», главным является непрерывное увеличение доходов. Если для этого необходимо пожертвовать интересами государства, как, собственно, и получается в истории с «Турецким потоком» – переступят не задумываясь. «Эффективным менеджерам» не место в большой политике. Они, в погоне за прибылью, страну – как «непрофильный актив» и обременительное приложение к «трубе» – могут потерять.

Игорь Панкратенко, ИАИ «Столетие»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты