№14–15 (266–267) август 2015 г.

Грузия между Арменией и Азербайджаном

Просмотров: 1774

Из трех бывших союзных республик Закавказья Грузия является единственной, которая официально провозгласила курс на присоединение к т.н. евроатлантическим структурам, включая НАТО. Это должно было накладывать отпечаток на всю внешнюю политику Грузии, в том числе на отношения с соседними странами – Арменией и Азербайджаном.

И действительно, за последние два десятилетия Тбилиси усиленно развивал сотрудничество с дуэтом Турция – Азербайджан, в котором Турция выступает как «старший партнер» и одновременно является страной – членом НАТО. Практически все крупные энергетические и транспортные проекты (нефтепроводы, газопровод, железная дорога), осуществленные на территории Грузии после середины 90-х годов, носят «широтный» характер, то есть направлены с востока на запад, и нет ни одного «меридионального» проекта, который бы связывал Грузию с Россией, Арменией и Ираном.

Турция и Азербайджан стали главными торговыми партнерами для Грузии: Азербайджан занял первое место в экспорте Грузии (20% в 2014 году), а Турция – в импорте. Вместе на эти две страны приходится примерно четверть всего внешнеторгового оборота Грузии. Торговля с Арменией также значительно выросла за последние 10 лет, но в меньшем объеме, чем торговля с Азербайджаном. Например, если в 2005 году торговый оборот Грузии с Азербайджаном был 181 млн долл., а с Арменией – 80 млн долл., то в 2014 году соответственно – 1182 млн и 498 млн. Правда, за первые 5 месяцев экспорт Грузии в Азербайджан упал сразу на 52% (в Армению – на 42%). Это было вызвано сокращением почти в 4 раза реэкспорта автомобилей из Грузии в Азербайджан, а также падением в 7 раз экспорта арматуры.

Сокращение экспорта, в том числе в Азербайджан, который был крупнейшим экспортным рынком для Грузии, уже создало серьезные проблемы для грузинской экономики. Это еще раз показывает, что Баку за эти годы смог прибрать к рукам немало инструментов для давления на соседнюю страну. Азербайджанская государственная нефтяная компания SOCAR является практически монопольным поставщиком сжиженного газа для автомобилей, она же приобрела большинство региональных газораспределительных сетей. Также из Азербайджана поставляется большая часть бензина в Грузию.

Цены на сжиженный газ поднялись в Грузии за год на 30%: с 0,95 лари до 1,25 лари. Власти страны и некоторые эксперты объясняют это девальвацией национальной валюты лари. Однако при этом, как известно, цены на газ на мировом рынке также уменьшились на 25-30%, но это никак не отразилось на цене азербайджанского сжиженного газа для Грузии. SOCAR намеревался поднять и цены на природный газ для районов, в которых она владеет распределительными сетями, однако правительству удалось в последний момент добиться замораживания тарифов на несколько месяцев (до начала осени).

Опыт показывает, что азербайджанская сторона не склонна идти на благотворительность просто из-за добрососедских чувств по отношению к Грузии, да и трудно ожидать этого от любой страны. В то же время Баку терпеливо накапливает свое влияние в Грузии и не стремится сразу использовать все рычаги, чтобы не «спугнуть» грузинскую сторону и общественное мнение в стране. После прихода к власти примерно 2,5 года назад правительство «Грузинской мечты» и сам Бидзина Иванишвили заговорили было о чересчур сильных позициях Азербайджана и его крупных компаний в экономике Грузии. Тогда звучали призывы, что Грузии нужна большая диверсификация в поставках энергоресурсов и в различных ключевых секторах экономики, чтобы Азербайджан не превратился в монопольного игрока на грузинском рынке. Однако дальше слов дело практически не пошло.

Азербайджану без труда удалось задушить любые разговоры о проекте восстановления железной дороги через Абхазию, которая связала бы Россию с Арменией. В 2013 году некоторые грузинские чиновники (например, Паата Закареишвили, министр по делам реинтеграции, как тогда называлась эта должность) осторожно зондировали возможность возобновления железнодорожного движения через Абхазию, но резкая реакция Азербайджана вынудила их опровергать собственные слова. Теперь Закареишвили заявляет, что Грузия с тем же успехом будет строить железную дорогу в Абхазию, как и дорогу Тбилиси – Луна. Таким образом, осуществление даже единственного «меридионального» проекта через территорию Грузии оказалось заблокированным.

Зато успешно завершается строительство железной дороги Баку – Тбилиси – Карс. Многие грузинские эксперты и даже сам Иванишвили высказывали опасения, что эта дорога, после ее введения в эксплуатацию, приведет к оттоку грузов через черноморские порты Грузии и их перетоку в турецкие порты. Но, как видно, для любого грузинского руководства «стратегические отношения» с Азербайджаном и Турцией важнее даже собственной экономической выгоды.

Правительство Саакашвили, которое усиленно развивало азербайджанский вектор политики, объявляя его «спасением» от зависимости от Москвы, в том числе в энергетической сфере, в итоге привело Грузию в состояние зависимости от самого Азербайджана и азербайджано-турецкого дуэта, который довольно слаженно действует в Грузии.

Правда, на словах Саакашвили и националы выступали за развитие отношений и с Арменией. Как было отмечено выше, товарооборот между Грузией и Арменией за последние годы значительно вырос. Максимального значения он достиг в 2013 году, уже после прихода к власти «Грузинской мечты», когда экспорт из Грузии в Армению составил 315 млн долл., а импорт – 188 млн долл. Главной статьей грузинского «экспорта» были автомобили, которые реэкспортировались в соседнюю страну, однако этот бизнес с 2014 года переживает глубокий упадок, причем как в направлении Азербайджана, так и Армении.

Грузия, как известно, подписала Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, в которое входит и договор о создании Зоны свободной торговли. В свою очередь, Армения не подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, а присоединилась к Таможенному союзу и Евразийскому экономическому пространству. Несмотря на это, Тбилиси, как при Саакашвили, так и после смены власти в стране, утверждает, что с Арменией таможенные барьеры не вырастут и сохранится режим свободной торговли.

Президент Армении Саргсян во время визита в Грузию заявил, что армянские компании, которые работают на европейский рынок, получат стимул инвестировать в Грузию, после того, как Грузия вошла в зону свободной торговли с ЕС, и наоборот, грузинские компании, которые работают на российский рынок, смогут использовать Армению для доступа на рынки Таможенного союза. Во всяком случае, как грузинские, так и армянские политические лидеры на словах подчеркивают важность сохранения и развития экономических и других связей между двумя странами. И для Грузии, и для Армении это вытекает из их национальных интересов, так как обе эти страны сталкиваются в Закавказье с мощным давлением богатого нефтью и газом Азербайджана, который поддерживает 80-миллионная Турция. Но Грузии очень трудно выдержать это давление, так как страна уже давно и глубоко встроена в виде «моста» между двумя тюркскими государствами.

Не только внешняя политика Грузии подвержена этим тенденциям, но и внутренняя, особенно это касается проводимой политики в отношении азербайджанского и армянского национального меньшинства. Многие в Грузии воспринимают армян, проживающих в регионе Самцхе-Джавахети, как угрозу национальной безопасности страны, якобы из-за сепаратистских настроений в этом регионе. При этом азербайджанцы, компактно проживающие в регионе Квемо Картли, считаются чуть ли не суперлояльными гражданами страны.

Такое восприятие может быть вызвано тем фактом, что азербайджанцы в Квемо Картли на самом деле являются политически пассивным населением все эти годы. Они, как правило, голосуют за тех кандидатов, на которых указывает местное начальство (это, в основном, представители правящей на тот момент партии). Азербайджанцы не протестуют активно против того, что в местных органах власти и самоуправления, даже в тех местах, где они составляют большинство, непропорционально широко представлены грузины.

Правда, почти такая же ситуация и в регионе Самцхе-Джавахети, с небольшим отличием, что местное армянское население чуть менее политически пассивно и не так единодушно голосует за представителей правящей партии. Но и здесь в целом принято поддаваться на давление т.н. административного ресурса. Так почему же армяне Джавахети считаются в Грузии чуть ли не «бунтовщиками» и потенциальными сепаратистами, а азербайджанцы – лишь послушным крестьянским населением, которое не создает никаких проблем?

Частично такое восприятие было связано с тем, что в Ахалкалаки размещалась российская военная база, а в период напряженных отношений между Грузией и Россией она воспринималась как потенциальная угроза для страны. Армяне же, которые проживали вокруг этой базы, считались «пророссийски» настроенными, что, конечно, соответствовало действительности, так как местное население имело экономическую выгоду от существования военной базы. Но это не означало того, что армянское население в своей массе выдвигает сепаратистские требования или добивается политической автономии для региона.

В то же время азербайджанцы, как и в случае с завоеванием экономическими и энергетическими инструментами влияния на Грузию, проводят в демографической сфере ту же политику терпеливой осторожности и накопления преимуществ. Регион Квемо Картли является одним из немногих в Грузии (наряду с Аджарией и частично регионом Шида Картли), где имеет место демографический рост. Например, в 2014 году естественный прирост населения Грузии составил около 9 тыс. человек, из них почти 2,5 тыс. только в Квемо Картли (примерно столько же – в Аджарии). То есть на эти два региона пришлось больше половины естественного прироста, притом что их совокупное население составляет менее четверти всего населения.

Некоторые грузинские эксперты и демографы отмечают, что город Рустави, который находится на подступах к Тбилиси с южной стороны и примыкает к районам, населенным азербайджанцами в Квемо Картли, постепенно также заселяется ими. По их мнению, если тенденция не изменится, то примерно через 20 лет Рустави будет преимущественно азербайджанским по этническому составу городом. В то же время официальная статистика Грузии показала в 2002 году (год проведения всеобщей переписи) некоторое уменьшение численности азербайджанского населения, с 307 тыс. в 1989 году до 284 тыс.

Это было вызвано оттоком трудоспособного азербайджанского населения в 90-х и в нулевых годах из Грузии в другие страны, в основном в Россию и соседний Азербайджан. Однако неизвестно, сколько из этих уехавших людей отказались от грузинского гражданства и увезли ли они вместе с собой семьи и постоянно переселились в другие страны, приняв их гражданство, или продолжают считать себя гражданами Грузии.

Результаты новой переписи населения, которая состоялась в ноябре 2014 года, пока не опубликованы. Но даже с незначительным уменьшением официальной численности этнического азербайджанского населения они уже в 2002 году составили крупнейшее национальное меньшинство в Грузии, значительно обогнав армян и русских. Для сравнения: численность армянского населения за 1989-2002 гг. снизилась с 437 тыс. до 248 тыс., то есть фактически уменьшилась вдвое. При этом, в отличие от азербайджанцев, большинство армян Грузии, в основном из Тбилиси, переехало с семьями в Россию и практически потеряло связи с Грузией, кроме, может быть, ностальгических воспоминаний.

Армянское население продолжает покидать Тбилиси, особенно это касается молодого поколения, которое не находит себе здесь реализацию. Этническая и религиозная идентичность армян Тбилиси все еще снижается, чему способствуют неопределенная ситуация с передачей исторических армянских церквей местной общине и другие факторы. Грузинская публика и даже многие политики все еще воспринимают армян «главной угрозой» для страны и православной церкви, болезненно воспринимая вопрос передачи церквей. Но потенциальная экспансия азербайджанского населения вокруг Тбилиси и Рустави, в районах Квемо Картли, Кахети и Шида Картли практически не попадает в сферу внимания грузинских «патриотических» деятелей, а если и попадает, то никаких рациональных предложений, как избежать этого сценария, пока не звучит.

В случае либерализации или отмены визового режима между Грузией и Евросоюзом, чего усиленно добивается Тбилиси, вполне возможна новая волна эмиграции из страны, которая и так продолжается. Эмиграция в ЕС затронет, видимо, в первую очередь грузинское население и жителей городов, что может еще больше увеличить процентную долю азербайджанского населения в стране, у которого темпы естественного прироста намного выше, чем у других этнических групп в Грузии. Например, в 1989 году на каждые 1000 грузин родилось 16 детей, а на каждые 1000 азербайджанцев – 28. С тех пор эта пропорция практически не изменилась.

Грузинские политики и общественное мнение на заре национального движения в конце 80-х – начале 90-х годов слишком надеялись на Европу и США, слишком уверовав в лозунг «Запад нам поможет», однако суровая реальность оказалась таковой, что непосредственной опекой Грузии занялась Турция, которая, вместе с Азербайджаном, потихоньку наращивает свое влияние в Закавказье. В этих условиях для Грузии жизненно важное значение приобретают отношения с Арменией и с другими региональными игроками, чтобы по возможности уравновесить влияние мощных тюркских соседей.

Георгий Векуа, Тбилиси

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты