№14–15 (266–267) август 2015 г.

«Всё, что происходит в Армении, мне небезразлично»

Просмотров: 1406

Интервью с Симоном Кагияном – доктором философских наук, правозащитником, председателем совета межрегионального общественного движения За защиту прав и свобод граждан «Правозащита XXI век»

– Симон Гарегинович, Вы известный бизнесмен и одновременно правозащитник. Когда-то защищали права пенсионеров. Чем конкретно занимается общественное движение, которое Вы возглавляете?

– Чтобы ответить на этот вопрос, я вынужден буду начать издалека. Решение советского правительства о разрешении кооперативной деятельности граждан застало меня в номенклатуре городского треста ресторанов и кафе. К этому времени я успел пройти путь от официанта, бармена, метрдотеля, экспедитора, заместителя директора ресторана до директора столовой саратовского аэропорта. Я понимал, что пришло время принятия единственно правильного решения и переоценки ценностей. Я вспомнил собеседование с секретарем партийной организации треста во время утверждения моей кандидатуры на должность заместителя директора ресторана. Она сочла нужным предупредить, что должность директора ресторана – мой служебный потолок, назвав причиной мое нерусское происхождение. Нужно было сделать выбор между возможностью работать и жить в достатке и борьбой с ветряными мельницами. Я выбрал первое. В 1986 году многие же взялись за создание кооперативов. И я оказался в числе первых.

Оставалось выбрать отрасль. Организация коммунальных услуг мне показалась самой привлекательной. Во дворах домов царила антисанитария, горы мусора годами не убирались. В сотнях госучреждений грязные санузлы и протекающие трубы. В городе общественные туалеты можно было по пальцам посчитать, и они были настолько грязны, что было опасно туда заходить. Так, собственно, и возникла идея создания кооператива «Гигиена», а я стал первым кооператором в районе, а по спецификации – первым в СССР.

Параллельно с бизнесом я активно занимался общественно-политической работой в масштабе области. Успел защитить диссертацию. Был помощником депутата Государственной думы второго и третьего созывов. Писал статьи для местных газет. Продолжал сотрудничать с армянской общиной «Крунк» Саратовской области. В 1998 году от центрального органа Российской партии пенсионеров поступило предложение своими силами создать в нашей области региональное отделение партии. Мы сразу взялись за работу и вскоре стали активно участвовать в политической жизни области, встав на защиту прав пенсионеров области. Я был избран заместителем председателя регионального отделения. На очередном съезде партии депутат ГД Валерий Гартунг был избран новым председателем партии. Я был избран членом ревизионной комиссии партии. В тот же день, на первом же заседании я единогласно был избран председателем ЦКРК. Я сделал копии решения и протокола заседания и уехал. Через полчаса раздался звонок от нового председателя с просьбой срочно вернуться с документами. Шло первое заседание нового состава совета партии. Было видно, что разговор шел на высоких тонах. Председатель исполкома попросил меня выйти в коридор для разговора. Мне было предложено подать в отставку с сохранением места в составе ЦКРК. Ко мне подошли мои же сподвижники по партии и попросили выполнить просьбу председателя. Мне пообещали пост представителя партии при администрации президента. Это был повод для отвода неугодных. Я тогда еще понял, что под контролем администрации президента партия идет к развалу. Я также понял, что приход Гартунга не был случайным, а был заранее подготовлен. В 2005 году я написал заявление о сложении своих полномочий и ушел со всех постов.

Я уже был увлечен активной общественной работой и начал оформлять документы для регистрации общественного движения по защите прав и свобод граждан и юридических лиц.

– Вы – один из основателей армянской общины Саратовской области. Расскажите, чем живет община, какие проблемы перед ней стоят, как они решаются.? Вы выделили средства для постройки армянской церкви, когда открытие?

– Меня, как армянина, всегда волновала судьба соотечественников, беженцев, подвергшихся преследованию и насилию. Волновала также судьба пострадавших от землетрясения в Армении. И наконец, остро ощущал желание общаться с соотечественниками. И захотелось воспользоваться новым законом «О свободном национальном развитии граждан СССР, проживающих за пределами своих национально-государственных образований», попытаться силами энтузиастов создать организацию, способную объединить армян, проживающих в Саратовской области. Все, с кем я успел поделиться своими мыслями, в целом одобрили идею создания общины и обещали активную поддержку. Примерно так создавалась армянская община Саратовской области. Сначала она называлась «Наири», позже была переименована в «Крунк».

Я, как председатель ЦКРК САР, без прикрас могу сказать, что сегодня «Крунк» в первых рядах среди всех общин РФ. Регулярно мы проводим десятки мероприятий, связанных с Арменией и нашей родиной, Россией.

В Саратове вот уже семь лет строится храмовый комплекс Святой Богородицы Армянской Апостольской Церкви. Место выбрано удачное, за что мы все благодарны инициативной группе и тогдашней власти города. Вокруг строительства собралась команда из настоящих сынов армянского народа. Эти люди не жалеют ни времени, ни средств, стараясь, на радость будущим прихожанам, превратить комплекс в жемчужный уголок города. Я попытался инициировать присвоение территории комплекса, к дню столетия геноцида армян в Османской Турции, названия «Площадь Армянская». К моему счастью и на радость всех армян Саратовской области, после дискуссий длиною в год, комиссией при городской архитектуре было принято положительное решение. Мы очень надеемся, что в течение следующего года состоится освящение и открытие прекрасного храма.

В конце 80-х и начале 90-х политики, подогретые националистами с той и с другой стороны, устраивали настоящий межнациональный шабаш, при явном попустительстве бездарных руководителей центра. В те далекие годы весь советский народ переживал трагедию между двумя дружественными народами. Я переживал особо, потому что родился и вырос в Азербайджане. Мы жили, как один народ. Много было армян в Азербайджане и также много азербайджанцев в Армении. Неплохо знали языки, учились, работали, жили по соседству, ходили друг к другу в гости и делились куском хлеба. Сегодня недостаточно официальных посредников. Необходимо активнее включить в этот процесс народную дипломатию, пока живы те, кто помнит времена добрососедских отношений.

– Вы часто бываете в Армении. Как Вы оцениваете ее нынешнее экономическое положение и недавние протестные выступления граждан на проспекте Баграмяна в Ереване?

– За последний год мне пришлось побывать а Армении несколько раз. Ситуация там не очень уж и отличается от той, что мы видим в России. А это нищета, разруха и неустроенность. Армения уже давно находится в тяжелом экономическом положении. Ситуация непростая, многое делается без учета приоритетов, не забыты постсоветские годы. Отсутствие природных ископаемых, необходимых для развития промышленности, неблагоприятные погодные условия для стабильного развития сельского хозяйства и прочие причины не дают повода для оптимизма. Усугубляет ситуацию процветающая в стране коррупция, казнокрадство… Сегодня существует два опробованных способа борьбы с коррупцией. Первое – это массированная борьба государства в тесной связке с народом. Второе – это наличие в стране мощной, конкурентоспособной, системной оппозиции, всегда нацеленной на уличение существующей власти в коррупции, казнокрадстве, нарушении Конституции, прав человека, стремлении любыми способами продлить свое присутствие у власти и т.д.

Анализируя ход последних событий на проспекте Баграмяна, можно увидеть некий постановочный характер выступлений. Судите сами – все это происходит в преддверии президентских выборов в странах, входящих в Таможенный союз, странным образом везде мы видим схожие сценарии. В Казахстане перенесли на более ранний срок президентские выборы, в России в авральном порядке приняли закон о переносе выборов в Государственную думу для вероятного усиления позиции фракции ЕР к выборам президента. В Белоруссии тоже, наверное, что-нибудь придумают, чтобы продлить президентство Лукашенко. Обратите внимание, за все время протестов их участники не обращались за поддержкой к оппозиции, а оппозиция особо не поддержала протестующих. На какие еще мысли это наводит? А наводит на такие, что в Армении, по примеру России, системная оппозиция тоже от власти дистанцирована, по «взаимному соглашению».

– Вы живете, можно сказать, на два дома – в Москве и Саратове. Что Вы скажете о современном состоянии российских регионов, той же Саратовской области?

– Сегодня Россия находится в очередном кризисе. Кризис у нас стал явлением постоянным. У народа к ним выработан стойкий иммунитет. Что можно сказать о Саратове? Я его очень люблю, даже зная о том, что город не обустроен и здесь очень высокая коррупция. Хозяева города ломают все, что не принадлежит им. Массово лишают людей возможности прокормить семьи. Делают все, чтобы малый бизнес исчез с лица земли. Сносят чудесные, дорогостоящие сооружения, не имеющие аналогов не только в России, но и в Европе. Недавно снесли рынок, где можно красиво проводить школьные базары, выставки изделий народных умельцев, книжные выставки, вернисажи художников и скульпторов. Трудно сравнить Москву и Питер с регионами. Правильно говорят, что Москва – это еще не Россия. Я неоднократно обращался к президенту с предложением рассредоточить крупные федеральные ведомства по федеральным округам, а областные ведомства – по областным городам и районным центрам. Это единственный способ сблизить развитие регионов со столицей и разгрузить ее от чрезмерно заевшихся федеральных чинуш, превратить законодательные органы в истинно народные.

– Вы много выступаете и пишете, вышла книга Ваших статей, интервью, воспоминаний. Есть ли принципиальная разница между прессой Армении и России?

– Да, действительно, год назад вышел в свет мой сборник. Это был своего рода отчет о проделанной работе как журналиста, общественника и правозащитника. Пользуясь случаем, скажу, что на выходе вторая книга. Весной этого года прошла моя встреча со студентами журфака одного из вузов Еревана. Встреча прошла очень интересно и познавательно. Должен отметить, что молодежь жаждет демократических перемен, сменяемости власти, создания условий для появления системной оппозиции. Это говорит о том, что она ждет от руководства страны гораздо больше, чем оно может дать молодежи, а это не совсем хорошая тенденция. Если говорить о существовании принципиальной разницы между прессой Армении и России, то можно отметить, что СМИ Армении чуть менее ангажированы властью, нежели российские. Чаще проявляют самостоятельность и пользуются свободой слова.

– Вы всерьез занимаетесь национальным вопросом. Скажите, в чем, на Ваш взгляд, корни национализма?

– Вопросы межнациональных отношений сегодня, как никогда раньше, переживают сложные времена. К величайшему сожалению, и тут, как и во многих структурах, в основном включены люди, кто или вовсе не занимался вопросами межнациональных отношений, или занимался еще в годы советской власти. Я последние годы особо обратил внимание на это. Узнав об очередном мероприятии на тему межнацотношений, я звоню организаторам и интересуюсь вопросами, поставленными на обсуждение, кто проводит мероприятие, какая основная тема вынесена на обсуждение, кто докладчик. Прошу сообщить, где они печатаются и какие имеют научные работы по обсуждаемой теме. Чаще всего не получаю вразумительного ответа.

– Как Вы отметили свой 65-летний юбилей? И на сколько лет Вы себя ощущаете?

– Юбилей отметили в кругу семьи, с детьми и внуками. Когда был молодым, высоким и блондином с вьющимися волосами, любил собирать большие и шумные компании. Сейчас совершенно по-другому воспринимаешь окружающую жизнь. Это никак не связано с возрастом. Я продолжаю много писать, путешествую по миру, активно участвую в общественных мероприятиях, проходящих в различных уголках страны. Провожу встречи с читателями и студентами на темы современной журналистики, защиты прав человека и межнациональных отношений. Когда был ребенком, мне 65-летние мужчины казались старыми и беспомощными, а мне иногда кажется, что я смогу еще свернуть горы...?

– Вы часто путешествуете, много где побывали. Какая страна Вам понравилась и запомнилась больше других? И чем? Что вам ближе – Восток или Запад?

– Каждая страна по-своему уникальна. У каждой своя культура, язык и обычаи. Я себя отношу к тем людям, для которых не существуют ни расовые, ни этнические? различия. Мне комфортно везде и со всеми. Мне по душе страны, чей народ однажды захотел перемен в своей жизни и успешно их реализовал. К таким могу отнести Сингапур, Арабские Эмираты, Гонконг. Стоит восхищений культурное достояние некоторых европейских стран. Очень сожалею, что наша страна не меняется. А на вопрос, что мне ближе, отвечу просто. Мне ближе моя семья, мои близкие, мои друзья. Если взять более объемные понятия, то это Россия, моя родина, где я живу почти всю жизнь, и люблю Армению, и все, что там происходит, мне небезразлично.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты