№14–15 (266–267) август 2015 г.

О супрастине, куске мяса и духовной пище

Просмотров: 720

Аллергия – от древнегреческого: «чужой + воздействие». Иначе говоря, сверхчувствительность иммунной системы к «чуждым» для нее факторам. Это если обратиться к энциклопедии. Но вашему покорному слуге, знакомому с allergy не понаслышке, не нужно копаться в медицинских изданиях. Аллергик со стажем, к тому же наделенный патологическим воображением, ваш покорный слуга создал об этом весьма распространенном недуге собственное представление.

Я, к примеру, часто думаю об аллергии, вызванной разнообразным спектром человеческих взаимоотношений. Когда один человек становится для другого непереносимым аллергеном. Да что человек, когда один народ для другого – аллерген. Или определенная прослойка своего же народа – смертельный аллерген. Или лица государственных мужей в телевизоре – аллерген. Или город, или страна… Когда работа – аллерген, когда тупорылый чиновник – аллерген… Когда инакомыслящий – аллерген. Когда собственная жизнь превращается в один сплошной и бесконечный аллерген. Ведь что такое аллергия? Нетерпимость. Вот об этом интересующем меня социальном аспекте я и собирался поговорить с академиком Спартаком Гамбаровым, главным аллергологом Армении, с которым у меня с некоторых пор сложились дружеские взаимоотношения (во всяком случае, мы с ним не аллергичны по отношению друг к другу). Но не тут-то было. Вы когда-нибудь общались с учеными? Они народ конкретный, не любят метафор и абстракций. Вы им – одно, они вам – другое. Служители цифр, микроскопов и формул, они живо опустят вас на землю с высоты ваших поэтических фантазий и ткнут носом в конкретику. Я начал с невинного вопроса, между прочим:

– Спартак Семенович, а могут, к примеру, супруги испытывать аллергию по отношению друг к другу?

– Могут, – ответил он. – Известны случаи, когда сперма мужа вызывала сильнейший аллергический приступ у жены. Или пот жены стал аллергеном для мужа.

– А без конкретного аллергена? Скажем, от супруга в дрожь бросает. Или от супруги.

– Это к психиатру.

Спартак Гамбаров родился в Тбилиси. Кандидатскую и докторскую диссертации защитил в Москве. Приехал в Ереван достаточно в зрелом возрасте. В девяностых создал кафедру клинической иммунологии и аллергологии при Ереванском медицинском университете и там же, при университетской клинике, основал лабораторию и отделение иммунологии.

– Когда говорят об аллергии, чаще всего приводят экологический фактор, на втором месте – наследственность. Есть ли еще факторы? Например, социальный?

– С аллергией все гораздо сложнее. Вы правы, об экологическом факторе говорят чаще всего. Но вот развалился Советский Союз, прекратили работу крупные промышленные предприятия. Экология должна была стать благоприятной, не так ли? Воздух, который мы вдыхаем, кажется, стал чище. А на деле наблюдается стремительный рост аллергических заболеваний. Когда говорим о росте заболеваний, надо учитывать два момента: первый – увеличение числа больных и второй – утяжеление состояния больных. В наше время сработали оба фактора. Экология, безусловно, играет роль, но не ведущую. Это мое мнение, с которым не всегда соглашаются другие специалисты.

– Я помню времена, когда во всех городах СССР были установлены автоматы с газированной водой. Народ пил из граненых стаканов, обдавая их предварительно холодной водой. Тысячи и тысячи людей пользовались одними и теми же стаканами. Наверное, кто-то чем-то заражался, но, по нынешним временам, должны были начаться какая-нибудь страшная эпидемия, мор, чума, а ведь не начинались…

– Есть так называемая санитарная теория, она связана с болезнью цивилизации. Дело в том, что ХХI век – век заболеваний, связанных с нарушением иммунной системы. Аллергия – это тоже дисбаланс иммунной системы. Чтобы было понятнее, представьте такую картину: когда ребенок только-только рождается, у него как бы два неравных круга. По мере инфицирования маленький круг увеличивается, а большой уменьшается, и таким образом в организме человечка возникает некий баланс. Теперь смотрите, в чем парадокс. В цивилизованных странах полно аллергиков, а в менее благополучных странах, где инфекций больше, аллергиков гораздо меньше. В деревнях людей, реагирующих на пыльцу растений, меньше, чем в городах. В семьях, где есть животные, аллергии меньше. За исключением аллергии на конкретных животных, но я не об этом. Через животных идет определенное инфицирование человека, дети играют с животными, и иммунная система как бы «привыкает». Ведь что такое аллергия? Неадекватно сильный ответ организма на безвредные, казалось бы, но непривычные вещи.

– В Армении, насколько мне известно, наблюдается рост аллергических заболеваний.

– Не просто рост, а большой рост.

– Из этого можно сделать вывод, что Армения все же цивилизованная страна…

– Делайте такой вывод, если это вас утешит. Вы спрашивали о социальном факторе. Так вот он тоже играет роль. Одна из причин роста аллергии – миграция. Не только людей, но и некоторых видов растений, микроорганизмов. В Австралии не было аллергии на рожь или на березу, но сейчас она там имеет место. Человек может быть аллергиком, но не знать об этом до старости. Но вот он переезжает куда-то, где есть конкретный аллерген, конкретное, скажем, растение, и у него развивается аллергия. Или, наоборот, он аллергик со стажем, но переезжает в другую страну, и аллергия ни с того ни с сего проходит.

– У меня она нигде не проходит. Возможно, это аллергия на себя. Есть такая аллергия? Можно ли достаточно точно определить конкретный аллерген?

– Метод аллергодиагностики, который мы в нашей клинике внедрили, весьма результативен. Можно, например, выяснить, на пыльцу каких именно растений у человека аллергия… На грибы или на клещей домашней пыли… Бывает также аллергия на лекарства, на пищу… Как я уже сказал, аллергия – это неадекватная реакция иммунной системы, а тяжелое течение заболевания – результат неадекватно сильного ответа организма или же запущенной болезни. Люди не всегда относятся к аллергии серьезно. А она – сигнал, в ее основе – иммунная система. И вот что я вам скажу: иммунная система – одно из гениальных изобретений Бога.

– Правда? А мне казалось, я знаком со всеми Его изобретениями.

– Вы слишком самоуверенны. Итак, объясняю. Случайность и необходимость – противоположные вещи? Противоположные. Однако в иммунной системе случайность становится необходимостью. То есть она, иммунная система, не может обойтись без случайности. Потому что именно случайность приводит к возникновению клеток, которые отвечают на множество чужеродных факторов. В результате происходит перестройка генов. Я понятно объясняю?

Неуверенно киваю, успокаивая себя тем, что дома как-нибудь разберусь. Я-то разберусь, а читатель?

– Хорошо, начнем с начала. Что такое иммунная система, в чем ее задача? Вы, конечно, скажете – в защите организма, и будете по-своему правы. Более того, многие врачи это скажут. Так вот это всего лишь одна из задач. В ведении иммунной системы работа всех систем человеческого организма. Она стремится к балансу, и баланс в ней устанавливается как раз благодаря случайным процессам. Она чрезвычайно мобильна, эта система, и в то же время непредсказуема. Исследователи часто описывают только то, что удалось увидеть, а полная картина остается вне поля зрения. Понимаете? Можно, например, создать впечатление о футбольном матче, когда видишь только один пенальти?

Ему кажется, что с футбольным примером я лучше пойму. Однако в футболе я разбираюсь еще меньше, чем в иммунной системе. Знать бы, что такое пенальти… Профессор, между тем, видя выражение моего лица, начинает нервничать.

– Хорошо, скажу проще. Иммунная система способствует согласованной работе всех других систем. У нее, по сути, интеграционная функция. Это понятно?

– Вы не волнуйтесь, Спартак Семенович, я способный, в школе по биологии пятерки были. А скажите-ка, если все так замечательно в области аллергологии, почему вокруг видимо-невидимо больных?

– Разве я сказал «замечательно»? Врачей-аллергологов мало…

– Хороших врачей вообще мало, хотя имя им – легион.

– Но и грамотных больных не много. Больные часто занимаются эпизодическим самолечением. А аллергики обычно обращаются за помощью к другим специалистам, ну а те не слишком в этой области разбираются. К тому же, как я уже сказал, многие сквозь пальцы смотрят на внутренний дискомфорт – на аллергический ринит, например. А между тем ринит является благоприятным фактором для развития инфаркта или бронхиальной астмы. Видите ли, один этап заболевания обычно переходит в другой – вроде бы разные заболевания, а на самом деле заболевание одно. Возьмем дыхательную систему. Современная медицина разбивает ее на разные отрезки, и каждый врач специализируется только на своем участке. И напрасно, потому что это единая система, и болезни тут чередуются как цепная реакция. То есть в данном случае, если речь об аллергии, мы можем говорить о так называемом атопическом марше. То есть срабатывает принцип домино.

– Хорошее название для рассказа – «Атопический марш». И «Принцип домино» хорошо, но его не раз уже использовали. Вы знаете, порой название диктует сюжет. Я бы поведал историю супругов, у которых выявилась аллергия друг на друга, но расставаться они не желают. Мучаются, ходят в скафандрах, спят в стеклянных колпаках, переговариваются по рации, но не расстаются… Одно меня смущает: как они поженились, если была такая аллергия?

– Что ж, это объяснимо: болезнь проявилась не сразу. И ринит не сразу проявляется. При первых встречах с аллергеном реакции может не возникнуть. Организм сенсибилизируется, образуется специфическое вещество – иммуноглобулин. При повторной встрече иммуноглобулин активизируется. Можете в процесс не углубляться, это я к тому, чтобы вы имели в виду, что иммунология – непростая наука. Тут таблеткой супрастина не отделаешься. Вот почему болезнями, связанными с иммунной системой, должен заниматься специалист. Нельзя бежать в аптеку за первым попавшимся лекарством. Люди избегают встречи с врачом…

– На то есть причины. Срабатывает сенсибилизация по отношению к нашей медицине, где, по моему мнению, далеко не все благополучно. (Сенсибилизация – повышение чувствительности нервных центров под воздействием раздражителя. – Р.С.)

– Но уж, по крайней мере, выяснить свой аллерген и избегать встречи с ним можно. Многие и этого не делают. Я уж не говорю о дешевых пищевых продуктах сомнительного происхождения. Кто проверяет качество этих продуктов? Или, например, косметика. Ее сейчас везде и всюду полно, самой разнообразной и на все случаи жизни. На этих препаратах преувеличенно описаны их полезные свойства, о вреде же – ни слова. Вот вам социальный аспект. Людям нелегко живется, и они приобретают дешевый суррогат. Да и реклама соблазняет.

– У меня сильнейшая аллергия на рекламу. Хотя, каюсь, сам делал однажды рекламный ролик. А по большому счету, у меня, Спартак Семенович, аллергия на общество, в котором главным и единственным занятием человека стало потребление, а не созидание.

– Вы же говорили, у вас аллергия на самого себя.

– На самого себя тоже, раз живу на территории, где под словами «удовольствие» и «пища» понимаются исключительно плоть и жирный кусок мяса.

– Вы о духовной пище? Была у Ницше фраза… Вот послушайте: «И как скулит похоть-собака, выпрашивая кусочек духовной пищи, когда ей отказывают в куске мяса».

– Это правда Ницше?

– Ницше. Фридрих.

– Повторите, пожалуйста, я запишу.

– «И как скулит похоть-собака, выпрашивая кусочек духовной пищи, когда ей отказывают в куске мяса»… Записали?..

Я киваю головой и думаю, что с Ницше и надо было начинать эту беседу. Теперь поздно. Он встает и пожимает мне руку, его ждут больные. А я выхожу из кабинета и чихаю, затем еще и еще, вытаскиваю из кармана платок и лихорадочно ищу в другом кармане таблетку супрастина…

Руслан Сагабалян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты