№14–15 (266–267) август 2015 г.

Руби Григ: Я обязан играть то, что люди хотят слушать

Просмотров: 1031

Рубен Григорян (Руби Григ), скрипач-виртуоз, выпускник Ереванской консерватории, в прошлом исполнитель в ансамбле скрипачей Гостелерадио Армении, объездивший с гастролями весь Союз, много гастролировавший за рубежом – о музыке, уровне музыкальной культуры, о том, почему он не стесняется играть в ресторанах, и о своем желании дать серию благотворительных концертов.

– Рубен Ервандович, расскажите немного о себе, представьтесь нашим читателям.

– Родился я в Ереване. Окончил школу имени Петра Ильича Чайковского по классу скрипки, поступил в консерваторию. Еще будучи студентом, работал в оперном театре. Потом была армия, служил в Подмосковье, но со скрипкой не разлучался – был солистом в ансамбле песни и пляски ракетных войск стратегического назначения «Красная звезда». Исполнял, в частности, и нашего великого Комитаса. После вернулся в Ереванский оперный, затем меня, это было в 1984 году, пригласили в ансамбль скрипачей Гостелерадио Армении. Вскоре я стал лауреатом премии Ленинского комсомола. Мы постоянно гастролировали, в год по 10-12 раз играли в Москве. И прослужил я в этом замечательном ансамбле до начала 90-х, до распада Союза. А затем, чтобы как-то существовать, пришлось работать в ресторанах.

– Не жалеете? Успешный профессиональный музыкант – а играете на свадьбах, днях рождения, корпоративах?

– Нет, честно вам скажу, не жалею. Это даже дало мне новый толчок. Я поначалу работал в дуэте с гитаристом, живая гитара, живая скрипка – это и по сей день редко где встретите. С этих площадок, на которых у меня было очень много слушателей и почитателей, я поехал, к примеру, на гастроли во Францию, был в 18 городах, выступал с несколькими программами как солист. В 95-м году пригласили в Москву, я играл в одном из лучших ресторанов, в самом центре столицы, где выступали такие звезды, как Мстислав Ростропович, Роберт Де Ниро, Лайза Миннелли. Оттуда тоже пошли гастроли. И потом – когда ты работаешь очень много, больше, чем любой скрипач, ты все время в форме и нет уже страха сцены.

– А репертуар? Ведь он, скорее всего, тоже специфический?

– Я обязан играть то, что люди хотят слушать. А уровень музыкальной культуры, увы, сейчас у нас очень низок. Да, после того, как Ванесса Мэй сыграла «Шторм» в современной обработке, люди полюбили скрипку. Но они хотят слушать только то, что они уже слышали – а это, к сожалению, только популярные произведения, пусть и классические, но список их крайне мал. Все примерно на уровне передачи «Угадай мелодию». Очень трудно заставить слушать что-то новое, не то, что уже, как говорится, засело в мозгах. Даже, к примеру, «Зиму» Вивальди с трудом воспринимают. И тут приходится как-то исхитряться.

– Но ведь Вивальди довольно популярен…

– Вивальди знают, к сожалению, опять же как Ванессу Мэй, а не как Вивальди. Просят «Чардаш», но не знают, что это танец, что чардашей много. А тот «Чардаш», который просят – это всегда Монти, хотя они этого не знают. И иностранцы в массе своей ничем не отличаются от наших. «Зорба» (из фильма «Грек Зорба». – Ред.) – значит, это именно сиртаки Теодоракиса. В основном, мелодии, знакомы по фильмам – Легран, Нино Рота и т.д. А ведь какие есть вещи, просто мурашки по телу…

Я постоянно слушаю, копаю, нахожу красивые мелодии, сам делаю аранжировки. Должен сказать, что сейчас налицо спад вообще скрипичного искусства в России. Знаменитая русская школа Ауэра, которая была самая сильная в мире, уже не та, самые известные специалисты сейчас в Германии.

– А вы в свое время сознательно выбрали скрипку?

– Я с 6 лет со скрипкой, выбирали конечно же родители. А потом уже деваться было некуда. Ну, Паганини ведь тоже из-под палки занимался. Я, конечно, не Паганини, но это очень сложный инструмент. Для ребенка поначалу очень тяжело и физически: правое плечо ноет, левая рука болит. Но проходит время – и ты уже привык, уже этого не чувствуешь. Я прошел все этапы скрипичного искусства, вся жизнь моя связана со скрипкой. Это универсальный инструмент, на ней можно играть все. А какую музыку композиторы великие писали! В любой аранжировке она звучит великолепно. И Бах, и Моцарт, и Вивальди…

– А кто ваш любимый армянский композитор?

– Арам Ильич Хачатурян. Скрипичный концерт, «Гаянэ», «Спартак»… Я очень много играл его произведения как солист.

– Рубен Ервандович, вы говорили о своем желании дать серию благотворительных концертов. Расскажите об этом подробнее. Уже есть конкретные договоренности, программа?

– Я готов давать благотворительные концерты любого плана, представлять как классические произведения, так и эстрадные, народные. С удовольствием покажу все лучшее, что есть в армянской культуре. Обязательно включу в программу Дле Яман, обычно его исполняют на дудуке, но у меня сделана обработка для скрипки, я очень часто играю эту вещь, в которой звучит вся боль и печаль нашего народа. Очень многие люди сейчас нуждаются в помощи, как в Армении, так и здесь, в России. Главное для меня – гарантия, что деньги дойдут по назначению, а не осядут в чьем-то кармане, как это нередко бывает. Если будет какое-то конкретное предложение, например что эти деньги пойдут для детдомов Армении, для какой-то больницы или в помощь кому-то конкретно, я готов выступить.

Беседу вела Елена Князева

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты