№16-17 (268-269) сентябрь 2015 г.

Горячее политическое лето Армении и холодный расчет президента Сержа Саргсяна

Просмотров: 1939

По всем «законам жанра» нынешним летом внутриполитическая жизнь в Армении должна была бы замереть. Да и о какой активности может идти речь в отпускной сезон, когда жара в Ереване зашкаливает за 40 градусов (и держится на этой отметке более месяца, чего не бывало с 1843 года, когда начались регулярные метеорологические наблюдения), когда до парламентских выборов остается еще два года, а до президентских – так и все три. Тем не менее, активность очевидна, причем высокая, можно сказать – «активность предвыборного градуса».

Объяснение этому феномену есть. Уже в ноябре в стране может состояться референдум по проекту обновленной Конституции, сообщил член комиссии по конституционным реформам Вардан Погосян. И добавил при этом, что вскоре Венецианской комиссии Совета Европы будут отправлены еще 8 глав проекта новой Конституции (7 глав были обнародованы еще в июле). Обсуждение документа уже началось, и проходит оно очень напряженно. Предлагаемые изменения в Основной закон государства не нравятся ни одной политической силе страны, кроме правящей Республиканской партии Армении (РПА), и вызывают серьезные нарекания со стороны европейских экспертов. Так, Венецианская комиссия в своей предварительной оценке порекомендовала отменить некоторые положения, в частности касающиеся проведения второго тура парламентских выборов, по итогам которого должно быть сформировано т.н. «стабильное большинство». Ереван, однако, идти на такую уступку явно не желает. Это понятно – все политические силы страны убеждены, что и это конкретное изменение в Основной закон, и вся в целом идея превращения Армении из президентской в парламентскую республику инициированы с одной-единственной целью: пролонгировать нынешнюю политическую монополию правящей партии на неопределенно долгий срок, сформировать партократический режим наподобие советского и обеспечить де-факто продление личной власти президента Сержа Саргсяна, второй (и последний) срок полномочий которого истекает в 2018 году. Именно поэтому представитель оппозиционного Армянского национального конгресса (АНК) Владимир Карапетян утверждает, что «продавливание» конституционной реформы в ее нынешнем варианте является «вопросом жизни и смерти для правящей партии и ее руководства». А по словам замглавы партии «Наследие» Армена Мартиросяна, поставлена задача гарантировать воспроизводство власти Сержа Саргсяна, а это возможно только при обеспечении т.н. «стабильного большинства». По словам оппозиционера, именно потому власти не хотят прислушиваться к рекомендациям Венецианской комиссии. При этом контраргументы представителей РПА выглядят не слишком убедительными. Они повторяют, что «все это делается ради укрепления демократии в Армении», что «стабильность политической системы должна быть конституционно закреплена» и т.п. Поэтому проектом предусмотрено, что в случае, если в результате выборов ни одной силе не удается сформировать большинство, проводится второй тур парламентских выборов, в котором участвуют две партии или партийные блоки, набравшие наибольшее количество голосов. Участвующие в выборах партии обязаны выдвинуть кандидатуру премьера и представить основные пункты предполагаемой программы правительства. При этом президент республики является номинальной фигурой. Он избирается на 7 лет и не более чем на один срок и не прямым всенародным голосованием, а коллегией выборщиков, которая состоит из депутатов Национального Собрания и равного им числа представителей органов местного самоуправления. Никакими серьезными полномочиями глава государства не обладает. Реальным руководителем страны становится премьер-министр, который в военное время является и верховным главнокомандующим.

Сам действующий президент не раз говорил, что после принятия фактически новой Конституции отнюдь не собирается занимать посты премьер-министра либо спикера парламента. В политической жизни страны он останется «лишь» в качестве председателя РПА. А это, как всем понятно, позволит ему и впредь играть «первую скрипку» в оркестре власти. И при этом уже совершенно не важно, кто будет президентом. Властям, возможно, даже хотелось бы, чтобы фигура номинального лидера, который, как сказано в проекте, должен быть «символом национального единства», стал деятель, которого не отождествляют с нынешней элитой и соответственно с ее modus operandi и modus vivendi, вызывающими резкое отторжение общественности. Поэтому уже сегодня эксперты в качестве возможных кандидатов называют министра обороны Сейрана Оганяна, обладающего самым высоким рейтингом среди представителей правящей команды, и председателя Конституционного суда Гагика Арутюняна, еще со времен своего пребывания в ранге вице-президента республики в начале 90-х годов имеющего реноме серьезного и уравновешенного политика. При этом колоссальный протест, в?настоящее время сфокусированный на?персоне президента Сержа Саргсяна, после такой манипуляции станет безадресным, децентрализованным и?«испарится в?недрах парламента»,?заявил агентству EADaily анонимный источник в руководстве некогда провластной, а ныне оппозиционной партии «Процветающая Армения». Но притом что в настоящее время «помимо РПА на?политическом поле нет конкурентоспособных политических групп», это вовсе не означает, что правящую партию гарантированно ожидает «столетие благополучия и?лидерства». Дело в том, что при отсутствии конкуренции неизбежно обострится внутрипартийная борьба, которая, не?исключено, «может завершиться расколом на?две или три политические силы».

В этом контексте достаточно загадочно прозвучали слова «твердого республиканца», руководителя аппарата правительства Давида Арутюняна, который в комментарии для одной из местных газет заявил, что не согласен с обвинениями относительно устремлений к пролонгации власти действующего руководства. Напротив, новая Конституция предоставляет возможность «безболезненной смены власти».

Думается, чиновник имел в виду неизбежные перемены, которые обязательно произойдут в правящей партии, когда в процессе парламентских выборов (а они, заметим, могут произойти раньше ожидаемого, уже к середине будущего года) на смену «старой гвардии республиканцев» придет следующая генерация молодых политиков, которые, как упорно утверждает молва, в своем большинстве тесно связаны с зятем президента – Микаелом Минасяном, ныне – послом Армении в Ватикане. Вероятны и другие серьезные перемены. Так, газета «Жаманак» утверждает, будто в рядах бизнесменов – представителей РПА «царит паника». И порождена она якобы тем, что им было прямо заявлено: после принятия проекта изменений в Конституцию, когда выборы будут проводиться исключительно по пропорциональной системе, у них больше не будет возможности быть в пропорциональном списке РПА. Причем газета утверждает, будто об этом предпринимателям-депутатам сказал пресс-секретарь РПА и вице-спикер Национального Собрания Эдуард Шармазанов, который, безусловно, является «транслятором» намерений Сержа Саргсяна. При этом саботажа в процессе подготовки и проведения референдума по Конституции власть явно не опасается. Ведь рычаги влияния властей на этих людей столь велики, что они, даже вопреки собственным интересам, вынуждены будут делать только и исключительно то, что им укажут. Однако газета считает, что подобные расчеты достаточно уязвимы: «Как бы власти ни влияли на бизнесменов, они должны понимать, что когда существует столкновение личных интересов и указов сверху, то депутаты попытаются по возможности саботировать эти указы и неудачи властей неизбежны».

Время покажет, насколько такой прогноз соответствует действительности, но нельзя не отметить, что усилия властей как можно скорее изменить Конституцию породили активность политических сил, которые, казалось бы, ушли в небытие или находятся на пути к этому. Например, пишет ереванская газета «Грапарак», в партии «Оринац еркир» (ее лидером является экс-секретарь Совета безопасности республики Артур Багдасарян, известный своей исключительной «эластичностью» в деле резких перемен политической ориентации) начали процесс отказа от названия партии. Есть «внутреннее распоряжение – предать забвению название партии, постепенно изъять его из оборота, ибо среди населения партия крайне дискредитирована», пишет издание. Вместо этого активно внедряется новое название – «Армянское возрождение». При этом утверждается, что возрождением (если не всеармянским, то хотя бы этой конкретной партии) занимается глава Союза армян России Ара Абрамян, что может свидетельствовать о его стремлении выйти на политическую сцену исторической родины. И якобы о своем присоединении к этому проекту уже заявил Степан Демирчян – лидер Народной партии Армении, которая доселе считается составной частью Армянского национального конгресса Левона Тер-Петросяна. Однако попасть в новый парламент у АНК шансов крайне мало, что, видимо, и заставляет Демирчяна искать новые пути в Национальное Собрание – как, впрочем, и Артура Багдасаряна.

Кроме того, относительно недавно заявивший о своем полном и окончательном уходе из политики экс-лидер «Процветающей Армении», олигарх Гагик Царукян совершил визит в Ливан, где передал Киликийскому Католикосату 500 тыс. долларов и еще 100 тыс. внес на нужды местной армянской общины. Понятно, что в нынешних крайне сложных социально-экономических условиях, в которых пребывает Армения, эти деньги явно могли найти применение и дома. Более того – вывоз подобной суммы не мог состояться без согласия власти. Отсюда можно предположить: либо Царукяна решили вернуть в политику в качестве «запасного игрока», либо же Ереван, не сумевший по целому ряду причин спасти от фактического уничтожения армянскую общину Сирии, теперь пытается спасти от рассеяния ливанских армян. В любом случае все это позволяет Царукяну по-прежнему пребывать на плаву. И, как знать, быть может, в случае чрезмерной активизации Ара Абрамяна именно возможности Царукяна будут использованы для минимизации амбиций главы САР, если Ереван найдет эти амбиции чрезмерными.

При всем том мало кто задается весьма, на наш взгляд, существенным вопросом: чем вызвана нескрываемая торопливость власти в вопросе изменения Конституции? Почему планирующиеся перемены должны быть проведены уже в нынешнем году, какие предпосылки существуют для этого? Думается, в основе происходящего – нарастающий социальный протест на фоне продолжающего ухудшаться экономического положения страны. Недавний так называемый «электрический майдан» в Ереване и некоторых других городах республики показал, что протестный потенциал в обществе очень велик и имеет тенденцию к расширению.

Движение «Нет грабежу» в последнее время трансформировалось в движение «Вставай, Армения», и распространяемые его активистами заявления свидетельствуют, что люди начинают требовать не только социальной справедливости, но и политических перемен. В последнем таком заявлении, в частности, говорится о необходимости «очищения власти от преступников», о «свободных и честных выборах», о «национализации крупной собственности, имеющей стратегическое значение», модернизации силовых структур и т.д. и т.п. «Мы хотим перемен в стране… Узурпировавшие власть лидер РПА и его команда давно уже доказали, что не только не могут реализовать эти реформы, но и ради своего существования делают все, чтобы вышеуказанные реформы не стали реальностью», – сказано в заявлении. Все это свидетельствует о явной опасности, которая начинает угрожать власти с той стороны, откуда в последние годы и не ждали – со стороны гражданского общества. Интересно, что процессы стали явно ускоряться после того, как пару месяцев назад директор Службы национальной безопасности Горик Акопян выступил на заседании правительства с сенсационным заявлением. По его словам, «в отношении властей страны в обществе нет доверия». Разумеется, высказывание всегда более чем сдержанного главы спецслужбы имело под собой серьезную основу. Есть данные, что в последнее время СНБ провела ряд исследований с целью выявить общественный настрой в отношении таких «болевых точек», как проблемы эмиграции, рост бедности, армейский призыв (где, как утверждают, по-прежнему не все ладно). Результаты были получены весьма тревожные. И якобы направленные в правительство по этому поводу доклады были оставлены без внимания, что и заставило Горика Акопяна выступить, что называется, «открытым текстом». Реакция последовала незамедлительно – процесс изменения пошел с ускорением. Власть поняла, что промедление может стать роковым для нынешней политэлиты страны. Потеряв темп, она может потерять все.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек