№16-17 (268-269) сентябрь 2015 г.

Алексан Хачатрян: Жизнь – это еще и исполнение долга

Просмотров: 962

Но на этом деятельность Алексана не кончается. Как говорится, кто не рискует, тот не узнает своего призвания. Сегодня Алексан Хачатрян разработал проект создания арт-центра «Chateau Rosa De Cross» в Бельгии. Реализовав этот проект, он собирается большую часть своих доходов вложить в развитие этно- и экотуризма в Армении, в улучшение условий в селах и деревнях Армении.

А еще у Алексана есть мечта – открыть фонд помощи и развития искусства имени Генриха Игитяна.

Древние говорили: «Возьми от жизни все, но на всякий случай запомни, где брал и откуда начинал». Алексан хорошо помнит свое крещение у истока вечности – в реке Зангу (Раздан), что берет начало из озера Севан и, протекая через территорию Еревана, впадает в другую реку – Аракс:

– Мы, тогда еще совсем мальчишки, воспринимали Зангу как артерию земли. Был даже такой ритуал – каждый ребенок, родившийся на этой улице, должен был пройти крещение водой Зангу. Я помню, отчетливо помню те мгновения, когда настал и мой черед – я только научился держаться на воде. Мой старший брат взял меня на руки, и я увидел всех собравшихся на берегу. Это были мои старшие братья (все парни нашей улицы назывались братьями, а старшие – старшими братьями). Они были огромными, сильными, загоревшими и красивыми, как сами горы Армении... При виде их у меня сразу исчез страх, и я был готов к «процедуре» крещения. И вот бросок... Мой старший брат бросает меня высоко в небо... О, миг возрождения! Миг полета! Я ощутил необъяснимое чувство свободы и одновременно чувство неизбежного падения – падения в неизвестное... Всплеск воды, брызги, лица, оставшиеся на берегу – все исчезло в огромной зеленой мути реки, которая тянула вниз и вниз. Я задвигал ногами, руками, и какая-то неведомая сила потянуло меня вверх. Наконец, я увидел лучи солнца, и лица братьев своих, как богов, стоящих на берегу... Прошло столько времени, но воспоминания, опалившие мою память, оставили в ней очертания, вкус, след, запах – картину.

– Когда дерево срубают, его корни становятся крепче… Что дала Вам новая земля, где Вы обосновались 15 лет назад?

– Вообще эмиграция дает многое, но и многое забирает. Эмигрант – это в своем роде космополит. Мы не можем полностью принять другой менталитет, но придя домой, чувствуем, что и дома у нас менталитет изменился. Чтобы не растерять себя, остается принять идею космополитизма. Но в каком-то смысле жизнь – это еще и исполнение долга, без которого не обойтись.

– Вы часто приезжаете в родные края, путешествуете по Армении, не перестаете любоваться ею, подмечая самые неуловимые оттенки природы и уникальные детали. Почему все же Вы связали себя с искусством?

– Лишь в искусстве человек может быть полностью свободен от любых границ, сковывающих его в этой реальности и не дающих раскрыться полностью. Не всегда можно уйти от жизненных, бытовых проблем. Но в том-то и дело, что надо не просто продолжать жить, а осваивать ее. Именно посредством искусства можно распознать и ощутить истинную свободу вечного движения.

Конечно же, если ты уже в пути, тебе не избежать всевозможных преград и сложностей. И потому, чтобы воплотить свои идеи и мысли в реальность, первоначально нужно воссоздать четкий реальный план действий, нужны «строители», т.е. профессиональная команда, полная веры и целеустремленности.

– Как это сказано у Высоцкого – «Первый – всегда один». Как Вам удалось выйти на единомышленников?

– В Бельгии поначалу, кроме моей семьи, не было никого, кого бы я назвал единомышленниками. И даже когда я готовил выставку работ армянских детей, ни один из здешних армян не пришел мне помочь. Помню, я сидел за рулем и вдруг почувствовал такое одиночество, что появились слезы обиды. Но это отчаяние вмиг исчезло – я понял, что должен сам реализовать свою идею. Лишь потом откликнулись одна армянская семья (Арсланяны) и кардинал Бельгии Готфрид Дэниэлс… Порой надо плыть против течения, чтобы разбудить в себе веру и уверенность...

– Говорят, случайность – это мера собственной готовности к достижению поставленной цели…

– В жизни не бывает случайностей, в ней все закономерно. Так вот, все началось по этой схеме очень важных для меня событий. И главным событием стало знакомство с выдающимся деятелем искусства Генрихом Игитяном. У меня не было профессиональных навыков, когда в 2003 году в Бельгии я впервые начал готовить экспозицию работ моего брата Нвера. Именно в это время я познакомился с Генрихом Суреновичем, он и помог мне в организации этой выставки, которая прошла с огромным успехом. Тогда же началось наше сотрудничество, перешедшее в теплые дружеские отношения. Это было не просто родство душ, я воспринимал Игитяна как своего учителя… После первой выставки мы вместе организовали ряд выставок в Европе, в том числе выставку работ детей Эстетического центра Игитяна в здании Европарламента в честь приезда тогдашнего президента Армении Роберта Кочаряна. Некоторое время спустя эту же экспозицию мы организовали в базилике Брюсселя под патронатом кардинала Бельгии. Словом, так началась моя активная деятельность в искусстве.

– А еще Вас привлекла идея создания ювелирных изделий – и все на основе работ Нвера. Чем привлекательны его работы?

– Есть люди, практикующие разные учения и духовные практики, и все для того, чтобы обрести тот информационно-чувственный импульс, который поможет им в творчестве. В случае с Нвером все произошло с точностью до наоборот. Брат вообще не любил рисовать, где уж там писать картины. Но в 37 лет ему, человеку далекому от искусства и любых духовных практик, вдруг открылся такой дар: в переплетении линий, в образной символике как бы синтезируется духовное состояние, похожее на пророчества. Причем Нвер не считает себя художником, свой дар он осознает как потребность создавать картины. Он и не думает кому-либо что-либо объяснять или доказывать. Быть может, именно это является одним из главных признаков гармонии в искусстве? Не знаю.

И я начал искать единомышленников и партнеров, а главное – ювелира-дизайнера, который мог бы реализовать такой сложный и интересный проект, основанный на картинах Нвера. Мне повезло и в этом случае. Я познакомился с талантливыми людьми: архитектором-ювелиром, дизайнером Ириной Карповой и искусствоведом Михаилом Андреевым. В процессе работы над этим проектом возникали новые идеи моих друзей-коллег, что делало проект еще более обширным, насыщенным. Надо было воссоединить все эти идеи в одно целое. Вот тогда меня и посетила мысль создания единого комплекса – арт-центра.

– Вы мне показывали изумительной красоты замок в стиле барокко недалеко от Брюсселя… И в этом шедевре архитектуры будет представлено искусство…

– Центр будет представлять собой своеобразный арт-городок со своей инфраструктурой. Центральное место здесь будет занимать ювелирное искусство, также будет выделено большое галерейное здание для проведения выставок и арт-фестивалей всех направлений изобразительного искусства, аукциона ювелирного искусства, фестиваля скульптуры open air. Здесь же откроются ювелирная школа «Романтический авангард» Ирины Карповой совместно с брендом Татьяна Фаберже (по первоначальному их согласию о сотрудничестве), ювелирные мастерские, школа и мастерские по русской огранке. Комплекс будет иметь гостиницу и коттеджи со своими мастерскими для художников, где будут проходить мастер-классы по живописи и скульптуре.

Нами разработан также электронный портал в области искусства, который скоро начнет действовать. Разработан также концепт интернационального арт-фестиваля «Equinox», который будет проходить весной в разных странах мира (Бельгия, США, Китай, ОАЭ, Россия, Армения). К тому же у нас есть первоначальная договоренность о сотрудничестве с ювелирными домами «Karpov&Karpova», «Tatiana Faberge» …

– Не так часто можно услышать о каких-либо событиях, происходящих в армянской диаспоре. Как чувствуют себя сегодня армяне в Бельгии?

– Армянская диаспора как таковая в Бельгии не очень-то и заметна. Ведь что такое диаспора по сути – это сплоченность национальной группы, проживающей вне своей страны со своими социальными структурами и институтами. Конечно, в Бельгии есть армяне, и их немало, есть и армянская церковь, построенная на средства первой волны эмиграции. Но пока нет такого актива и такой группы активных деятелей, которые смогли бы объединить армян Бельгии в мощную, сплоченную диаспору. Я уверен: произойди такое – бельгийская диаспора армян действительно смогла бы выделиться и самоутвердиться, так как и в первой, и во второй волне эмиграции есть немало людей творческих – художники, музыканты, ученые, врачи, политики и бизнесмены. И очень важно суметь объединить эмиграцию первой волны со второй. Сегодня пока они полностью обособлены.

– И все же, каковы бы ни были блага, дарованные Вам судьбой, надо еще уметь ощущать их прелесть.

– Ощущение прелести – это энергия питания. Все предрешено свыше, по вертикали, и нужно лишь найти свой путь и идти по нему, не сворачивая.

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты