№ 20-21 (272-273) ноябрь 2015 г.

Турция и Иран: два взгляда на войну в Сирии

Просмотров: 3236

Выступая 28 сентября на Генеральной Ассамблее ООН, президент России Владимир Путин заявил о том, что «…терпеть складывающееся в мире положение уже невозможно». 30 сентября Совет Федерации Федерального Собрания России единогласно поддержал обращение президента по вопросу об использовании Вооруженных сил РФ за рубежом.

Российская военно-воздушная операция в Сирии вывела на авансцену мировой и региональной политики антитеррористическую коалицию, куда, помимо нашей страны, входит Сирийская Арабская Республика, Исламская Республика Иран, центральное правительство в Багдаде, а также некоторые этноконфессиональные ополчения. В Багдаде начал функционировать координационный центр, обеспечивающий обмен разведывательными данными между российскими, иранскими, сирийскими и иракскими военными.

Уничтожение объектов инфраструктуры сил международного терроризма (речь идет о запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» и о смежных структурах, имеющих с ней общую кадровую базу) является ключевым условием для начала подлинного, а не бутафорского мирного процесса в истерзанной войной ближневосточной стране. Создавалось впечатление, что в предшествующие годы эта истина осознавалась не в полной мере, следствием чего стали сомнительного рода посиделки в ряде европейских городов, единственной целью и смыслом которых было предоставление террористам возможности оправиться от поражений, нанесенных им правительственной армией, и накопить новые силы. Как следствие, минувшая весна и лето прошли под знаком тяжелых неудач сирийской армии под натиском орд боевиков, хлынувших в страну через ее открытые границы, с непосредственной перспективой падения Дамаска. Это превратило бы некогда процветающую и мирную страну в очередной рассадник терроризма, гораздо более опасный для России и ее соседей, чем даже Ливия (хотя бы в силу географического расположения). Однако известной истины о том, что бывают ситуации, когда лучшим средством доставки дипломатических посланий становятся высокоточные ракеты и бомбы, никто не отменял.

Реакция на уничтожение силами российской авиации (к которой на определенном этапе присоединились корабли Каспийской флотилии) объектов террористической инфраструктуры со стороны США и ряда их региональных союзников стала четким свидетельством их подлинных ставок в затянувшейся кровавой сирийской «игре».

Помимо вполне ясно обозначенной позиции США, де-факто поддерживающих радикальные террористические группировки в Сирии, по мнению некоторых экспертов, едва ли не основной вызов действиям России и ее союзников может исходить из Турции, имеющей наиболее протяженную границу с Сирией и изначально сделавшей ставку на всемерную поддержку вооруженной оппозиции легитимному сирийскому руководству.

Уже 2 октября, на третий день российской антитеррористической операции в Сирии, последовало взволнованно-нервное заявление глав внешнеполитических ведомств Франции, Германии, Катара, Саудовской Аравии, Турции, Великобритании и США, которые считают, что атаки российских ВВС привели к жертвам среди мирного населения. В документе, распространенном от имени турецкого МИДа (случайность?), выражалась «глубокая озабоченность в отношении российского военного присутствия в Сирии» в связи с тем, что «атаки российских ВВС в районах Хама, Хомса и Идлиба привели к жертвам среди мирного населения». Соответствующий сегмент интернета заполонили явно постановочные материалы пропагандистского характера с большим количеством дыма, «движухи» специально нанятой массовки среди непонятных развалин и «раненых» на носилках, привыкающих к неизведанной дотоле роли «жертв российской агрессии».

В ходе встречи с правозащитниками президент России на это ответил, что считает такого рода публикации информационными атаками на РФ. И действительно, никаких «мирных жертв российской агрессии», которые, если верить турецким и западным СМИ, даже атаковали российские объекты в Латакии из установок «Град», нет. Конкретных доказательств, кроме заявлений боевиков, при этом, понятное дело, не предъявляется. Особо циничными видятся попытки разжигания конфессиональной розни, учитывая то обстоятельство, что большинство как жертв террористов, так и военнослужащих правительственной армии являются мусульманами-суннитами.

После неудач с «мирными жертвами» турецкое руководство в трогательном единении с партнерами по НАТО принялось раскручивать тему нарушений российскими самолетами воздушного пространства Турции. И это притом что турецкая авиация регулярно нарушает воздушное пространство своих соседей – от Греции до Армении, не говоря уж о Сирии или Ираке. Выступая 6 октября на пресс-конференции в Брюсселе, президент Эрдоган разразился в адрес Москвы угрозами, сказав, что «нарушение воздушного пространства Турции не останется без ответа и атака на Турцию означает атаку на НАТО». «Россия может потерять такого верного друга, как Турция», – заявил турецкий лидер, заставив вспомнить пословицу «Назло бабушке отморожу уши». И в самом деле непонятно – что за этим кроется? Намек на введение визового режима с Россией и на запрет туристам тратить деньги на турецких курортах? Отзыв турецких бизнесменов, зарабатывающих в России на строительных подрядах, или, может быть, отказ от строительства АЭС в Аккую в пользу конкурентов Росатома, которые работать на невыгодных для себя условиях явно не будут?..

Нервозность и невоздержанность турецкого лидера в словах, впрочем, вполне понятна. Претензии на то, чтобы вершить региональную и даже глобальную политику оказались явно не подкреплены реальными возможностями. Более того, намерение играть на нескольких досках не могло долго оставаться незамеченным со стороны как западных союзников, так и России.

Так, российская военная операция, вполне возможно, приведет к «переселению» значительной части боевиков в Турцию. В предшествующие месяцы этот процесс уже достиг критических масштабов, следствием чего стало появление в Европе значительного количества беженцев из Сирии и ряда других стран. Согласно многим свидетельствам, их переброска к балканским рубежам Евросоюза носила характер во многом организованной, если не военной операции. И, конечно, в Европе далеко не все в восторге относительно ее возможного продолжения. Завершение войны в Сирии позволит европейцам поставить вопрос о репатриации на родину примерно четырехсот тысяч беженцев, что, скорее всего, не вызывает в Анкаре восторга. Отсюда – тактика бесконечного шантажа и требования денег на обустройство так называемых «лагерей беженцев» на турецкой территории, само появление которых во многом стало следствием вмешательства во внутренние дела соседнего государства и маниакального желания свергнуть его законное руководство. Иногда можно слышать, что количество беженцев на территории Турции к концу 2015 года превысит 4 миллиона человек, между тем на самом деле в лагерях на территории Турции пребывает менее миллиона. Общее же количество сирийских беженцев в Турции – не более полутора миллионов (как и в крохотном Ливане, испытывающем куда более серьезную нагрузку).

Конечно, в любом случае это много, и казалось бы, прямой путь к их возвращению на родину – курс на скорейшее завершение войны в Сирии. Однако не тут-то было, тем более когда вырисовываются перспективы использования такого серьезного ресурса в качестве рычага внешнеполитического давления. Президент Эрдоган говорит, что с начала конфликта в Сирии и в Ираке его страна потратила на поддержку беженцев на своей территории 6,5 млрд долларов США, получив взамен всего лишь 400 млн долларов помощи (скромно забывая упомянуть прибыток от разграбления сирийских предприятий и о прочих «приятных мелочах»). Саммит Евросоюза выделил Анкаре на обустройство беженцев около 1 млрд евро (эта сумма может быть увеличена до трех миллиардов), и создается впечатление, что требования материальной помощи до некоторой степени начали напоминать бесконечные выклянчивания денег на «реформы», исходящие от майданных властей Киева. При этом у натовской Турции, способной, как показали последние месяцы, спровоцировать в Европе новый миграционный и гуманитарный кризис, аргументы будут посерьезнее мантр, исходящих от Яценюка и компании…

Насколько можно судить, предложенный турецкими властями план, который мог быть представлен европейским чиновникам в ходе недавнего визита Эрдогана в Брюссель, в общем виде сводится к созданию под эгидой Брюсселя и на его деньги по всей турецко-сирийской границе так называемой «буферной зоны безопасности». Далее под трескотню о «недопущении нового миграционного кризиса» под защитой ЕС и НАТО на севере Алеппо, в Идлибе и других местах окончательно водворяются дружественные Турции радикальные группировки, которые будут чувствовать себя более чем комфортно и делать, что захотят или что им прикажут из Анкары. При этом европейские деньги идут на подготовку боевиков, которые в случае даже намека на уменьшение довольствия, пользуясь предоставляемыми Турцией транспортными коридорами, снова начали бы штурмовать города от Будапешта и Вены до Берлина и Гамбурга…

Как говорится, дешево и сердито. Да вот только действия России эти «гениальные» планы во многом поломали, и теперь ни о каких бесполетных зонах над суверенной сирийской территорией не может быть и речи. Удары наносятся по районам, оккупированным группировками, связанными в том числе с Турцией, и в рядах которых, по случайному совпадению, сражается немало выходцев из регионов России и ряда стран СНГ. Конечно, есть от чего занервничать, особенно накануне внеочередных парламентских выборов, на которых патронируемая Эрдоганом Партия справедливости и развития (ПСР), скорее всего, потеряет еще несколько процентов голосов. Притом что страна находится в условиях выборного стресса различного уровня вот уже более полутора лет.

Очевидный внутриполитический кризис (а как еще характеризовать, к примеру, отсутствие дееспособного правительства и постоянные теракты?) дополняется спадом национальной экономики, обострением проблем с беженцами и ростом внутренней напряженности после провала мирного процесса по урегулированию курдского вопроса. Независимые опросы общественного мнения дают ПСР менее 40 процентов голосов, а это означает, что политическая нестабильность рискует стать затяжной. Наличие проблем в экономике признают в том числе и члены действующего временного кабинета министров, слаженности в работе которого, по естественным причинам, не наблюдается. В стране растет безработица, падает курс национальной валюты – притом что, в отличие от некоторых других стран, Турция не находится под санкциями. В складывающихся непростых условиях как никогда уместно вновь разыгрывать карту сплочения перед лицом внешних угроз и «курдских сепаратистов» (которых поспешили бездоказательно обвинить в очередных кровавых терактах в Анкаре 10 октября) и демонизировать политических оппонентов, прежде всего «прокурдскую» Партию демократии народов и Народно-республиканскую партию.

При этом турецкое руководство не забывает о борьбе против признания геноцида армян и коварных происков еврейских, греческих, армянских и ряда других лоббистских организаций, бороться с которыми призвал турецкую диаспору премьер-министр страны Ахмет Давутоглу в ходе своего пребывания в Нью-Йорке с целью участия в 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Вряд ли отрицание очевидных фактов позитивно скажется на внешнеполитических позициях страны и ее международном имидже – особенно по мере появления фактов, свидетельствующих как минимум о благожелательном нейтралитете Анкары по отношению к боевикам «Исламского государства». Не все гладко и во взаимоотношениях с ближайшими союзниками по НАТО. Следует заметить, что господин Давутоглу держал речь в Нью-Йорке в отсутствие там президента Эрдогана, который, несмотря на настойчивые запросы турецкой стороны, не мог быть, в силу плотного графика американского лидера, удостоенным рандеву с Бараком Обамой ни в августе, ни в сентябре.

Вообще, интересно наблюдать за тем, как на смену амбициозному лозунгу «Ноль проблем с соседями» постепенно приходит публичная демонстрация обид и жалоб по адресу внешнеполитических контрагентов – на западе и на востоке, на севере и на юге. Про Россию мы уже упоминали и еще скажем; не стоит забывать и о таких крупных мусульманских странах, как Египет, отношения с которым были испорчены после отстранения от власти президента Мухаммеда Мурси (что буквально спасло эту страну от очередного витка острого гражданского конфликта). В интервью CNN International президент Турции, надо полагать, не без сожаления отметил, что в ходе различных дипломатических встреч и консультаций Иран демонстрирует решимость и впредь поддерживать политику Башара Асада. Содержались в его выступлении также «ценные указания» относительно того, что должны сделать и Россия, и Иран: «В настоящее время они являются странами, которые оказывают поддержку сирийскому режиму. Они должны отказаться от этой поддержки». Расхождения по сирийскому вопросу могут сказаться и на торгово-экономических связях между Ираном и Турцией: во всяком случае, несколько контрольно-пропускных пунктов закрыты по соображениям безопасности.

Между тем, совершенно очевидно, что прологом к стабилизации ситуации в Сирии могло быть только тесное взаимодействие Москвы и Тегерана. В конце сентября иранские власти официально сообщили о заключении с Россией целого ряда соглашений в авиакосмической области на общую сумму 21 миллиард долларов. Некоторые специалисты указывали на наличие среди них значительной доли оборонных контрактов, что является хорошим заделом для наращивания дальнейшего сотрудничества.

На протяжении нескольких месяцев между двумя странами велись интенсивные переговоры, результатом которых стало тесное взаимодействие Москвы и Тегерана, форматы которого вырабатывались в течение нескольких месяцев, в том числе в контексте сирийского кризиса. По оценке заместителя министра иностранных дел Ирана Хосейна Амира Абдоллахиана, антитеррористическая операция России в Сирии будет иметь ключевое значение в борьбе с терроризмом в регионе. Дипломат добавил, что Тегеран и Москва проводят постоянные консультации по поводу активности ИГ в Сирии и возможных последствий деятельности террористической группировки для государств региона. Еще на начальном этапе подготовки российской операции по обустройству базы ВВС в Латакии, после закрытия с подачи США воздушных коридоров рядом их европейских сателлитов, таковые предоставил именно Иран. В Тегеране не скрывают, что укрепляют боеготовность частей сирийской правительственной армии и соответствующие возможности для этого имеются. Западные издания обратили внимание на новинку ВПК Ирана – скоростную ракету-торпеду Hoot, способную уничтожать корабли и подводные лодки противника. При этом подчеркивается, что технология была заимствована у российских ракет «Шквал». Таким образом, перспектива бомбардировок американских объектов на Ближнем Востоке вовсе не выглядит пустой бравадой (да и демонстрация возможностей российских ракетных комплексов типа «Калибр» наверняка остудит иные горячие головы в Пентагоне и НАТО).

В одном из интервью президент Сирии Башар Асад высоко оценил поддержку России и Ирана в борьбе против террористов «Исламского государства» на территории арабской республики: «Все усилия, приложенные дружественными странами, в особенности Россией и Ираном, для повышения стойкости Сирии в борьбе с терроризмом, должны принести плоды всему населению региона и миру в целом». Развернувшееся при поддержке российской авиации наступление сирийской правительственной армии на опорные пункты террористов хотя и не было легкой прогулкой, но имеет неплохие шансы хотя бы на относительный успех (например, в районе Алеппо). Тегеран оказывает помощь Дамаску и Багдаду, связанную с противостоянием терроризму и по просьбе официальных властей Сирии и Ирака, заявил в тот же день, 15 октября, в Дамаске глава комитета по национальной безопасности и внешней политике парламента Ирана Алаэддин Боруджерди: «Согласно нашей стратегии, мы предоставили военную и материально-техническую помощь Сирии и Ираку в борьбе с терроризмом... Любая просьба в адрес Тегерана о помощи в борьбе с терроризмом поступает от легитимных властей данных государств. Любые последующие запросы будут тщательно изучены и рассмотрены».

По словам парламентария, Иран сотрудничает со всеми странами, которые на деле хотят бороться с терроризмом, а не с теми, кто поддерживает боевиков и предоставляет им территорию для лагерей подготовки, и с этим сложно не согласиться. Добровольцы из Ирана и отряды ливанской «Хезболлы» принимают достаточно активное участие в сдерживании террористических атак на важных направлениях в Сирии, оказывая поддержку национальной армии, понесшей за четыре года войны серьезные потери (по некоторым оценкам, более половины личного состава и техники). Несут потери и сами иранцы – так, 10 октября стало известно о гибели под Алеппо заместителя начальника элитного подразделения «Аль Кудс» генерала Хоссейна Хамедани. «Аль Кудс» – подразделение, предназначенное для того, чтобы относительно компактными силами организовывать и обучать вооруженные формирования союзников.

В этой связи вполне оправданным выглядит тезис автора одной из публикаций интернет-издания Iran.ru о ключевой, наряду с Россией, роли Ирана в борьбе с поддерживаемыми Западом силами международного терроризма. После нанесения ударов по наиболее чувствительным и важным объектам ИГ и смежных группировок должна последовать сухопутная операция при участии получивших подкрепление сил Сирийской арабской армии, Корпуса стражей исламской революции, иракских частей, курдских сил самообороны Сирии и Ирака, племенных и этноконфессиональных ополчений, поддерживающих законные правительства своих стран. Их общая численность может превысить 500 тысяч человек, а при военно-технической помощи России в виде современных танков, систем залпового огня, артиллерии, вертолетов, средств ПВО и т.д. они способны стать мощной вооруженной силой. Вытеснение боевиков в сторону Саудовской Аравии, Катара и Иордании, где до сих пор действуют лагеря по обучению террористов, вынудит правящие элиты этих стран быть более осмотрительными в поддержке вооруженных банд и разжигании враждебной пропаганды.

Отличительная особенность нынешней ситуации состоит в том, что на Западе неожиданные для него действия России и ее союзников вызвали некоторую растерянность (которая, не исключено, скоро пройдет). Пока спонсоры терроризма не опомнились, необходимы решительные шаги по разгрому их подопечных с тем, чтобы перейти к политическому урегулированию сирийского конфликта и восстановлению во многом уничтоженной войной экономики этой несчастной страны. Военные успехи создадут хорошую почву для убедительной дипломатии. И только после того, как Турция, Саудовская Аравия и Катар окончательно убедятся в том, что их ставки биты, диалог с этими странами будет избавлен от нелепых ультиматумов и бессмысленных угроз. И, возможно, запланированное на конец года заседание российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня пройдет вполне конструктивно.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

  1. На мой взгляд, самый лучший выход из многолетнего сирийского конфликта - раздел страны. А именно: - за алавитами, христианами, друзами и вменяемыми светскоориентированными суннитами оставить побережье Средиземного моря с портами Латакия , Тартус и др, а также часть провинций Идлиб, Хомс, Хама и др. с Дамаском и Алеппо. Всего примерно 25-30% территории Сирии. Это самые лучшие земли, самые крупные промышленные центры, менее всего пострадавшие от войны, с большими запасами нефти и газа (на шельфе моря), с развитой инфраструктурой, продвинутым, европейскоориентированным населением и тд.Остальное - пустынные районы центральной и восточной части страны пусть забирают зверье из ИГИЛ и Джебхат аль нусры.Пусть там и подыхают.А север ( не весь) отдать курдам, которые будут буфером и естественной защитой от Турции.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты