№ 20-21 (272-273) ноябрь 2015 г.

Ани мог бы стать еще одним чудом света

Просмотров: 2599

Весной нынешнего года на главной площади армянской столицы более полутора тысяч школьников приняли участие в массовом флешмобе с целью привлечь внимание мировой общественности к проблеме одной из древних столиц Армении – Ани.

К сожалению, после Карсских соглашений между Лениным и турками в 1921 году Ани остался на территории Турции. Некогда процветающий город превратился в руины и, как считают специалисты, лет через пятьдесят может полностью сровняться с землей из-за политики турецких властей.

Сегодня на карте нет даже населенного пункта Ани, есть только деревня Оджаклы, рядом с которой видны остатки древних построек. Не случайно его теперь называют городом-призраком, запертым внутри глухой погранзоны не слишком дружелюбного по отношению к соседскому наследию государства.

Расстояние от Ани до границы с Арменией составляет чуть менее километра. Настолько близко, что здесь даже можно поймать сеть армянских сотовых операторов. И хотя с 2004 года появилась некая «открытость» – для туристов был снят ряд ограничений, связанных с фотосъемкой и получением официального разрешения на посещение города, – тем не менее еще в конце прошлого века различные международные организации занесли его в Реестр мирового исторического наследия исчезающих городов в числе 12 памятников, которым угрожает полное уничтожение из-за плохого управления и вандализма. А в 2010 году по причине пренебрежения со стороны турецких властей Ани был включен в категорию «Памятники на грани гибели» Списка всемирного наследия ЮНЕСКО. Правда, министерство культуры Турции не раз заявляло о том, что якобы собирается охранять и восстанавливать город. Но по свидетельствам очевидцев, там не раз слышались взрывы в каменоломнях, а в 50-х годах прошлого века военные, устроив в комплексе танковый полигон, расстреливали на учебных маневрах уникальные памятники армянского зодчества. Впрочем, уже в наши дни лидер турецких националистов Девлет Бахчели со своими сторонниками провел пятничный намаз на территории Кафедрального собора. Это не первое поползновение на христианскую святыню. Когда в XI веке турки захватили город, то собор превратили в мечеть, сняли с него серебряный крест и закопали у входа, чтобы входившие кощунственно топтали его. И хотя в XII веке собор вновь вернулся к христианам, тем не менее, в 1319 году при мощнейшем землетрясении он оказался сильно поврежденным.

История Ани теряется в веках. Впервые о неприступной скальной крепости упоминается в V веке в трудах армянских историков Егише и Лазаря Парпеци. К началу IX века вокруг нее стали появляться разночинные ремесленные поселения. Примерно в это же время династия Багратидов создает самое большое феодальное государство Древней Армении – Анийское царство. И уже в 961 году армянский царь Ашот III назначает Ани вольным городом, важным политическим и промышленно-торговым центром. Раскинувшись на большом треугольном плато в излучине пограничной реки Ахурян и ее притока Ани, город когда-то был надежно защищен с третьей стороны мощными крепостными стенами. Там возводились дворцы, строились цитадели и фортификационные сооружения, которые на тот период считались наиболее совершенными с точки зрения технического прогресса. Всего за несколько десятилетий Ани превратился в своеобразный мегаполис, во всяком случае, по меркам раннего Средневековья. Расположенный на перепутье дорог Великого шелкового пути, он быстро развивался и процветал. Экономическое соперничество с Константинополем позволило современникам называть его Городом 40 ворот с главными Львиными вратами, которые первыми принимали торговые караваны из длинных верениц верблюдов. Впрочем, у Ани был еще один титул – Город 1001 церкви, который присвоили ему купцы и паломники за красоту многочисленных религиозных сооружений. По дошедшим до нас источникам, на пике могущества государства здесь проживало от ста до двухсот тысяч человек. А по сведениям арабского историка XIII века Сибт ибн аль-Джаузи, «до разорения города турками население армянской столицы в 1064 году достигало 1?миллиона человек, часть которых была вырезана, а из тех, кто выжил, 500 тысяч взято в плен». Впоследствии город еще не раз захватывали византийские императоры, сельджукские войска, кочевые курды, монгольские племена, грузинские правители, турки-османы… К началу XIV столетия Ани пришел в упадок. А после мощного землетрясения 1319 года и вовсе опустел. Попытка восстановить былую славу не увенчалась успехом, и в XVIII столетии уникальные шедевры Ани стали добычей мародеров. Конец армянской эпохе в восточной Анатолии положил начавшийся геноцид армян в Османской Турции и исход из этих мест тех, кто остался жив.

Но еще до начала трагических событий археологи в 1880 году обнаружили сеть катакомб под руинами города. Как подтвердили в 1915 году итальянские ученые, там действительно располагались монастырь, магазины, дома, монашеские кельи, водные каналы и более 500 метров разветвленных тоннелей подземного города. Эти уникальные открытия частично подтверждались и более объемными, панорамными снимками с воздуха. Хотя мало кто помнит, что первую аэрофотографическую съемку развалин Ани произвел армянский воздухоплаватель. «Выпускник Санкт-Петербургской офицерской Военно-воздухоплавательной роты Александр Топчиев (Топчян) постоянно совершенствовал свое мастерство по применению аэростатов в военных условиях, – рассказывает директор Музея авиации Армении Размик Гаспарян. – В июне 1911 года Карсский воздухоплавательный отряд был передислоцирован в Ани. Спустя всего несколько дней штабс-капитан, поднявшись на высоту 400 метров, впервые в мировой авиационной практике произвел фотографическую съемку развалин древнего города Ани и заложил тем самым основы практического фотографирования местности с аэростата. Кстати, в последующем этот прием в разведывательных целях стал с успехом применяться в ходе Первой мировой войны». Примечательно, что «небесная» история на этом не закончилась. Буквально три года спустя Ани был увековечен на ночном небосклоне – открытый астероид получил имя Ани, которое подарил ему российский астроном и будущий директор Пулковской обсерватории Григорий Нейумин. Однако международную известность город получил благодаря другому русскому ученому – Николаю Марру, рассказавшему в своей книге «Ани – столица Древней Армении» о первых профессиональных раскопках в 1892 году. Вплоть до 1917 года его экспедицией было открыто множество зданий, произведены обмеры строений, что затем нашло отражение в исследовательской и научной литературе. Но наступивший «красный октябрь» и предательское карсское соглашательство закрыли тему армянского исторического наследия на долгие десятилетия.

Как вспоминал потом сам Марр, все, что осталось в городе, было либо разбито, либо разворовано. Вдобавок в мае 1921 года Великое национальное собрание Турции приказало спикеру Кязыму Карабекиру «стереть памятники Ани с лица земли». Много лет спустя он напишет в мемуарах, что «отказался подчиняться приказу, однако уничтожение всех следов экспедиции Марра предполагало его безусловное выполнение». И все же около шести тысяч предметов древней цивилизации удалось тогда вывезти в Армению и передать по инициативе Иосифа Орбели в запасники Ереванского государственного музея армянской истории. А на территории Турции остался сам Ани, вернее то, что осталось от него после природных катаклизмов и погромов современных варваров.

Но даже плачевное состояние мертвого города не преуменьшает былого величия самой крупной и самой богатой столицы средневековой Армении. Как считают специалисты, Ани пропитан духом веков, представляя собой застывшую иллюстрацию к книге всемирной истории. По их мнению, архитектурная жемчужина армянского «золотого века» по праву могла бы стать одним из чудес света или музеем под открытым небом наравне с египетскими пирамидами, если бы к ней бережно относились. Но лишь лет 20 назад, после откровенного безразличия, турецкие власти наконец решили обратить внимание на Ани. Именно тогда появились первые признаки его «раскручивания» как туристической «приманки». Здесь был установлен огромный стенд, на котором подробно представлена история города, но... как памятника средневековой Османской империи. По сообщениям тамошней прессы, за год Ани посещает свыше 25 тысяч туристов. «Причем 60 процентов из них – иностранцы. По всей вероятности, эта местность привлекательна для них, как место слияния разных религий, рас и культур», – сообщает турецкое агентство «Анадолу», не скрывая того, что местные чиновники преследуют цель увеличить поток туристов за счет древнего исторического центра. В 2009 году турецкое правительство, видимо подсчитав возможные доходы от развития туристического бизнеса в этом уголке утерянного армянского рая, выступило с инициативой провести археологические раскопки и частичную реставрацию древнеармянского города за счет иностранных инвестиций. Там даже началось «бульдозерное» восстановление кольца городских стен… Соответственно армянские историки и археологи обратились в ряд международных организаций по сохранению армянских культурных ценностей с просьбой допустить и их к этим работам, поскольку считают, что турецкая сторона проводит восстановление исторических памятников с грубыми ошибками. Однако на протяжении последних шести лет допуск к реставрации так и не был получен, поскольку ни одной заинтересованной международной организации не удалось договориться об этом с Турцией.

Сергей Тигранян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты