№ 20-21 (272-273) ноябрь 2015 г.

Автоспорт для меня – азарт

Просмотров: 2657

Популярность одного из самых зрелищных видов автоспорта – дрифтинга – растет с каждым годом. Дрифтинг (англ. Drift) – это техника прохождения поворотов с использованием управляемого заноса на максимальной скорости и максимальном углу к траектории. Он зародился в Японии в шестидесятые годы, в Россию пришел в 2000-е годы, первые дрифтеры, энтузиасты и любители появились во Владивостоке.

Профессиональное развитие отечественного дрифтинга началось в 2007 году, когда в России состоялись показательные выступления формулы дрифт. А уже через год стали проходить регулярные соревнования на специальных трассах, обеспечивающих безопасность и комфорт.

Феликс Читипаховян – один из самых известных дрифтеров России. Он чемпион российской формулы дрифт-стрит 2009 года, чемпион российской дрифт серии в про-классе RDS-Запад (Russian Drift Series) 2011 года, единственный из россиян победитель японской серии G1GP (чемпионате для иностранцев) на легендарной трассе Ebisu в Японии, чемпион 2014 года в дрифт серии RDS-Север. Феликс – обаятельный, мягкий и, несмотря на свою известность, скромный человек, о котором не скажешь, что, выезжая на трассу, он ведет настоящую битву техники, проявляя виртуозное мастерство и удивительное хладнокровие.

– Феликс, как Вы пришли к этому виду спорта?

– История на самом деле достаточно простая. Как-то раз на своей машине, заезжая на заправку, я «дернул» на повороте ручник. Не знаю, что меня подвигло на это, машину занесло, я «поймал» ее из заноса, и те ощущения, которые я при этом испытал, не забылись. Через несколько лет, смотря зарубежные фильмы, я всерьез заинтересовался такой ездой. Приобрел японскую Mazda RX7, достаточно редкую в России машину, которую мы подготовили в 2009 году к выступлению в соревнованиях уровня стрит-класса. И в первый же год выступлений я стал чемпионом. После любительских заездов меня пригласили в профессиональную команду, и в 2011 году уже в про-классе удалось одержать победу на чемпионате России.

– Можно ли сегодня назвать российский дрифтинг профессиональным видом спорта?

– Он становится таковым. Российская автомобильная федерация (РАФ) очень неохотно признает виды спорта, в которых отсутствует секундомер. В классических видах гонок всегда используется секундомер, то есть измеряется время, за которое преодолевается трасса или тот или иной ее участок. В дрифтинге секундомера нет, его можно даже сравнить в этом смысле с фигурным катанием – судьи смотрят на выступление, а не на время. Тем не менее, регламент приведен уже к общим мировым правилам и соревнования проходят по утвержденному расписанию. Есть надежда, что рано или поздно РАФ признает полноценными серии российского чемпионата. Сегодня уровень российского дрифтинга высок, что признают даже японцы – «отцы» дрифта. Кстати, японцы уже в течение двух лет проводят свои мероприятия по дрифтингу у нас во Владивостоке.

– Чем отличается дрифтинг от классического автомобильного гоночного спорта?

– На традиционных автогонках водители на трассе стараются удерживать максимальное сцепление задней оси, сцепление колес с дорогой и при этом максимально быстро ехать. Дрифт же демонстрирует возможность управлять машиной в критических ситуациях, тех самых, которые все остальные виды автомобильного спорта стремятся избежать, – при заносе, потере сцепления колес. Дрифтер стремится «сорвать» колеса с дороги и при этом ехать на максимальной скорости. Мы переходим ту самую грань, на которой спортсмены ездят – в течение всей гонки «сохраняем» машину в заносе.

– Существуют ли в России специально оборудованные трассы для дрифтинга?

– Они те же самые, что и для обычных автогонок. Также для дрифтинга приспосабливают площадки, например, у крупных гипермаркетов, большие заасфальтированные площади, старые закрытые аэропорты. Свои первые соревнования я выиграл на подземном паркинге под торговым центром между бетонными колоннами. Мероприятие проводили зимой, было скользко, но мне удалось одержать победу и не разбить машину. В настоящий момент вокруг Москвы в радиусе 200 километров есть 5-6 хороших трасс для дрифтинга. Еще семь лет тому назад мы об этом и не мечтали.

– Какие соревнования проходят в России и какие команды участвуют в них?

– Российский профессиональный чемпионат насчитывает сегодня несколько серий: РДС-Запад, РДС-Восток, РДС-Сибирь, РДС-Север и РДС-Урал. Их объединяют единые правила, единые регламенты и единая подготовка машин. Практически в каждом регионе есть свои профессиональные команды и хорошие дрифтеры. Например, в Красноярске, РДС-Сибирь, выступает один из сильнейших наших российских пилотов Гоча Чивчян, наш земляк. Гоча становился чемпионом России уже несколько раз.

– Можно ли уже говорить о российской школе дрифтинга?

– Она есть, ее признают и японцы. После чемпионства в российской дрифт серии я выступал в Европе. Конечно, уровень спортсменов там выше, и у меня была возможность профессионально развиваться. Но главное, что российский дрифтинг за рубежом уже замечен и российских пилотов хорошо знают – меня, Гочу Чивчяна. Кстати, Гоча с успехом выступает в японской D1, самых главных соревнованиях по дрифтингу, и показывает очень хорошие результаты.

– Получается, что в российском дрифтинге в основном армяне?

– Мы по этому поводу даже шутили. В 2011 году мы формировали автовозы из Москвы для участия в соревнованиях, и один из них практически весь состоял из армян – Хачатрян, Гукасян, Степанян, Читипаховян. Среди нас был только один русский парень Шиков, которого мы все в шутку называли Шикян. В Москве действительно долгое время была чисто армянская команда: Артур Мелкумян, Гарик Хачатрян, Вильям Гукасян. Ребята показывали очень высокий уровень езды и неоднократно входили в топ-три российских пилотов.

– Вы одержали победу в Японии в 2011 году в составе команды Evil Empire Drift Team. Расскажите об этом.

– Меня пригласили в эту петербургскую команду после моего первого стрит-чемпионства. В 2011 году в составе Evil Empire Drift Team я стал чемпионом, и меня отправили в Японию на соревнования серии G1GP, которые я выиграл. Перед выступлением мы купили машину, уже достаточно потрепанную. В день соревнований пошел дождь, а он нивелирует все достижения тюнинга в дрифте, и в игру вступает мастерство – кто лучше удержит на скользкой трассе свою машину. Квалифицировавшись на 6-м месте, а всего был 41 участник, я одного за другим обошел лидеров заезда и стал первым российским гонщиком, добившимся в Японии подобного успеха. Я убежден, что Гоча, мой друг, в японской серии также покажет, на что способен.

– А у Вас нет амбиций стать лучше всех?

– Это то, что заставляет гонщика выезжать на трассу и показывать, что он самый лучший. Но я никогда не считал себя самым лучшим. Надо верить в победу и стремиться к ней, но нельзя недооценивать соперника.

– А есть ли страх, когда садишься за руль?

– Адреналин притупляет чувство страха. Первым делом разгоняешься на трассе, проезжаешь ее, изучаешь опасные места, понимаешь, какая скорость необходима. Во втором заезде уже на скорости 150 км в час «дергаешь» ручник, и с этого момента машина летит боком по трассе до самого финиша, контролируешь ее только рулем и педалью газа. После такого заезда могут слегка трястись колени и руки, но проходит несколько секунд – и страх уходит полностью, наверное, как во всех экстремальных видах спорта. С каждым заездом, с каждой тренировкой, с каждым чемпионатом страх отступает. И сегодня я уже пытаюсь ездить «боком» со скоростью 200 км в час.

– Машины какой марки являются для дрифтинга, на Ваш взгляд, оптимальными? О каком автомобиле Вы мечтаете, или он уже у Вас есть?

– Я ездил уже на всех машинах, и марка машины не принципиальна. Главное, машина должна быть с задним приводом, достаточно легкая и мощная. А остальные параметры, впрочем, даже и эти, дорабатываются механиками. Машина, на которой я выступал, была куплена на авто.ру. И после определенных доработок она выдала более 650 л.с., при этом мы значительно снизили ее вес за счет кузова из пластика и т.д. И если спонсор мне скажет, что надо ехать на «Ладе Веста», а она с передним приводом и у нее 116 л.с., я отвечу, что готов. Я сделаю ее красивой, мощной и заднеприводной, и она ничем не будет уступать конкурентам. Это вопрос подготовки машины. Чемпионом можно стать и на японской, и на немецкой, и на американской машине. Ну а если говорить о машине моей мечты, то она у меня есть. Я с детства мечтал о японской Toyota Supra, которая у меня уже третья по счету. Я даже сделал татуировку на руке с ее изображением.

– Что нужно переоборудовать в машине для дрифтинга? В чем сложность управления таким автомобилем?

– В «гражданской» машине есть определенная валкость, крены при поворотах. Чтобы их устранить, ставятся более плотные стабилизаторы либо более жесткие амортизаторы. Дальнейшие доработки – это увеличение углов поворота колес для того, чтобы при повороте руля можно было сильнее вывернуть колеса в сторону и чтобы машину не закручивало вокруг оси. Ну а еще мощность. Мощности много не бывает, хотя существует определенный предел для разных чемпионатов. В российском чемпионате предельная мощность составляет 500-700 л.с., именно на такой машине в 2011 году я стал чемпионом. Но в Европе я соревновался с машинами, у которых мощность достигает почти 1000 л.с. Нельзя сказать, что они в два раза быстрее, но бороться с ними очень сложно. Теперь я вернулся в Россию, буду кататься в команде компании Valvoline и делиться тем опытом, который получил в Европе.

– Каков бюджет дрифт-тюнинга?

– Стоимость подготовки гоночной машины начинается от 1?млн рублей в зависимости от уровня соревнований и возможности команды. Вот, например, бюджет команды Valvoline составляет несколько миллионов рублей. Эти деньги пойдут на оплату автовозов для машин, работы механиков, на приобретение запасных деталей, а также на проживание. Самый главный расход в дрифтинге – это резина. Мы сжигаем в среднем за три круга пару покрышек на задней оси.

– Сколько вообще покрышек нужно на одно соревнование?

– На одно соревнование «уходит» около 40 штук покрышек. Где-то 8-10 нужно на тренировку еще до начала соревнований. Потом начинается квалификация – это три заезда по трассе, на это нужно еще два колеса, итого двенадцать. Потом начинаются сами соревнования – парные заезды. Пилоты соревнуются по олимпийской системе – проигравший выбывает, победитель идет дальше. И в этих заездах сжигаются все остальные покрышки.

– Кто Ваши спонсоры?

– Это разные компании, которым интересна реклама в автомобильном деле и широкая аудитория. Дрифтинг очень зрелищный спорт, он привлекает многих. По трассе едут только две машины, и с первых минут можно наблюдать борьбу пилотов. Мои спонсоры – это уже названная компания Valvoline, также петербургская компания по производству молодежной одежды «Питерский Щит», которая будет одевать пилотов и снабжать сувенирной продукцией. Антон Никифоров из компании Ciay займется внешним видом автомобилей, они должны смотреться на трассе красочно и красиво. То, как выглядит пилот, машина и вся команда, имеет в гонках большое значение. В списке спонсоров и эстонская компания Wisefab, изготовитель подвесок для дрифт-автомобилей.

– В каких соревнованиях Вы собираетесь участвовать?

– Основные соревнования – это российская дрифт серия, которая будет в следующем году. Хочу побороться за подиум и показать, чему научился за последние годы.

– Какими качествами должен обладать дрифтер?

– Мне кажется, что самое главное – выдержка и спокойствие. Адреналин, который буквально захлестывает на гонках, дестабилизирует человека. Если ты неуравновешен, то ошибешься – появится неточность движений рук, ног, что обязательно скажется на результатах. Тот, кто останется хладнокровным, сделает все как надо. Кроме того, нужна хорошая реакция и хорошая физическая форма, ведь автоспорт – это большие перегрузки, и удары, и толчки. Надо быть хорошо физически подготовленным, чтобы целый день провести в гоночной машине, да еще и при любой погоде.

– Автогонки – опасный вид спорта. Насколько опасен дрифтинг?

– За всю мою практику на гонках был всего один случай, когда пилот сломал руку, и это произошло, скорее всего, потому, что он был недостаточно прочно пристегнут ремнями безопасности. Опасность есть всегда, как и случайность. Айртон Сенна разбился вследствие мелкой неисправности машины. Случается, что машины переворачиваются, наезжают друг на друга, на большой скорости врезаются в стены, но наши автомобили оборудованы прочными каркасами, особыми сиденьями, ремнями безопасности, у нас специальные шлемы. Даже если автомобиль загорится, сработает кнопка пожаротушения.

– Вы упомянули Айртона Сенну. Он как-то сказал: «Гонки, соревнования – все это в моей крови, это часть меня, это часть моей жизни». Вы могли бы сказать такие слова о себе?

– Да. Когда автоспорт пришел в мою жизнь, у меня не осталось времени практически ни на что другое. Я живу этим, мне нравится запах масла и горелой резины, эти своеобразные «ароматы» действуют на меня, как запах вкусной еды на голодного. У спортивной машины есть свой специфический аромат. Я думаю, что все автогонщики – азартные люди, и автоспорт для меня – азарт.

– Дрифтер – профессия или призвание?

– Наверное, больше призвание, чем профессия, потому что профессия для многих сопряжена с определенной рутиной, обыденностью. В дрифтинге этого быть не должно, потому что в этом случае можно «сломаться» еще по дороге на соревнования. Иногда дорога на соревнования занимает более двух суток, но несмотря ни на что, надо быстро подготовить машину, выступить, затем снова садиться за руль и уезжать. И так все время…

– Как Вы думаете, когда-нибудь, дрифтинг станет олимпийским видом спорта?

– Не думаю, что это может произойти, ведь автоспорт никогда не признавался олимпийским видом спорта. Во всяком случае, автоспорт будет последним, который признают олимпийским.

– Вы бываете в Армении?

– К сожалению, я еще не был в Армении. Но автоспорт меня заставил побывать в стольких странах мира, что я думаю, что в Армению он приведет меня обязательно. Я считаю себя русским, хотя живу с армянской фамилией и от своих армянских корней не отказываюсь. По мужской линии во мне течет кровь предков. И черты характера, которые есть у моих друзей армян, во мне однозначно присутствуют. Процентов на 50 я, конечно, армянин. Историю Армении я хорошо знаю и хочу наконец увидеть ее красоты – горы, древние города, места, которые считаю «родоначальными» для всех людей на земле.

Беседу вела Мария Кривых

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 17 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Есть известные армяне о которых никто ничего не знает.Это тот случай,Феликс Читипаховян точно широко известен в профессиональном круге дрифтеров,но его не знают широко ни в Армении,ни в России.Через "НК" узнаем ещё одного интересного соотечественника.
  2. Интересный молодой человек,интересный спортсмен,интересная личность! Спасибо.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты