№2 (277) февраль 2016 г.

Иран на Ближнем Востоке и на Кавказе: геополитическая напряженность и экономическое взаимодействие

Просмотров: 2434

Наступивший год отмечен серьезной эскалацией напряженности на Ближнем Востоке, в эпицентре которой оказалась Исламская Республика Иран.

2 января саудовский официоз сообщил о казни 47 человек, некоторые из которых были обезглавлены, остальные расстреляны. В Эр-Рияде утверждают, что все казненные являлись членами так называемой «заблудшей секты», придерживались экстремистской идеологии и способствовали нескольким терактам (как удавшимся, так и предотвращенным) на территории королевства в последние годы.

Среди казненных был шиитский проповедник 56-летний Нимр Бакир аль- Нимр, арестованный несколько лет назад и приговоренный к высшей мере наказания за участие в антиправительственных выступлениях в шиитских восточных районах страны в 2011 году. Беспрецедентное событие, каким стала казнь аль-Нимра, за которого вступился в свое время генеральный секретарь ООН, вызвало взрыв возмущения во многих странах.

Действия Саудовской Аравии осудили лидеры Ирана, Ирака, Ливана и Сирии. Волна массовых протестов шиитов прокатилась по Бахрейну, Афганистану, Индии и Пакистану. Иранские власти сочли действия Эр-Рияда провокационной попыткой втянуть Тегеран в масштабный региональный конфликт, заодно углубив религиозные противоречия между шиитским и суннитским направлениями ислама.

В Иране не обошлось без крайних проявлений, включая стихийные митинги протеста и частичный разгром саудовских представительств в некоторых городах, чем не замедлил воспользоваться Эр-Рияд, разорвавший с Ираном дипломатические отношения и склонивший к этому некоторых своих «младших партнеров», в частности Бахрейн. Некоторые другие арабские страны понизили уровень отношений с Тегераном, однако политико-дипломатический конфликт вряд ли войдет в фазу открытого военного столкновения. Скорее всего, противостояние между Саудовской Аравией и Ираном будет продолжаться на территории третьих стран, прежде всего в Сирии.

Достижение в 2015 году договоренностей относительно так называемой «иранской ядерной программы», разумеется, не могло не встревожить региональных оппонентов Тегерана. В минувшем декабре Международное агентство по атомной энергии?приняло резолюцию, де-факто закрывающую иранское ядерное досье. В документе было отмечено полное соблюдение Ираном взятых на себя обязательств, зафиксированных в Совместном плане действий по иранской ядерной программе. В частности, в конце декабря из Ирана в Россию отправился корабль с 11 тоннами низкообогащенного урана. Таким образом, ключевое и наиболее трудоемкое условие Плана действий выполнено совместно корпорацией «Росатом» и иранским атомным ведомством.

Вообще, роль Москвы в решении ядерной проблемы Ирана переоценить сложно. Именно предложения российской дипломатии в рамках так называемой «шестерки» посредников и легли в основу подписанного минувшим летом соглашения. Иранская сторона сохранила за собой безусловное право на осуществление мирной ядерной программы, включая деятельность по обогащению урана, при условии международного контроля и с постепенным снятием всех ограничительных мер.

Несмотря на сохранение ряда санкций, вводившихся в одностороннем порядке американцами и европейцами и не имеющих никакого значения для остальных партнеров Ирана, эта страна постепенно освобождается от международной изоляции. Тем не менее, американская администрация предостерегает компании от вложений в иранскую нефтяную промышленность и другие сферы деятельности до полного исполнения Тегераном всех пунктов «ядерного» соглашения. Похоже, что новым элементом давления на иранцев станет программа разработки в этой стране баллистических ракет, что может быть использовано в качестве предлога для введения новых санкций. Естественно, что иранская ракетная программа никак не связана с мирной ядерной программой этой страны, и президент Роухани вполне логично указал военному ведомству страны на необходимость интенсификации усилий?по развитию ракетного потенциала страны.?

Все это, конечно, не может не беспокоить саудитов и их союзников, воспринимающих любое политическое, экономическое или военное усиление Ирана чрезвычайно болезненно. Можно предположить, что это беспокойство еще более усиливается по мере успешных действий сирийской армии на севере и юге страны, чреватых разгромом запрещенного в России террористического «Исламского государства» и других отрядов радикальной вооруженной оппозиции, опирающихся на широкую помощь со стороны Турции, Саудовской Аравии, Катара и ряда западных держав. Роль Москвы и Тегерана в поддержке сирийской арабской армии и союзных с ней формирований общеизвестна, и антииранские и антироссийские акции представляются в этой связи весьма логичным инструментом их «сдерживания». Все это предполагает более тесную координацию внешнеполитических усилий России и Ирана, а также ускоренное развитие между ними торгово-экономического взаимодействия.

Отличительной тенденцией 2015 года, помимо резкого охлаждения российско-турецких отношений, стало качественное улучшение российско-иранских связей по различным направлениям. Особенно радует то, что из фазы общих заявлений и зачастую не подкрепляемых конкретными действиями меморандумов двустороннее сотрудничество обретает реальное наполнение. Так, в 20-х числах декабря в иранской столице состоялась российская национальная промышленная?выставка «Торгово-промышленный диалог: Россия – Иран», способная открыть в двусторонних торгово-экономических отношениях новый этап. В Тегеран отправили своих представителей более ста отечественных компаний, а руководил проектом с российской стороны министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Не менее высокий уровень представительства был и с иранской стороны: в обсуждении открывающихся перспектив сотрудничества с Россией участвовали министр промышленности, рудников и торговли Ирана Мохаммад Реза Нематзаде, министр связи Махмуд Ваэзи, вице-президент Ирана по науке и технологиям Сорен Саттари, глава Центрального банка Валиаллах Сейф. Участники выставки выражали заинтересованность в исправлении сложившейся ситуации, при которой незначительные объемы взаимной торговли и особенно промышленной кооперации явно не соответствуют высокому уровню политических контактов. Все последние годы российско-иранский товарооборот сокращался и колеблется вокруг отметки 1,5 млрд долларов в год.

В ходе ноябрьского визита президента России в Тегеран состояние двусторонних отношений обсуждалось на высшем государственном уровне. Были приняты конкретные решения, в частности о выделении Ирану экспортного кредита в целях поддержки проектов работающих в этой стране российских компаний. Кроме того, планируется подписать соглашение о взаимодействии в финансовой сфере, что приведет к упрощению расчетов в национальных валютах на переходный период, в течение которого западные санкции против Ирана не будут полностью сняты. На это же направлены договоренности о налаживании корреспондентских отношений между коммерческими банками двух стран, что придаст «второе дыхание» конкретным проектам (до 35 только первоочередных) в сфере авиастроения, атомной энергетики, строительства, возведения морских терминалов, прокладки железных дорог и других отраслях.

Наконец, успешное продвижение по пути решения так называемой «иранской ядерной проблемы» сняло последние, сугубо формальные препятствия, тормозившие поставку в Иран современных систем вооружений, имеющих оборонительный характер. В частности, российская сторона получила от Ирана аванс за поставку составных частей зенитно-ракетного комплекса С-300; кроме того, Иран также отозвал свой иск к России. Ранее президент РФ подписал указ, снимающий запрет на поставку этих комплексов в Иран.

Действия Ирана на кавказском направлении предполагают более тесное вовлечение Армении в орбиту взаимодействия Москвы и Тегерана. Возможно, что, несмотря на экономические трудности, получат наконец «путевку в жизнь» некоторые амбициозные коммуникационные проекты, о которых говорится уже не первый год. Так, еще летом 2014 года армянское правительство одобрило предварительную программу строительства железной дороги в Иран стоимостью 3,5 млрд долл. протяженностью 300 километров. 8 января 2016 года в ходе визита в Ереван министра транспорта и связи Максима Соколова российская сторона выразила готовность рассмотреть свое возможное участие в данном проекте, имеющем, конечно, не только экономический, но и геополитический характер.

Несмотря на сложные российско-грузинские политические отношения, при выстраивании взаимовыгодных схем экономического взаимодействия по линии «Север – Юг» без участия Тбилиси, конечно, не обойтись. В этой связи интересно отметить подписание 23 декабря 2015 г. в Ереване официальными представителями России, Грузии, Ирана и Армении «Меморандума о сотрудничестве в сфере энергетики», способного открыть новые перспективы для инвестиций и повышения эффективности энергетических систем четырех стран. Во встрече приняли участие главы профильных ведомств Армении (Ерванд Захарян), Грузии (Кахабер Каладзе), Ирана (Хамид Читчиан) и глава ПАО «Россети» Олег Бударгин. Подписанный ими документ создает возможности для синхронной работы энергосистем Армении, Грузии, Ирана и России. Предполагается создание координационного совета и регионального диспетчерского центра для повышения эффективности работы энергосистем, а также быстрого реагирования на кризисные и чрезвычайные ситуации. Кроме того, повышаются возможности по транзиту и торговле электроэнергией, а также созданию и развитию инфраструктуры для регионального сотрудничества в сфере энергетики на Южном Кавказе. Заключенное соглашение (заметим, конечно, если оно не останется только на бумаге и не станет очередной жертвой политических интриг) будет способствовать привлечению инвестиций и дальнейшему укреплению взаимного сотрудничества в энергетике между Россией, Арменией, Ираном и Грузией. В частности, строительство высоковольтных ЛЭП Иран – Армения и Армения – Грузия (соответственно в четвертом квартале 2017 года и годом позже) позволит расширить связь между энергосистемами этих стран. При этом в Иране видят даже перспективу соединения своей электрораспределительной системы с Евросоюзом через страны Южного Кавказа и Россию.

Заметим, строительство 400-киловольтовой линии электропередачи Иран – Армения уже началось иранской компанией Sunir, по словам представителя которой Хамида Реза Катузиана, ведутся земляные работы и расчищаются подъездные пути. Участок ЛЭП на иранской стороне, до армянской границы, уже 6 лет как готов, а теперь работы можно продолжить и в Армении. Весной строительство начнется в более низменных зонах, а летом – в высокогорье: «Строить начнем сразу на 6 участках: одна группа будет работать у Раздана, другая – у Ехегнадзора, третья – у Мегри, четвертая – у Норавана. Разделившись на участки, мы сможем быстрее соединить линию в одно целое. По возможности будем использовать знания и умения армянских кадров», – сказал Х. Катузиан. Линия будет доведена от Мегри до Раздана, где примерно в 10 километрах от Разданской ТЭС планируется построить подстанцию 440/220 кВ. От нее же, но уже по другой программе (кредиту немецкого банка KfW софинансированием EIB и Евросоюза, всего чуть более 105 млн евро) будет построена новая 400-кВ ЛЭП в Грузию.

Таким образом, в случае реализации заявленных планов энергосети всех четырех стран смогут работать в параллельном синхронном режиме с мощностью перетоков до 1200 МВт – этого хватит для коммерческих и бартерных, а также любых аварийных поставок.

Любопытна также информация иранских источников о переговорах о возможных поставках иранского газа через территорию Армении в Грузию, ведущихся между Тегераном и Тбилиси. Согласно заявлению главы Иранской национальной компании по экспорту газа Али Реза Камели, речь может идти об объемах от 8 до 15 млн кубометров в сутки, однако предполагаемая сделка должна быть экономически выгодной для Грузии. При этом газ будет предназначен для внутреннего потребления, так как для экспорта в Европу после окончательного снятия санкций Иран будет предлагать сжиженный природный газ. Напомним, Армения получает из Ирана около 500 млн кубических метров газа в год по трубопроводу пропускной способностью 2 млрд кубометров, так что резервы для наращивания и диверсификации поставок имеются. Министерство энергетики Грузии подтвердило переговоры о поставках газа с иранской стороной: «На данном этапе с иранской стороной не существует конкретного соглашения по поставкам природного газа, и соответственно не решен и вопрос о начале поставки природного газа. Здесь же следует отметить, что Иран является одной из крупнейших в мире стран – производителей газа и, естественно, продолжатся переговоры со всеми потенциальными поставщиками в регионе с целью обеспечения Грузии стабильных и непрерывных поставок газа в долгосрочной перспективе». Осторожность в формулировках вполне понятна, ибо любой коммуникационный проект с участием Грузии в связке с Арменией вызывает возмущение официального Баку, стремящегося обеспечить собственную монополию на энергетическом рынке Грузии. «В Баку неоднократно давали понять, что стратегия нынешних грузинских властей по «диверсификации источников энергоносителей» нуждается в более точном и детальном разъяснении. В первую очередь в части мотивов, поскольку для ее осуществления нет важнейшей объективной предпосылки – реальной нехватки природного газа», – пишет, в частности, издание «Вестник Кавказа». Между тем, мотив грузинских властей вполне понятен и состоит в попытке, пусть робкой и непоследовательной, избавиться от чрезмерной опеки со стороны восточного и западного соседей, которая вполне может обернуться реальной нехваткой способности принимать самостоятельные решения. Причем не только в сфере энергетики…

Расширяющееся сотрудничество иранских, российских и европейских хозяйствующих субъектов на Южном Кавказе создаст дополнительные возможности для многостороннего экономического сотрудничества, что крайне важно для региональной стабильности. В то же время, как показывает пример Ближнего Востока, экономические проекты сплошь и рядом становятся заложниками «большой геополитики», становясь объектами террористических атак со стороны поддерживаемых извне группировок. Именно по этой причине откладываются поставки иранского газа с месторождения «Южный Парс» в соседний Ирак (соответствующие договоренности были достигнуты еще в 2013 году). Можно вспомнить примеры и более близкого географического соседства: подрывы линий электропередачи имели место несколько лет тому назад на Северном Кавказе, а в 2015 году на территории Украины были демонстративно подорваны опоры ЛЭП, питающих российский Крым. К традиционным вызовам безопасности на Кавказе (постоянные провокации в регионе нагорно-карабахского конфликта, активность НАТО в Грузии) добавились новые (вероятная активизация боевиков террористического «Исламского государства» в Грузии и Азербайджане, более агрессивная политика официальной Анкары, являющейся соперницей как Москвы, так и Тегерана). Как представляется, в ходе реализации трансграничных проектов на Кавказе это следует учитывать в полной мере.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Иранский газ и ж/д Иран-Армения-Грузия это спасение от азербайджанско-турецкого закабаления Грузии и перекрытия кислорода Армении. Найдет Грузия в себе силы, чтоб избавить себя и Армению от смертельно-опасных объятий одного народа в двух государствах, вот в чем вопрос? Должна найти в себе силы-ради себя и ради Армении, ради двух государств -близнецов.
  2. Вашими словами,да мёд пить. В Грузии многие не понимают этой опасности,захлебнутьсяв терецко-азеровских объятиях.Армян они слушать не будут,может из Европы кто-то подскажет?
  3. Из Европы, кроме легализации однополых "браков" и вообще полной дехристианизации уже вряд ли кому-то что-то подскажут. Тем более Грузии. В Европе озабочены только тем как христианское культурное наследие уничтожить. И у себя и везде, куда можно дотянуться. Других целей у европейской политической элиты не осталось. Пока у грузин тяжелый приступ русофобии не закончится, из объятий государств близнецов она выбираться не начнет. Хочется надеяться, что чувство самосохранения позволит купировать приступ до того, как эти объятия ее окончательно задушат, но уверенности особой нет.
  4. Жаль грузинский народ.Он то не виноват в политической ориентации элиты.
  5. Иран активизировался по всем напрвлениям и становится лидером в регионе,оттесняя Турцию. Американцам давно пора сдать турков и дружить с персами.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты