№2 (277) февраль 2016 г.

Армения после референдума: о некоторых возможных трансформациях на внутриполитической площадке

Просмотров: 2898

На следующий день после представления ЦИК Армении предварительных официальных результатов об итогах референдума по конституционным изменениям 6 декабря (при явке 50,51 % от общего списочного числа избирателей 63,35 % поддержали представленный документ, а 32,35 % сказали ему «нет») посольство США в Ереване выступило с заявлением, начинающимся со следующего основного тезиса: «Выражаем свое удовлетворение в связи с мирным проведением конституционного референдума 6 декабря, который был организован после открытых дебатов. Изменение системы управления, исходящее из новой Конституции, является существенным...»

Вторая часть заявления призывает правительство и избирательные комиссии провести транспарентное расследование нарушений, зафиксированных политическими партиями и общественными наблюдателями, с тем чтобы убедить армянский народ в легитимности результатов референдума (вряд ли осуждение полусотни фальсификаторов изменит общественное мнение). Одновременно посольство США предлагает приступить к разработке нового «Избирательного кодекса», основываясь на предложениях БДИПЧ / ОБСЕ.

Удовлетворение итогами референдума выразил также посол ЕС в Ереване Петр Свитальски, подчеркнувший, что Армения нуждается в принятии нового «Избирательного кодекса».

Аналогичный призыв содержится в речи президента С.Саргсяна, которую он произнес после обнародования предварительных итогов референдума.

Высокие послы западных стран и сообществ государств замалчивают то обстоятельство, что их рекомендации по подготовке нового «Избирательного кодекса» выполняются каждый раз накануне нового избирательного цикла, но уровень фальсификаций, фиксируемых различными наблюдателями во время голосования и при подсчете голосов, не уменьшается, а только растет.

При этом те же посольства США и ЕС никоим образом не отреагировали на изменения «Избирательного кодекса», проведенные парламентским большинством в лице Республиканской партии Армении (РПА). В частности, речь идет о порядке голосования ID-картами (ранее закон разрешал голосовать только по паспортам). Согласно этим изменениям, о которых мы писали ранее, несмотря на отсутствие технической возможности проконтролировать число голосований обладателей ID-карт, парламент принял решение разрешить обладателям этого типа документов участвовать в голосовании. Таким образом, свыше 180 тысяч человек де-юре получили возможность проголосовать более одного раза.

Соответствующие институты Совета Европы и ОБСЕ также не отреагировали на этот любопытный сюжет до референдума.

По его итогам иностранные наблюдательные миссии, немногочисленные и носившие чисто технический характер, тем не менее, сделали соответствующие заявления.

Так, миссия наблюдателей МПА СНГ (руководитель миссии Акрамшо Фелалиев) и наблюдательная миссия СНГ (руководитель Евгений Слобода) заявили о соответствии процесса голосования действующему законодательству, а сам референдум оценили как «открытый и свободный». Но тут нет никаких неожиданностей: миссия наблюдателей от СНГ была малочисленной и обычно она не руководствуется жесткими критериями.

Глава ЦИК РФ В.Чуров также позитивно оценил ход голосования и всего процесса. Заметим, что А.Фалалиев и В.Чуров, а также российский сенатор К.Косачев сделали свои заявления еще до завершения голосования.

С критикой всего процесса конституционных изменений выступил ряд международных миссий зарубежных наблюдателей, среди которых выделим представителя Хельсинкского комитета Норвегии и Европейской платформы демократических выборов (EPDE) Лене Ветеланд, представителя EPDE украинца С.Ткаченко, представителя российской организации «Голос» Р.Удота. Важным также стала крайне негативная реакция на произошедшее небольшой делегации ПАСЕ швейцарских депутатов Андреаса Гросса и Дорис Фиалин, а также англичанина Алана Мила (содокладчик ПАСЕ по Армении). Л.?Ветерланд, в частности, подчеркнула, что «результаты референдума не отражают воли армянского народа и не могут считаться легитимными. Мы разочарованы как ходом агиткампании, так и самого референдума. Республиканская партия оказывала давление как на избирателей, так и на журналистов».

Обращаем внимание на то важное обстоятельство, что БДИПЧ/ОБСЕ до сих пор не опубликовало своего заключения о прошедшем референдуме. Надо полагать, что это молчание объясняется малочисленностью соответствующей наблюдательной миссии.

Крайне негативную оценку самому ходу голосования на референдуме и подсчету голосов на референдуме по конституционным изменениям высказали большинство местных общественных наблюдательных миссий.

Отвечая на критику наблюдателей и оппозиции, премьер-министр Овик Абрамян (руководитель штаба «Да») заявил, что видеозаписи, на которых запечатлены многочисленные нарушения, распространяются людьми, которые хотят очернить, бросить тень на результаты голосования. На уточняющий вопрос, смонтированы ли они, глава правительства ответил: «Я думаю, что они смонтированы, а если нет, то люди ответят за это...» Что касается спикера парламента Галуста Саакяна, то он заявил о том, что фальсификации были организованы оппозицией для поддержания своего статуса.

Для того чтобы читатели лучше осознали атмосферу голосования на референдуме в Армении, мы приведем только один эпизод. Генеральная прокуратура Армении опровергла публикацию в газете «Грапарак» («Площадь»), согласно которой имена совершеннолетних членов семьи Аветисян, в убийстве которых в январе 2015 года обвиняется российский военнослужащий Валерий Пермяков, были включены в избирательные списки в Гюмри; более того, за них проголосовали. Напротив их фамилий в списках стояли подписи о том, что они якобы получили избирательные бюллетени и вряд ли имеются сомнения в том, что они «проголосовали» в поддержку конституционных изменений.

По подведению предварительных итогов референдума президент С.Саргсян дал ясно понять, что парламент страны должен начать приведение законодательных и нормативных актов в соответствие с конституционными изменениями, а по сути – к новому Основному закону страны. Таким образом, начнется изменение законодательства во всех без исключения сферах: от политической до гражданской, от правоохранительной до социальной, от коммерческой до прав человека и т.д. Предполагается, что к весне 2018 года (срок завершения нынешней легислатуры С.Саргсяна) этот процесс будет в основном завершен.

Возникает вполне естественный вопрос: какие трансформации возможны на политической площадке Армении в период после референдума до очередных парламентских выборов (май 2017 года)?

В первом приближении представляется, что правящая РПА, если не будет форс-мажорных обстоятельств, сохранит свои доминирующие позиции.

Скорее всего, ничто не может нарушить покой республиканцев – за исключением того факта, которым оперирует фронт «Нет!» (в его состав входят партии «Армянский национальный конгресс», «Народная партия Армении» и гражданская инициатива «Не проведете!»), утверждая, что в действительности итоги референдума сфальсифицированы. По мнению последовательных оппонентов властей, реально к избирательным урнам пришло чуть более 800 тысяч избирателей (по официальным данным, в голосовании приняло участие 1,3 млн человек), т.е. референдум фактически не состоялся вследствие отсутствия кворума. Кроме того, фронт «Нет!» утверждает, что реально пришедшие к избирательным урнам граждане проголосовали в соотношении 3:1 против конституционных изменений. В доказательство своих утверждений они приводят многочисленные документы, аудио- и видеоматериалы. Конечно же, фронт «Нет!» может подготовить иск в Конституционный суд, чтобы тот аннулировал итоги референдума. Однако в соответствии с действующим законодательством реализация данной перспективы представляется достаточно туманной, т.к. для подачи иска в Конституционный суд страны по итогам прошедшего референдума необходимы подписи 27 депутатов парламента. Сегодня такой иск в лучшем случае готовы подписать не более 10-12 депутатов.

Партиями – «спутниками» республиканцев в процессе конституционных изменений стали традиционная армянская партия АРФ «Дашнакцутюн» и партия «Процветающая Армения» (ППА). Последняя, после вынужденного ухода из политики ее лидера, одного из самых состоятельных людей Армении Гагика Царукяна, де-факто стала филиалом РПА. При этом обе эти партии де-юре являются оппозиционными. Естественно, что в глазах республиканцев такая оппозиция является «правильной».

Еще одной партией, которая де-юре заявила о своей оппозиционности полтора года назад и консолидировано не поддержала конституционные изменения при голосовании в парламенте, является партия «Оринац еркир» («Страна законности»). Однако во время голосования на референдуме ее активисты участвовали в фальсификациях с не меньшим энтузиазмом, чем их бывшие партнеры по разным коалициям (начиная с 2003 г.) в лице республиканцев. Реального, существенного рейтинга у партии просто не существует, и ее нахождение в парламенте нынешней легислатуры – результат лишь воли С. Саргсяна, который таким образом отблагодарил лидера «Страны законности» Артура Багдасаряна, поддержавшего его в непростом феврале 2008 года.

Все три партии из числа «правильной» оппозиции, де-факто тесно сотрудничая с республиканцами в вопросе проталкивания конституционных изменений, надеются получить из их рук депутатские мандаты по итогам парламентских выборов 2017 года. Однако, как нам представляется, в отношении этих сил будет проведен некий селективный отбор, который в итоге вытолкнет из парламентского пула «Страну законности» как отработанный материал. Что касается АРФ «Дашнакцутюн» и ППА, то они имеют шанс остаться (причем первые больше, а вторые – меньше), если будут способствовать дальнейшему процессу трансформации страны в парламентскую республику.

Партия «Наследие», которая вместе с объединением «Новая Армения» не сходит с рубрик главных новостей Армении и организует шумные, но малочисленные акции протеста (в них участвует несколько сот человек), скорее всего, также покинет парламент по итогам выборов 2017 года. У «Наследия» нет реальных структур, и работа ее представителей в избирательных комиссиях была скорее символичной и играла на руку республиканцам. Ее политические и парламентские лидеры в лице «серебряного призера» президентских выборов 2013 года Раффи Ованнисяна и Заруи Постанджян становятся все более эксцентричными. Чего только стоит одно сожжение З.Постанджян чучела действующего президента С.Саргсяна! Для организации личных симпатий и пиара, кажется, совсем неплохо. Но весь вопрос состоит в том, что парламентарий в принципе должен уметь находить иные аргументы в дискурсе с властью – если это, конечно, политический дискурс, а не балаган.

Так кто же займет место части «правильной» оппозиции по итогам выборов 2017 года?

На наш взгляд, наилучшие шансы тут у внепарламентской партии «Гражданский договор» во главе с депутатом парламента от фракции АНК (фракция и партия не являются тождественными понятиями) Николом Пашиняном. То, что проект «Никол Пашинян – Гражданский договор» является прозападным, считается в Армении секретом Полишинеля. Сам Н.Пашинян проголосовал в парламенте против проекта конституционных изменений и, одновременно, заявил о том, что борьба против данного документа, по сути, является «ложной политической повесткой дня». По этой причине он не намерен участвовать в этой борьбе, т.к. она закончится победой властей предержащих из-за несопоставимости ресурсов сторон. Он же, как лидер будущей «институционализированной оппозиции», не поведет народ «к очередному поражению». Поэтому народ от действующей оппозиции должен перейти к нему, в «Гражданский договор», и сделать все возможное для победы этой партии на очередных парламентских выборах 2017 года. В СМИ уже появились первые сообщения о том, что Н.Пашинян начал готовиться к этим выборам и разъезжает по регионам страны.

В «независимой прессе» уже началась кампания в поддержку идеи о том, что общество должно наконец понять, что неверно следовать за теми политическими силами (АНК), которые все время терпят поражение от властей. Поэтому для того, чтобы сменить власть, прежде необходимо сменить оппозицию, поддержав новую и «правильную» оппозицию в лице «Гражданского договора», который, как было сказано выше, является прозападным проектом. Интересно, что процесс продвижения «Гражданского договора» полностью поддерживается функционерами РПА, которые льют крокодиловы слезы о том, что в стране «нет оппозиции» и это, мол, «трагедия для Армении».

Республиканцам крайне важно, чтобы место оппозиции было занято открыто прозападной партией, с тем чтобы Москва продолжала бы поддерживать их как единственно возможную «пророссийскую» власть. Схема в общем-то не очень хитрая, но пока работающая. Однако эта схема достаточно опасна и для самой власти. Где гарантия того, что в решающий момент та же РПА, например, не потерпит поражение от пригреваемого ею же «Гражданского договора» на парламентских выборах 2017 года? Ведь «Единое национальное движение Грузии» во главе с президентом Михаилом Саакашвили точно так же было уверено в своей победе на парламентских выборах 2012 года, но все получилось немного по-другому. Можно вспомнить и пример Украины «позднего Януковича»...

Надо полагать, что по итогам референдума «партия власти» приложит максимум усилий для того, чтобы оказать системный политический и информационный прессинг на «неправильную» оппозицию в лице участников фронта «Нет!» Эта оппозиция:

– отказывается сотрудничать с республиканцами и их де-факто партиями-спутниками,

– организовала малобюджетную, но очень удачную агитационную кампанию против конституционных изменений,

– при скудном бюджете поддерживает реальные организационные структуры по всей стране (особенно в городах и крупных населенных пунктах вообще), и прошедший референдум подтвердил это,

– через своих представителей в избирательных комиссия, а также в качестве доверенных лиц и наблюдателей сумела организовать сопротивление фальсификационным процессам,

– сумела сплотить общественно-политические круги и гражданскую инициативу, которые не ориентированы на зарубежные гранты,

– поддерживает членство Армении в ОДКБ и ЕАЭС, а также союз с Россией.

Согласно вышеизложенному, именно эта оппозиция является наиболее «неправильной», т.к. является реальной политической альтернативой действующей власти. Поэтому именно против нее и будут брошены основные властные ресурсы для дискредитации как в общественном мнении, так и в глазах наиболее влиятельных внешних центров силы. Именно против этой оппозиции будут предприниматься действия по недопущению в будущий состав парламента в 2017 году.

Как нам представляется, в сложившейся ситуации весьма вероятно появление ряда новых партий (например, партия «Альянс», руководитель депутат парламента от фракции ППА Тигран Уриханян), так и своеобразная внутренняя или внешняя финансовая «накачка» своеобразных партий-«вывесок». Речь идет о зарегистрированных в Министерстве юстиции структурах, которые существуют лишь номинально и де-факто, в лучшем случае, представляют лишь политические кружки или небольшие клубы. При должной финансовой накачке они могут стать крупными, возможно, деидеологизированными субъектами на политической площадке страны.

Самвел Мартиросян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек