№2 (277) февраль 2016 г.

Кто и почему сменил главу правительства Грузии?

Просмотров: 1980

За несколько дней до конца 2015 года премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили неожиданно для многих подал в отставку. Причем, как оказалось, это было неожиданно и для самого Гарибашвили: в СМИ Грузии просочились сведения, что премьер-министр уже записал новогоднее обращение к согражданам. Ясно, что подавать в отставку Гарибашвили не собирался. За несколько дней до этого он провел встречу в расширенном формате с участием членов правительства, губернаторов областей и других чиновников, во время которой рассказывал о достигнутых успехах своего кабинета.

Так что или кто вынудил Гарибашвили подать в отставку? В Грузии мало кто сомневается, что это мог быть только один человек – неофициальный правитель страны Бидзина Иванишвили. Он же и привел в свое время Гарибашвили в политику – тот работал в структурах финансовой группы «Карту», которая принадлежит Иванишвили.

Причины, которые вынудили Иванишвили и Гарибашвили принять такое решение, на первый взгляд, не очень ясны. Иванишвили за последние месяцы не высказывал какую-либо открытую критику в адрес правительства под руководством бывшего премьера. Однако в 2014 году был скандал, который связывали с окружением Гарибашвили, в частности родственниками его жены и их кадрами – представителями т.н. кахетинского клана. Тогда Иванишвили, как писали грузинские СМИ, вмешался в процессы и вынудил некоторых членов «кахетинского клана» уйти с государственных постов. Возможно, отставка самого Гарибашвили частично является продолжением этой истории, просто отложенной во времени.

Другая возможная причина – политическая риторика Гарибашвили, который считал себя защитником «православных ценностей», сторонником традиционного понимания брака и т.д. Многие консервативные общественные деятели выражали поддержку Гарибашвили, как «лидеру», который выражает их чаяния. Для Иванишвили, традиционно проводящего политику балансирования и «складывания яиц в разные корзины», такое позиционирование премьер-министра, назначение которого прямо приписывалось ему, видимо, создавало определенные проблемы в общении с т.н. западными партнерами Грузии.

К тому же Гарибашвили уже долгое время имел натянутые отношения с представителями Республиканской партии, которая входит в правящую коалицию. Хотя эта партия не имеет самостоятельного высокого рейтинга в грузинском обществе и не может похвастаться поддержкой масс, она создала себе имидж прозападной силы и использует этот фактор во внутренней политике Грузии. Так что сохранение Республиканской партии в своем составе нужно правящей коалиции «Грузинская мечта», чтобы не допустить крен в сторону антизападной риторики, к которой прибегают многие влиятельные члены «Грузинской мечты». Отставка Гарибашвили также ложится в русло этой политики.

Есть еще один фактор – приближающиеся выборы в парламент, которые назначены на осень 2016 года. В условиях, когда экономическая ситуация в стране не самая лучшая и работа многих государственных органов (например, тбилисской мэрии) вызывает серьезные нарекания населения, изменения в составе правительства и привлечение свежих сил может рассматриваться как инструмент для правящей коалиции повысить свой рейтинг перед выборами.

После ухода премьера грузинские политические эксперты и СМИ ожидали многочисленных изменений в правительстве. Однако этого пока не произошло. Новый премьер-министр, он же вице-премьер и министр экономики в прежнем кабинете, Георгий Квирикашвили оставил всех министров на своем посту, но заявил, что не исключает персональных изменений в ближайшем будущем. Видимо, изменения пройдут поэтапно, что позволит «Грузинской мечте» подольше привлекать внимание населения к этому процессу и укрепить ощущение в обществе, что власть меняется и наполняется новыми лицами.

Хотя нынешняя правящая коалиция не может похвастаться какими-то серьезными успехами в экономике, но и откровенных провалов и явных преступлений на ее счету не очень много. Дела в стране идут так себе, но ситуация не катастрофическая и явных обострений не предвидится, во всяком случае, до парламентских выборов. К тому же властям удалось довести до конца процесс т.н. визовой либерализации с ЕС – видимо, если не случится какое-то чрезвычайное событие, примерно с середины 2016 года граждане Грузии с биометрическими паспортами могут ездить в страны Шенгенской зоны без виз. К тому же главная оппозиционная партия «Единое национальное движение» переживает не лучшие времена. С единством в ее рядах как раз возникли проблемы, о чем свидетельствуют просочившиеся в СМИ телефонные разговоры одного из лидеров ЕНД, Гока Габашвили, с другим националом, в которых Габашвили говорит о разногласиях и внутренней борьбе в партии и называет Саакашвили «сумасшедшим», цепляющимся за власть.

Однако обесценивание местной валюты – лари на 40% за последний год, невыполнение предвыборных обещаний о том, что каждый житель Грузии почувствует улучшение ситуации в экономике, инертность и неэффективность властей в решении насущных и повседневных проблем все равно создают определенные проблемы для правящей коалиции, о чем свидетельствуют опросы общественного мнения. Они показывают, что большинство опрошенных не знают, за кого голосовать на предстоящих выборах. После 2012 года рейтинг «Грузинской мечты» снизился в несколько раз.

Что касается внешнеполитического измерения отставки Гарибашвили, вряд ли здесь произойдут серьезные изменения. Некоторые грузинские политики и политические эксперты выступили на днях с «сенсационными» заявлениями, что, якобы, бывший премьер противился заключению договора Грузии с Газпромом, который поддерживался другими членами кабинета, например вице-премьером и министром энергетики Кахи Каладзе. Они ссылаются на меморандум, подписанный в Ереване представителями Грузии, Армении, Ирана и России, который называется «Меморандум о сотрудничестве в сфере энергетики». Правда, этот меморандум предусматривает лишь повышение уровня управляемости перетоков электроэнергии энергетических систем четырех стран. В его рамках предусмотрено создание координационного совета и регионального диспетчерского центра для повышения эффективности работы энергосистем, а также быстрого реагирования на кризисные и чрезвычайные ситуации. Про газоснабжение здесь, как видим, ничего не говорится, но грузинские критики сотрудничества страны с Газпромом упоминают некоторые заявления представителей российской компании, в которых выражена готовность обсудить с грузинской стороной возможность поставки российского газа.

Представляется маловероятным, что в условиях, когда отношения западных стран с Россией резко ухудшились, грузинское руководство пойдет на реальное осуществление проектов в сфере поставок и транспортировки трубопроводного газа, в которых будет участвовать Газпром, и это несмотря на стремление Иванишвили и его команды в определенной степени сбалансировать внешнюю политику страны. Речь идет о том, что из Ирана будут увеличены поставки газа в Армению, а взамен Россия поставит газ, предназначенный для Армении, в Грузию (т.н. своп). Иранские и грузинские представители пока не подтверждают существование такого контракта. Азербайджан и Турция, а также западные страны, несомненно, окажут давление на Грузию, с тем чтобы она не заключала подобного соглашения, и будут использовать в качестве аргумента также тот факт, что вскоре должны начаться поставки азербайджанского газа в рамках проекта «Шахдениз-2» в Турцию и в Европу через территорию Грузии. В рамках этого проекта Грузия получит дополнительные объемы азербайджанского газа в качестве платы за транзит. Так как политическая и экономическая зависимость Грузии от США и западных стран, а также Турции и Азербайджана очень высокая, было бы странно, если бы Грузия все же решилась осуществить данную сделку.

Вообще, министр энергетики Кахи Каладзе уже давно рассматривался в грузинских СМИ как главный конкурент Гарибашвили. Причем, ситуация выглядела довольно запутанно: Гарибашвили, несмотря на «православную» и «консервативную» риторику, более или менее «пророссийских» заявлений практически не делал, наоборот, демонстрировал некоторые антироссийские жесты. Например, демонстративно отказывался общаться с Путиным, зато охотно позировал после встречи с Эрдоганом. Каладзе же, наоборот, одно время считался в грузинских политических кругах «прозападной» фигурой (несколько лет назад он поддерживал бывшего президента Саакашвили и участвовал в его предвыборной кампании), тем не менее, сейчас некоторые политические силы и эксперты именно Каладзе выставляют «агентом Газпрома и Путина», который, по заданию Иванишвили, пытается вновь втянуть Грузию в российскую «энергетическую империю». Такие заявления делают в основном фигуры, близкие к националам.

В целом развитие ситуации в Грузии и ее отношения с такими странами, как Россия, Армения и Иран, будут во многом зависеть от того, как будут складываться российско-американские и российско-европейские отношения. Если нынешняя конфронтация между Западом и Москвой продолжится, это в значительной степени ограничит пространство внешнеполитического маневра для руководства Грузии и вынудит его несколько уменьшить диапазон балансирования, даже несмотря на раздававшиеся в прошлом призывы к Грузии западных политиков улучшить и нормализовать отношения с северным соседом.

Георгий Векуа

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты