№3 (278) март 2016 г.

Юнус-Бек Евкуров: Очень важно, чтобы мы ценили друг друга

Просмотров: 3542

Эксклюзивное Интервью с Главой Республики Ингушетия

– Юнус-Бек Баматгиреевич, наша газета широко освещает события и проблемы стран Южного Кавказа, в том числе и взаимоотношения с соседями – Турцией, Ираном. Пару лет назад мы выпустили несколько номеров, посвященных Северному Кавказу, но пока регион представлен в газете не в таком объеме, в каком хотелось бы. Мы исправляем это и начинаем публикации, посвященные республикам Северного Кавказа. Ингушетия – первая из них.

– Сегодня узнаваемость отдельных субъектов Российской Федерации – людей, культуры, традиций и обычаев – особенно важна, потому что мы даже не всех своих ближайших соседей знаем хорошо, в основном через средства массовой информации – интернет и печатные издания. И люди читают такие материалы с интересом и удовольствием.

Я знаю, что «Ноев Ковчег» читает не только армянская диаспора, издание интересно и политологам, и историкам, и журналистам. Если армянская аудитория Вашей газеты узнает об Ингушетии, о ее культуре, народе, традициях и увидит, что у нас много общего – уважение к старшим и к своим предкам, бережное отношение к обычаям, любовь к Родине, – это будет важно и для нее, и для нас. И еще один важный момент – нельзя предавать забвению наше советское прошлое. Где бы мы ни были, в том числе и за границей, встречаясь, мы тепло и уважительно относимся друг к другу, понимая, что у нас одна история. Очень важно, чтобы мы ценили это.

– Юнус-Бек Баматгиреевич, каковы, на Ваш взгляд, главные достижения Ингушетии за последние годы? Удалось преодолеть недоверие к власти и коррупцию, которые Вы в свое время назвали главными проблемами в республике?

– Когда в 2008 году я возглавил республику, то обозначил три системные проблемы. Первая, и она была главной, – сложная криминогенная обстановка, теракты, взрывы, убийства. Второй проблемой, бесспорно, являлась коррупционная составляющая. И третья – социальная, прежде всего, безработица, в том числе и так называемая скрытая, порожденная коррупционными схемами. Главное наше достижение сегодня в том, что мы стабилизировали обстановку. И республика вот уже на протяжении ряда лет занимает среди северокавказских субъектов первое-второе места по показателю стабильности, порядка и безопасности. А в масштабах Российской Федерации входит в десятку регионов по наименьшему количеству преступлений, то есть по безопасности. Да, угроза отдельных вылазок со стороны бандподполья имеет место, но и органы правопорядка обладают большим опытом борьбы с ними, а самое главное – действия банд не принимает общественность.

Что касается коррупции, я всегда считал, что победить ее трудно. Нам удалось минимизировать коррупцию. Сегодня нет открытых, явно выраженных коррупционных схем. Это первый результат борьбы с коррупцией. Второй – это громкие уголовные дела, которые прошли в республике и еще продолжаются, по ряду крупных хищений бюджетных средств. С помощью руководства Пенсионного фонда России мы отработали схему, благодаря которой практически исчезла коррупция в вопросе выделения материнского капитала, распределения средств для малого и среднего предпринимательства, а также ЖКХ. По очень многим вопросам случаи коррупции нам удалось минимизировать, в том числе и в вопросе трудоустройства молодых специалистов.

Для борьбы с коррупцией мы привлекаем общественных наблюдателей и общественные комиссии. При каждом министерстве и ведомстве есть должностные лица, которые занимаются этими общественными комиссиями. Мы довольно прозрачно высветили и в интернет-ресурсах, и в печати фамилии тех, кто участвует в различных программах, чтобы от людей шла информация о том, кто из них не совсем честно работает. Наряду с институтом общественных наблюдателей создан и успешно работает комитет по противодействию коррупции.

– Известно, что для Ингушетии действует федеральная целевая программа «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010–2016 годы». Крупные инвестиции приходят в республику? Создание Али-Юртовской и Карабулакской промышленных площадок оправдало себя?

– Да, бесспорно. Роль федеральной целевой программы социально-экономического развития республики на 2010–2016 годы колоссальна по своей значимости, по своим индикаторам. Благодаря ее реализации мы довольно серьезно подтянули социальную сферу и экономически важные объекты, которые позволяют создать рабочие места и брендировать Ингушетию благодаря выпускаемой качественной продукции. При этом мы делаем упор также на привлечение крупных частных инвестиций в республику.

Промышленные площадки, которые работают в Ингушетии, а их три, себя оправдывают. Если сегодня еще не до конца реализована Али-Юртовская площадка, то Вознесенская промышленная площадка полностью аккумулировала инвестиции. Совместно с израильскими компаниями и при поддержке Внешэкономбанка на ней реализуется крупный проект по производству индюшатины. Карабулакская промышленная площадка сегодня самая успешная. Инвесторы вложили в нее 17 млрд рублей. И ряд проектов вошли в фонд поддержки Министерства промышленности и торговли по получению грантов на завершение ведущихся работ. На Карабулакской площадке работает завод по производству полимерных труб, который выпускает качественную продукцию, востребованную не только в регионе. Мы поднимаем промышленность на уровень, с которым можно выходить за пределы республики.

В ходе реализации всех этих проектов стало ясно, что необходима еще более серьезная координация действий с контролирующими их министерствами и ведомствами, государственными и частными инвесторами.

– Реализуются ли в Ингушетии другие федеральные программы?

– Мы участвуем в 27 федеральных целевых программах, они разные по направлениям и разные по масштабам. В 2015 году мы освоили в республике более 11 млрд рублей.

– Насколько дотационен бюджет Ингушетии?

– Дотационность составляет сегодня 82 процента по отношению к 98 процентам в 2009 году. И мы планируем снижать этот показатель. Мы резко отличаемся от других субъектов Федерации, говорю «резко», потому что масштабы таковы, – на сегодняшний день мы не имеем порядка 90 процентов объектов культуры, около 60 процентов учреждений образования и спорта. Почти 69 процентов школ работают у нас в две смены.

– А какова причина такого положения дел?

– Когда в 90-е годы Ингушетия стала самостоятельным субъектом, объектов социальной сферы было очень мало. Ингушетия получила самостоятельность на базе аграрного сектора, не было крупных промышленных, да и мелких предприятий, недостаточно развит был и социальный блок. В республике не строились ни дома культуры, ни дворцы спорта, не выполнялись масштабные проекты республиканского значения. Только 4 года назад мы построили единственный пока бассейн, два года назад – каток. Сегодня мы возводим и будем возводить социальные объекты, но соорудить мало, нужны еще довольно серьезные средства на их содержание. Если бы в области развития социальной сферы мы находились на уровне других субъектов, я думаю, можно было бы говорить о дотационности в размере 70 процентов.

– Вы планируете развивать туризм?

– Туристический потенциал большой, и мы начинаем его использовать. Спасибо Александру Хлопонину, полномочному представителю президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе, который явился инициатором проекта развития курортов Северного Кавказа. Масштабность красот Северного Кавказа, в частности Ингушетии, игнорировалась. Конечно, есть традиционные курорты советского образца в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, но этого недостаточно. Курорты Северного Кавказа нуждаются в популяризации.

На сегодняшний день у нас есть проект планировки территорий под строительство курортов, финансовой составляющей еще нет. Но для нас очень важна моральная поддержка в этом деле, которую оказывают заместитель председателя правительства Российской Федерации Александр Хлопонин и полномочный представитель в округе Сергей Меликов, Министерство по делам Северного Кавказа, корпорация «Развитие Северного Кавказа».

Ингушетия отличается от других субъектов тем, что в горной ее части находится много памятников архитектуры, а в равнинной их практически нет. И поэтому мы возрождаем и дорабатываем традиционные исторические маршруты. Например, с коллегами из Тверской области мы установили место гибели Великого князя Михаила Тверского на пути в Золотую Орду, который проходил по территории современной Ингушетии. И оно станет частью историко-туристического маршрута.

– А экстремальные виды спорта?

– С большим успехом мы проводим международный турнир по смешанным единоборствам «Битва в горах», спортсмены соревнуются под открытым небом на фоне гор и многовековых памятников архитектуры. Этот масштабный проект вызывает большой интерес, в 2014 году «Битва в горах» собрала более 23 тысяч зрителей, был побит рекорд Гиннесса, и мы получили соответствующий диплом. Также мы проводим в республике соревнования по парашютному спорту, горным лыжам – была открыта трасса для гигантского слалома. У нас подготовлен веломаршрут «Велобайк», один из первых и пока единственный на Кавказе, созданы все условия для альпинизма, разработаны мотомаршруты. Два раза в год в республике проходит ралли «Ингушетия», это всероссийское соревнование, только в прошлом году в нем участвовало около 63 команд. Великолепное зрелище! В результате этих мероприятий в 2015 году республику посетило туристов на 200 процентов больше, чем в предыдущем. А ведь были времена, когда в Ингушетию вообще никто не приезжал. Сегодня на отдых к нам приезжают более 25 тысяч человек.

– По Вашему мнению, какие основные вопросы в республике еще ждут своего решения?

– Прежде всего, это подъем социальной сферы и экономики. Это основные два направления, над которыми мы должны очень серьезно работать. И в рамках этих задач еще одна – создание рабочих мест. Мы должны предоставить молодежи возможность создать свое дело. Представление о том, что выпускники должны после вуза работать в бюджетном учреждении, нужно изменить. Сейчас другие времена. Важная задача – закрепление стабильности в республике, потому что никакая экономика, ни детские сады и школы, дворцы спорта и новые дороги не будут радовать людей, если не будет правопорядка.

– По каким направлениям взаимодействует Ингушетия со своими географическими соседями? Есть ли «проблемные зоны»?

– Ярко выраженных проблем нет. Есть текущие вопросы, которые мы решаем по-соседски и по всем вопросам взаимодействуем в дружеском ключе. Мы сотрудничаем с соседями в рамках программ социально-экономического развития, обмениваемся информацией в вопросах планирования и организации работы, изучаем опыт выполнения указов и посланий президента Российской Федерации. Само собой разумеется, приходим на помощь в случае каких-либо стихийных явлений. Конечно, в таких критических случаях правительство РФ, МЧС оказывают нам и другим регионам всю необходимую гуманитарную помощь, выделяя и материальные, и человеческие ресурсы. Одним словом, мы ведем обычную жизнь соседей. И как хорошие соседи, мы дружим между собой, общаемся и взаимодействуем.

– Еще несколько лет тому назад была реальной опасность проникновения бандформирований из одной республики в другую…

– В этом вопросе больше взаимодействуют органы правопорядка, которые отслеживают любые незаконные действия и передвижения, и не только бандподполья, но и любых преступных группировок. У нас нет закрытых границ между субъектами РФ – между Ингушетией, Осетией, Чечней. Конечно, при передвижениях по дорогам органы правопорядка осуществляют контроль. А в горно-лесистой местности это сделать довольно сложно, но, тем не менее, со стороны органов правопорядка необходимые действия ведутся, совместно с соседями проводятся мероприятия. Крупных преступных объединений, слава Всевышнему, сегодня нет.

– Имеют место какие-либо конфликты на национальной почве в многонациональной Ингушетии?

– Это единственный вопрос, который не требует от руководства республики усилий, потому что никаких противоречий на национальной почве нет, наоборот, есть полное взаимопонимание. У нас несколько культурных автономий – армянская, азербайджанская, русская, украинская, немецкая, и все они дружно уживаются. У нас ни разу не было даже повода для беспокойства.

– Обострение отношений между Россией и Турцией к чему, по Вашему мнению, может привести?

– Между нашими странами вбит клин. Это невыгодно ни нам, ни Турции. Даже в самый тяжелый период, когда все объявили санкции против России, Турция этих санкций не поддержала. Но Запад сделал все, чтобы инцидент с самолетом состоялся, и я уверен, что эта провокация исходила от США. Но в любом случае Турция не должна была этого делать. В сложившейся ситуации, я считаю, Турция должна была принести России свои извинения. Международные правила взаимодействия надо соблюдать. Отказываясь от этого, турецкое руководство совершает стратегическую ошибку, приостановлено стратегическое партнерство. Я думаю, что, в конце концов, и народ Турции, и руководство страны осознают ошибку.

– Бывали ли Вы в Армении? Если да, какие у Вас остались впечатления?

– Я был в Армении в годы службы в вооруженных силах, в 2007 году. Меня сопровождали креативные ребята-армяне. За три дня пребывания мне удалось побывать на личном приеме у Католикоса Гарегина II, очень глубокого человека, в том числе и в вопросах межнациональных отношений. Для меня было почетно, и насколько я понял, не каждому предоставляется такая возможность, увидеть воочию знаменитый армянский алфавит из золотых букв, изготовленный на пожертвования, на мраморной доске.

– Насколько мне известно, в годы Великой Отечественной войны на территории Ингушетии воевала 89-я армянская дивизия под командованием полковника Арташеса Василяна и сегодня в Ингушетии хотят снять об этом фильм. Что Вы думаете об этом?

– В Малгобеке бок о бок воевали и погибали бойцы Красной армии, бойцы армянской стрелковой дивизии и азербайджанской стрелковой бригады. Мы изучили эти исторические события и в 2012 году открыли мемориальную доску в память о командире дивизии Арташесе Василяне, пригласили родственников, его сына и внуков. Также мы выступили с инициативой присвоить Василяну и бойцу из азербайджанской бригады звание Героя России посмертно. Мы считаем, что это будет хорошим шагом к восстановлению исторической справедливости.

Создание фильма о подвиге этой дивизии, которая полностью полегла, будет своевременным. Ведь Малгобек стал тем рубежом, который фашисты не прошли, здесь их остановили, они рвались к грозненской и бакинской нефти. Малгобек даже сравнивали со Сталинградом по важности направления, известно, что немцы перебрасывали воинские части из-под Сталинграда к Малгобеку. И то, что город воинской славы Малгобек защищали представители армянского народа, мы, ингуши, помним и отдаем должное защитникам города.

– Сегодня есть план создать фонд Урарту, где ингушские дети будут обучаться армянскому языку и армянской культуре, и наоборот, что мне кажется очень важным.

– Да, я знаю об этом. В республике мы регулярно проводим Фестиваль культуры народов Кавказа. География участников постоянно расширяется. Когда на этих фестивалях мы обходим подворья – а каждая национальность разворачивает свои, где представлены и традиции, и культура, и национальная кухня, – замечаем, что многого не знаем друг о друге даже в границах одной республики. Изучение языков живущих рядом народов мы, конечно, приветствуем. Очень хорошо, если наши ребята будут знать армянский язык, а армяне – ингушский. Я также не сомневаюсь в том, что армяне не забудут и русский язык и на встречах и заседаниях переводчик нам будет не нужен. А знать другие языки полезно.

– Есть ли у Вас друзья среди армян? Есть ли какие-либо связи между Арменией и Ингушетией?

– Есть взаимодействие в области культуры, определенных связей в социально-экономических вопросах пока нет. Мы планируем подписать соглашение с армянской стороной, в том числе в рамках поручения президента РФ о межрегиональном сотрудничестве. Через посольство Армении мы намерены обсудить все необходимые для этого вопросы.

Друзья среди армян у меня есть, и на военной службе были. Я всегда нахожу время поздравить с днем рождения уважаемого всеми Армена Джигарханяна. И мне бывает приятно, когда наряду с традиционным «спасибо» он интересно шутит.

– В 2000 году Вам было присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда». Можно поинтересоваться, за какие военные успехи Вы удостоились высочайшей государственной награды?

– Я всегда говорю, что награжден за выполнение задания государства и правительства. А рассказывать, за что конкретно, довольно сложно.

– Навыки военного помогают в политической жизни?

– Я считаю, что одна из совершенных форм планирования работы – это армия, армейские навыки помогают, и очень серьезно. Второе – это личный контроль, который дает возможность более глубоко участвовать в проектах. Третье – принятие решений. Конечно, есть вопросы и экономического характера, и социальной сферы, но за 7 лет можно многому научиться.

– Ваш рабочий день расписан по минутам, остается ли время для личных дел, для занятий парашютным спортом?

– Я выкраиваю время и для плавания, и для занятий спортом, и для стрельбы в тире. Но его не хватает. Уделять внимание необходимо также семье. Я люблю пешие прогулки, они позволяют спокойно думать, придают силы и положительные эмоции.

– Что Вы более всего цените в людях?

– Верность в дружбе, в отношениях. Когда рядом с тобой верные люди, когда ни справа, ни слева, ни тем более сзади подлости ожидать не приходится – это самое дорогое.

– А что Вам более всего не нравится?

– Предательство, подлость. Бывают ошибки, люди заблуждаются, спотыкаются, это можно и нужно прощать. Тех, кто совершил предательство или подлость, я тоже прощаю, но никаких отношений с ними уже иметь не буду.

– Вы верующий человек?

– Да. Я верю в то, что мне предписано многое сделать, в том числе и на посту главы республики, но не «лезть» выше и с помощью Всевышнего соблюдать и выполнять то, что мне положено, и не пытаться взять что-либо сверх того.

– Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям?

– С учетом того, что газету читают в основном представители армянской национальности, я хочу пожелать мира, добра, процветания народу, правительству, президенту, которые должны работать на благо Армении, чтобы тесное взаимодействие, исторически сложившееся между Арменией и регионами Российской Федерации, и в том числе Ингушетией, укреплялось.

А так как газету читают также и представители других национальностей, хочу пожелать нам всем добрососедских взаимоотношений независимо от национальности и вероисповедания. Чтобы те провокации, которые сегодня имеют место, нас сплачивали и мы все шли к единой цели – мирной мощной державной России. Чтобы и руководство страны, и народ были уверены в завтрашнем дне.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 59 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Уважаю.Настоящий мужик.Отличное интервью.
  2. "Фонд Урарту"? Интересно! А можно осветить инфу более подробно? Да, к стати, наши народы единственные в Мире, у кого фамилии заканчиваются с идентичными окончаниями))). Н.п. - Евкурнякъан - Евкуров. Т.е. Путь, линия Евкура - родоначальника их рода. ( Аушнякъан; Зязикнякъан ...)
  3. Евкуров - солдат,всецело преданный России и это интервью ещё раз подчёркивает,что Юнус Бек вырос в настоящего политика.
  4. Очень хорошая идея создать фонд Урарту и приятно,что об этом говорит Глава Ингушетии.Такие организации направлены на ближение народов.и это не на словах,а на деле.Считаю,господина Евкурова глубоко порядочным человеком и руководителем,чего не скажешь о многих главах регионов России и чиновниках.
  5. На четвертом фото не летний амфитеатр, а временная постройка для "Битвы в горах". Амфитиатр здесь: http://evkurov.livejournal.com/67461.html
  6. У ингушей и армян древние корни,которые по некоторым историческим версиям пересекаются.
  7. Отличное интервью,Юнус Бек Евкуров отвечает на все вопросы со знанием дела,он держит руку на пульсе жизни Ингушетии и региона в целом.Но в вопросе о Турции он очень мягко относится к Турции,сваливая вину за сбитый российский бомбардировщик в Сирии на США.Да,может быть США вбивает клин между Россией и Турцией,но не думаю,что турецкая дипломатия настолько слаба,чтобы действовать по велению Вашингтона.Здесь ситуация намного глубже,затронуты интересы Турции в процессе создания неоосманизма,вот и засуетились,допустив грубую ошибку,принимая решение сбить российский СУ.И правда,что давно пора признать свою вину с извинениями перед Россией,но Турция молчит.
  8. На мой не профессиональный взгляд Дизайн сайта "Ноев ковчег" требует улучшения, особенно уделить внимания цвету текста и разной высоте Заголовка-блоков на главной странице, но Вам видней!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты