№3 (278) март 2016 г.

Триумф иранской классической музыки в Москве

Просмотров: 1074

9 февраля в Большом зале Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского с огромным успехом прошел концерт иранской классической музыки, уникального наследия Древней Персии, феномена мировой культуры.

В Москву приехали ее лучшие в мире исполнители – мастер иранского классического аваза Хосейн Нуршарг, композитор и музыкант Али Гамсари (тар, диван), Сияваш Рошан (уд), Мехрзад Азами Киа (каманче) и Камран Монтазери (ударные).

Концерт был организован Московской консерваторией совместно с Научно-творческим центром «Музыкальные культуры мира» при участии Культурного представительства при посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации. Благодаря деятельности центра и его необычным программам классические музыкальные традиции Востока вошли в репертуар Большого зала консерватории.

Большое содействие в организации концерта оказал Хосейн Нуршарг. Иранский музыкант, консультант научно-творческого центра «Музыкальные культуры мира» при Московской консерватории шаг за шагом открывает москвичам сокровищницу классической музыки Ирана. Сегодня она звучит не только в Москве. Вместе со своими партнерами-музыкантами Хосейн Нуршарг выступает во многих городах России, а также в Белоруссии, Японии и других странах.

– Хосейн, Вы уже выступали в Большом зале консерватории?

– Да, это не первый концерт, мы играли здесь в 2013 и в 2014 годах, выступали в Московском международном доме музыки.

– Где обучаются музыке в Иране?

– Традиция иранской музыки – устная, а не письменная. В последнее время, правда, иранские музыканты, которые учились в Европе, начали использовать нотные системы, и в инструментальной части нашей музыки нотная система уже существует. Но главное – это устная передача музыкальных традиций от поколения к поколению, в этом уникальность.

– А Вы где учились?

– Я занимался у частных учителей – мастеров аваза.

Хосейн Нуршарг обучался искусству аваза с детства у отца, знатока иранского классического репертуара Эбрахима Мохамеда. Одним из своих учителей певец считает также брата Масуда, музыканта и теоретика музыки. Уроки пения брал и у известного исфаханского мастера аваза Малека Масуди и знаменитого тегеранского музыканта Разави Сарвестани.

Аваз («песня», «мелодия», «пение») – одно из базовых понятий в иранской классической музыке. Авазом называют и искусство классического пения, и ладовую систему, и структуру произведения, и конкретные разделы – сложные вокальные монологи, сплетенные из разных стихов иранской поэзии. Поэтический текст – важнейшая основа музыкальной композиции, а музыка – богатейший спектр мелодий.

Исполнение аваза требует большой подготовки и серьезного осмысления, должны быть «пропеты» сотни стихотворных текстов, выверены многочисленные комбинации поэтических и музыкальных сочетаний. Искусство их соединения – главное. Вместе с тем каждое музыкальное высказывание создается «здесь и сейчас». Используя багаж из большого количества стихов и мелодий, доверяясь своему мастерству и интуиции, опираясь на канонический «словарь» мелодий, певец создает аваз, а музыканты-инструменталисты ему вторят. Авазы уникальны, их не репетируют, и повторить аваз в неизменном виде невозможно.

– Классическая иранская музыка отличается от народной?

– Конечно. В Иране существуют разные музыкальные традиции – фольклорные, макамные («макам» в переводе с арабского означает «место», представляет собой форму, лежащую в основе музыки исламского мира, это одновременно и лад, и принцип музицирования, и последовательность мелодических звеньев. – Ред.) и, конечно, традиции высокой классической музыки.

– Какие тексты Вы используете в авазах?

– Классическую поэзию и стихи современных иранских поэтов.

– Вы певец, создатель поэтических текстов, исследователь и популяризатор иранской классической музыки, чему Вы отдаете предпочтение?

– Пение – самое главное для меня. В то же время научный подход к музыке подкрепляет и усиливает исполнение. Также и организация концертов – тонкое и ответственное дело. Случается, что концерты организуют люди, не понимающие сути этой музыки, они выбирают не те музыкальные площадки, которые нужны, не то время, устраивают выступления не для той аудитории, которой они интересны. Хорошая организация концерта не менее важна, чем сама музыка.

– Вы сами выбираете музыкантов для выступления?

– Конечно. Музыканты, которые сегодня играли, они все из Тегерана, являются на данный момент лучшими в мире исполнителями иранской классической музыки. Мы уже год работаем вместе, их хорошо знают во многих странах.

– Существует связь между иранской и армянской музыкой? И армяне, и иранцы используют одни и те же музыкальные инструменты – уд, тар, каманче…

– Конечно, наша музыка происходит из одной музыкальной семьи, и ее традиции очень тесные и значимые. Имеется много общих нюансов – это и древняя литература, и слова, которые имеют большое значение, и поэзия. Соотношение поэзии и музыки характерно как для иранской, так и для армянской музыки.

– Вы бывали в Армении?

– Да, я был в Армении.

– Вы выступали там?

– С концертом пока не выступал, на самом деле очень хотелось бы, и надо это запланировать.

Программа концерта в Большом зале включала 9 частей по традиционному принципу иранской классической музыки и называлась Rouyesh – «Прорастание» древних музыкальных традиций в современную музыкальную культуру. Музыканты исполняли сочинения Али Гамсари, в основе которых иранские канонические звучания.

Московская публика по достоинству оценила изысканность и тончайшую чувственность классической иранской музыки устной традиции, виртуозность исполнения и свободу импровизации молодых музыкантов, неповторимость тембровых красок и проникновенность голоса Хосейна Нуршарга. Зрители долго не отпускали музыкантов, и они играли на бис.

Мария Григорьянц

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты