№3 (278) март 2016 г.

Абраам Мартиросян – каменных дел мастер

Просмотров: 852

Абраам Арутюнович Мартиросян – известный скульптор-орнаменталист. Он восстанавливал и реставрировал многие армянские храмы в Армении и в России. Работал над алтарной частью в армянском храме на Васильевском острове в Санкт-Петербурге, участвовал в реставрации церквей Сурб Ованес, Сурб Зоравор, Сурб Саркис в Ереване. Более 10 лет был мастером в Эчмиадзине, где реставрировал главный армянский храм – кафедральный собор. Католикос всех армян Вазген I подарил ему строительную рулетку и завещал хранить ее долгие годы.

Абраам Мартиросян родился в Алеппо, в Сирии. Его семья родом из большого армянского селения Джибин в Киликии, сегодняшней Турции. Сюда из древней крепости Ромкла переселились потомки многих жителей. До 1292 года Ромкла была резиденцией католикосов, но после героического 33-дневного сопротивления мамлюкам была захвачена и разграблена. Среди жителей Джибина было немало семей, предки которых состояли в родстве с Католикосом Нерсесом IV Шнорали, поэтом, философом, общественным деятелем. Одним из потомков Нерсеса Шнорали был и Тер-Мкртич, родоначальник рода Мартиросянов. Семья Мартиросянов была состоятельной и уважаемой в селе.

Во время геноцида отец и мать мастера Абраама уцелели благодаря помощи соседей. Они приходились друг другу двоюродными братом и сестрой и были вынуждены пожениться, чтобы турки не забрали девушку. После резни им пришлось бежать из Турции, где погибли многие родственники. Семья отправилась в Сирию. Отец нес оружие, мать вела пятилетнего сына – старшего брата мастера Абраама, и в подоле платья несла годовалую дочь, держа подол зубами.

– Когда родители пришли наконец в Сирию, – рассказывает мастер Абраам, – в полицейском участке при заполнении документов мать спросили, что самое важное она запомнила в пути, она вынула четыре зуба и показала полицейскому. В дороге от напряжения и тяжести у нее выпали передние зубы. «Вот, что я запомнила», – сказала она.

К 30-м годам прошлого века семья Абраама Мартиросяна прочно обосновалась в Алеппо.

– Мне больно слышать, что Алеппо, в котором я родился и вырос, подвергается сегодня таким страшным разрушениям, – говорит мастер Абраам. – Это был цветущий и красивый город, и потребуется много сил и времени, чтобы его восстановить.

В Алеппо Абраам учился во французской школе и быстро выучил французский язык. Он также хорошо знал турецкий, а главное, армянский. Многие поколения армян Джибина, живших бок о бок с турками на протяжении более шести веков, забыли родной язык. Однако в семье Мартиросянов язык сохраняли – дед Абраама Геворг пригласил учителя армянского языка из Стамбула, и Священное Писание читалось на армянском языке. Старший брат Абраама стал в Алеппо известным футболистом и подавал большие надежды.

– В 1946 году семья приняла решение уехать в Советскую Армению, – вспоминает Абраам Мартиросян. – Мне было 11 лет. В Армении после Великой Отечественной войны была суровая жизнь – холод, недостаток продовольствия. Наша семья с шестью детьми ютилась в маленькой квартирке. Но мы были настолько дружные и сплоченные, так заботились друг о друге, что тяжелые условия переносили стойко. Чувства братской любви, взаимопомощи только крепли и сохранились в нашей семье на всю жизни. Те непростые времена я не променял бы ни на какие другие.

В Ереване Абраам Мартиросян пошел учиться в профтехучилище слесарному делу. Уже с 13 лет начал работать помощником камнетеса, в семье все дети работали. После окончания учебы его направили на работу на станкостроительный завод им. Ф. Э. Дзержинского. В 1948 году отцу выделили участок в районе Зейтун, и он, каменщик по профессии, стал строить дом, Абраам ему помогал. У отца будущий мастер получил первые навыки работы с камнем, что стало впоследствии делом всей его жизни. Позднее он уже самостоятельно научился вырезать хачкары.

– У меня была большая библиотека, книги с образцами древнеармянских орнаментов в храмовой архитектуре, и я начал воспроизводить их в камне, – говорит Абраам Мартиросян.

– Я сам наблюдал, как дед вручную, даже точнее и филиграннее, чем на фрезерном станке, тесал камень, а потом вырезал на нем орнамент, – рассказывает внук мастера Альберт. – На изготовление хачкара для памятника на могиле бабушки ушло всего три месяца. Этот хачкар настолько красив, что посмотреть на него приходили все знакомые и соседи. Дедушка изобразил на нем врата рая, которые выглядели так натурально, что некоторые пытались их даже «открыть».

Работать с камнем дед учил и меня, и получалось… Кроме того, дедушка прекрасно ткал карпеты. Когда мой прадед купил станок, все члены семьи научились их изготавливать. Дед отличный водитель, кстати, и этому он меня научил. Он много лет работал на БЕЛАЗе и, обладая редкой силой, мог в одиночку менять колеса, притом что каждое весило полтонны. Дедушка и дом выстроил самостоятельно в Тверской области.

За свои 80 лет Абраам Мартиросян сделал много добрых дел. Каменных дел мастер пользуется заслуженным признанием коллег по цеху, большим уважением и любовью близких.

Григор Григорян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты