№4 (279) апрель 2016 г.

Грузия и Нато: плановое разочарование

Просмотров: 2326

В Тбилиси давно уже не требуют Плана действий по подготовке к членству Грузии в НАТО (ПДЧ), это требование в прошлом; теперь речь идет о вступлении Грузии в НАТО. В таком нервном тоне грузинский министр обороны Тинатин Хидашели отреагировала на слова специального представителя генерального секретаря НАТО по Южному Кавказу и Центральной Азии Джеймса Аппатурая, сообщившего в интервью Общественному телевидению Грузии 8 февраля, что на предстоящем в июле саммите НАТО в Варшаве грузинским властям не следует рассчитывать на получение ПДЧ.

Грузин доходчиво предостерегли от завышенных ожиданий. Как заявил Аппатурай, вопрос о ПДЧ не следует политизировать, План был создан как практический инструмент, и только. Иное отношение к ПДЧ, предупредил Аппатурай, будет деструктивным для процесса евроатлантической интеграции Грузии.

Министр Хидашели в ответ говорила о том, что Тбилиси уже давно предлагает не зацикливаться на ПДЧ, а перешагнуть через него и форсированно приблизиться к членству Грузии в альянсе. Грузинские представители торопят Вашингтон, напоминая о примерах Венгрии, Польши и Чехии, которых приняли в 1999 году в НАТО без ПДЧ.

Начиная с Бухарестского саммита НАТО 2008 года, евроатлантические партнеры Грузии сами ставили получение ПДЧ обязательным условием последующего вступления в альянс. Итоговая декларация Уэльского саммита 2014 года и совещание глав внешнеполитических ведомств стран – членов НАТО в Брюсселе 1–2 декабря 2015 года подтвердили этот принцип. Как было сказано, Североатлантический блок поддерживает «политику открытых дверей», а что касается Грузии, ПДЧ остается «неотъемлемой частью процесса» ее вступления в НАТО.

Напомним, что по итогам натовского саммита 2014 года Грузии был предоставлен так называемый существенный пакет сотрудничества с НАТО и было предложено сосредоточиться пока на этом. В мае 2015 года заместитель генсека НАТО Александр Вершбоу отметил, что в данный момент установить сроки и содержание процесса предоставления Грузии членского статуса затруднительно.

По ряду признаков в таких центрах принятия решений, как Вашингтон и Брюссель, определено, что процесс интеграции Грузии с Североатлантическим блоком должен быть растянут во времени. На этом настаивают Германия, Франция и Италия, исходя из обстановки, сложившейся на постсоветском геополитическом пространстве после воссоединения Крыма с Россией и возникновения вооруженного конфликта на востоке Украины.

В то же время делается акцент на создании в Грузии натовской инфраструктуры. «Существенный пакет», включающий двенадцать пунктов, часть которых остается закрытой для широкой общественности, «уникален своим объемом и глубиной для партнера НАТО», утверждают в Брюсселе.

Расхождение в подходах, существующих внутри НАТО, состоит в том, что США по-прежнему привержены «глобальному мышлению» в вопросе атлантической интеграции Грузии, тогда как Германия, Франция и Италия руководствуются «региональными интересами», относясь к расширению альянса на Восток с большей осторожностью.

Расклад интересов среди основных сил внутри НАТО по «грузинскому досье» до недавнего времени выглядел примерно так. США, Великобритания и молодая Европа в целом поддерживают грузинский подход. Они готовы к обоим вариантам – предоставление ПДЧ или «прыжок» через него. Старая Европа предпочитает растягивание процесса атлантической интеграции Грузии, указывая на пример с Македонией: к 2008 году, когда было принято решение о принятии в альянс Хорватии и Албании, а перед Грузией зажегся «зеленый свет», Македония выполнила уже девять (!) годовых национальных программ ПДЧ, но к членству в НАТО это ее не приблизило.

Суть спора о сроках между Тбилиси и натовцами заключается в том, что руководство альянса не хотело бы посылать Москве сигнал, который определенно вызовет нежелательные для атлантического блока действия России. Об этом в октябре прошлого года на конференции по вопросам обороны и безопасности в Тбилиси заявил тот же Аппатурай.

В грузинской верхушке сейчас по данному вопросу нет единства. Госпожа Хидашели принадлежит к группировке, интересам которой отвечает форсированная политизация вопроса о вступлении Грузии в НАТО. 2016 год для Грузии важен тем, что действующее правительство политического объединения «Грузинская мечта» должно сдать первый экзамен на способность удержаться у власти. Некоторые грузинские политики из правящего блока связывают в одно целое три темы: получение ПДЧ по итогам Варшавского саммита, парламентские выборы предстоящей осенью и усиление антироссийских тенденций в евроатлантическом лагере.

«Скептицизм среди грузинского населения растет. У народа расширяется разочарование в отношении перспективы вступления Грузии в НАТО и ЕС», – заявила, находясь с визитом в Вашингтоне в августе 2015 года, министр обороны Хидашели. В американской аудитории она попыталась сыграть на том, что на выборах осенью пророссийские силы в Грузии завоюют места в парламенте. В числе «пророссийских» партий она назвала «Демократическое движение – Единая Грузия» Нино Бурджанадзе. (Госпожа министр могла добавить к этой партии коалицию общественно-политических сил «Евразийский выбор – Грузия» и «Общество Ираклия II»). Однако на американскую администрацию, судя по последним заявлениям Аппатурая, намеки Хидашели впечатления не произвели.

Акцентировать конфронтационный стиль ведения дел с Россией в зоне ее геополитических интересов в год президентских выборов в США Белый дом не расположен. Поэтому пыл тбилисских евроатлантистов американцы пока что остудили. Хотя надо сказать, год этот незаметно подойдет к концу, и как поведет себя будущий президент Соединенных Штатов, никто сказать не может.

Михаил Агаджанян
По материалам Фонда стратегической культуры

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека