№6 (281) июнь 2016 г

Елена Ямпольская: Подлинная культура всегда состоит в родстве с совестью

Просмотров: 3262

О миссии культуры в современном обществе, патриотизме, нравственном воспитании, российско-армянских культурных связях рассказывает Елена Ямпольская, главный редактор газеты «Культура», член президиума Совета по культуре и искусству при президенте РФ.

– Елена Александровна, Вы возглавили газету «Культура» в 2011 году, с Вашим приходом началось возрождение издания. Какие основные итоги становления новой «Культуры» Вы могли бы отметить?

– Главный итог, наверное, – то, что «Культура» вернулась в повестку дня. Если поначалу меня с удивлением спрашивали: «А разве такая газета еще существует?», то теперь одни хотят стать героями наших публикаций, другие, напротив, этого опасаются, читатели звонят, пишут, благодарят, спорят, в общем, равнодушных все меньше. По сравнению с прежней «Культурой», почившей в бозе за пару месяцев до прихода нашей команды, мы увеличили тираж в 12 раз. И это только востребованный минимум. Просто гнать тиражи не можем себе позволить, бумажное издание, тем паче красивое, – дело дорогое. Но знаю, например, что в «Сапсанах», где распространяется номер, выходящий вместе с ежемесячным приложением – журналом «Свой» Никиты Михалкова, пассажиры крайне недовольны, если нашей печатной продукции им не хватает. А уборщицы, которые проходят по вагонам по окончании пути, отчитываются, что «Культуру» люди не оставляют – забирают с собой. Именно по таким «пустякам» можно судить о востребованности. Есть, конечно, другой путь: нагнал миллионный тираж, забил полосы всевозможной жвачкой, человек прочитал, пожевал, выплюнул, выбросил, забыл. Мы же стремимся делать газету большого стиля, пролонгированного действия, газету, которая давала бы качественную пищу для ума и души.

– Темы, которые Вы поднимаете на страницах газеты, выходят за рамки культуры и искусства, это и религия, и политика, и социальные проблемы, и многое другое. Вопросы культуры экстраполируются на эти сферы?

– На мой взгляд, абсолютно все, что нас окружает, является частью культуры. Либо свидетельствует об ее отсутствии. Культура начинается не с вечернего похода в театр, а с того, насколько дружелюбно вы ранним утром приветствуете соседа в лифте. Культура – это не только концерт в филармонии, но и сериал по ТВ. Сериал даже важнее, ибо филармонии имеются не везде, а телевизор смотрят и волей-неволей настраивают по увиденному мысли и чувства большинство наших сограждан. Невозможно реализовать государственную культурную политику, не изменив политику информационную. Я приезжаю в различные регионы, и простые, от природы интеллигентные люди спрашивают меня: «Почему на разных ток-шоу участники кричат, перебивают друг друга? Нас родители учили, что это неприлично...» Им кажется, что как главный редактор газеты «Культура» я знаю ответ. А я могу только сама отказываться от приглашений в такие шоу, ибо считаю насаждаемую там манеру общения отвратительной, унизительной, плебейской. Спасибо Владимиру Соловьеву, который в своем «Воскресном вечере...» хотя тоже не свободен от подобного формата, однако сводит записных скандалистов в одном сюжете, людей спокойных и вдумчивых – в другом, так что все расходятся со съемок в общем удовлетворенными.

Поскольку культура всеобъемлюща, я очень надеюсь, что подлинным годом культуры станет для нас объявленный в 2017-м Год экологии. Пришло время избавиться от мусора – и материального, и ментального. И браться за это надо всем миром. Убеждена, что, вычищая дворы, парки, леса, берега водоемов, мы вычищаем закоулки собственной души. Действенная любовь к родной земле, любовная забота о ней – вот что может нас реально сплотить.

– В предисловии к своей недавно вышедшей книге «О культуре и не только» Вы говорите, что культурный багаж каждого из нас – драгоценная коллекция всего, что мы любим – позволяет сохранить связь с родной землей. Думаете, миссия культуры столь высока?

– Думаю, переоценить ее невозможно. Культура – это воспитание чувств. Чем ниже уровень культуры, тем больше душевно неразвитых, духовно слепых и глухих людей. Отсюда – беззастенчивое попрание всех моральных норм, наплевательское отношение к земле и людям, прошлому и будущему.

– Как Вы оцениваете российско-армянские связи в области культуры? Какие совместные культурные проекты хотели бы отметить?

– На мой взгляд, при тех превосходных межгосударственных отношениях, которые связывают сегодня Россию и Армению, сотрудничество наших культур должно быть богаче и разнообразнее. Сужу об этом хотя бы по тому факту, что крайне редко получаю приглашения на культурные мероприятия от посольства Республики Армения в Москве. Многие наши партнеры по СНГ в этом смысле ведут себя гораздо активнее. Я понимаю, что существуют объективные финансовые трудности, однако экономить на культуре – себе дороже. Культура дарит людям ощущение сопричастности друг другу. Она создает единый язык общения. В конце концов, музыка, театр, литература, изобразительное искусство, кинематограф – самый очевидный и действенный способ завоевать взаимные симпатии. Думаю, на этой ниве далеко еще не использованы возможности армянского бизнеса в России. Предпринимателям из Армении следует вкладываться в укрепление дружественного и обаятельного образа своего народа в сознании россиян.

– Вы бывали в Армении? Если да, каковы Ваши впечатления?

– Да, я бывала в Армении дважды – с Театром под руководством Армена Джигарханяна. Мы с Арменом Борисовичем дружим страшно сказать сколько лет. Еще студенткой ГИТИСа я приходила к нему за первыми интервью – кстати, именно для газеты «Культура». Жанр интервью мне как журналисту, в принципе, очень близок, ко многим своим героям я возвращаюсь снова и снова, но Джигарханян по количеству записанных нами бесед, наверное, рекордсмен. Бывают люди, которые, как хороший коньяк, настаиваются год от года, с возрастом становясь все глубже и интереснее. Общаться с ними – истинное наслаждение... Так вот, Армен Борисович позаботился, чтобы, сопровождая его коллектив на гастролях, я увидела не только Ереван. Меня возили на Севан, в Эчмиадзин, Гарни Гегарт. Устраивали даже такое экзотическое развлечение, как купание в серных источниках. Правда, все это было довольно давно. Так что я жду возможности вернуться в Армению еще раз. Теперь с особым чувством, поскольку полтора года назад вышла замуж за прекрасного человека – армянина по национальности. Меня очень тронуло, что таких, как я – «иноплеменных» жен, – армяне называют «наша невестка». То есть невестка всего народа. Приобрести сразу столько родственников – хлопотно, конечно, но в целом приятно.

– Так в чем же проблема?

– Пока – в банальном отсутствии досуга. К заботам о газете добавилась предвыборная гонка – только что завершились праймериз «Единой России», предварительное голосование за будущих кандидатов в депутаты Государственной думы седьмого созыва. Я участвовала в этой процедуре в Челябинской области.

– Мы эксплуатируем, по Вашему выражению, советское культурное наследие почти четверть века. Появляются ли новые ростки?

– Ростки есть всегда – таково свойство жизни. Однако зачастую они губятся безграмотным и безответственным отношением. Где-то не хватает селекции: увы, во всех сферах нашей жизни, не только в культуре, роль ученичества, долгого и кропотливого приумножения мастерства практически полностью нивелирована. В большинстве случаев еле проклюнувшемуся ростку не дают подняться – требуют немедленных плодов. Продюсерам нужна очередная «звезда» на месяц или на год. Более отдаленная перспектива их не интересует. Судьба таких скороспелок, как правило, загублена – привыкнув «светиться» на экране, они теряют интерес к самосовершенствованию, а продюсеры тем временем уже ищут новую жертву. Если «звезда» искусственная, она надоедает очень быстро. Именно поэтому я с упорством, достойным, быть может, лучшего применения, твержу, что нам необходима система общероссийских творческих конкурсов, нацеленных на поиск и поддержку молодых талантов, а не на личный пиар членов всевозможных телевизионных жюри.

Что касается советского культурного наследия, оно бесценно. Фактически это цемент, до сих пор скрепляющий народы бывших союзных республик – порой вопреки желаниям политиков. Но надо понимать, что поколения сменяются. Молодежь не хочет жить нашей ностальгией. Им требуется новый художественный язык, образ современного героя, близкая и волнующая проблематика. Здесь перед творцами теперь уже самостоятельных государств стоит сложная задача – не позволить нам окончательно разойтись, закрыть двери друг перед другом.

– В последнее время в прессе часто муссируется тема патриотизма. Президент России уделяет этой теме большое внимание. Патриотизм – это новая наша идеология или это миссия культуры, через которую нужно взращивать любовь к родине?

– «Патриотизм» – это очень хорошее, но всего лишь слово. Надо не работать эхом президента, повторяя одно и то же на все лады, а – каждому на своем месте – наполнять это понятие содержанием. Любовь к родине приобретается с раннего детства, исподволь, складывается из мелочей. Чтобы вырастить патриота, нужны хорошие детские книги, фильмы, песни, компьютерные игры – свои, отечественные. Как сегодня проводит выходные среднестатистическая российская семья в более-менее крупном городе? Идет в мегамолл, таращится на витрины, смотрит то или иное американское кино, покупает детям игрушки, сделанные бог весть где и изображающие чужих героев, а потом закусывает в том или ином фастфуде – опять же под американской вывеской. И какую родину, скажите, станет любить ребенок, воспитанный подобным образом? Будет ли у него вообще родина?

– Развитие культуры – государственная задача?

– Более того – это фактор национальной безопасности. Необходимо системно заниматься вопросами культуры, если мы хотим, чтобы Россия – сильная и независимая – и дальше существовала на карте мира. Кроме того, дешевле содержать музыкальные школы и библиотеки, чем тюрьмы и колонии.

– При этом остаточный принцип финансирования культуры продолжает действовать?

– Очень модно годами и даже десятилетиями сетовать на этот принцип. Однако надо ясно понимать две вещи. Во-первых, сегодня мы находимся в трудной экономической ситуации, это продлится не год и не два, в обозримом будущем лишних денег не будет. Есть первоочередные задачи, от которых не отвертишься: надо поддерживать детей, стариков, малоимущих, развивать производство, обеспечивать импортозамещение, крепить оборону страны. Вряд ли культуре при подобном раскладе есть смысл ожидать особых преференций. Но – и это вторая важная вещь – именно в сфере культуры эффективность обеспечивается не столько объемами инвестиций, сколько вкусом и любовью тех, кто распределяет и вкладывает средства. Можно за рубль получить ошеломляющий результат, а можно и за сто – полную туфту. Главным капиталом культуры являются не деньги, но таланты. Угадай талант, привлеки его, дай возможность реализоваться по призванию – и КПД потраченных средств превысит сто процентов. Так бывает в культуре, правда.

– Почему за последние 20 лет падает интерес и любовь к книгам, исчезают очереди в театральные кассы, нет тотального интереса к музеям, выставкам? Культура переживает кризис?

– Отчасти – из-за переизбытка информации. Мы вдруг оказались в мире не культур, а субкультур – нишевых, ограниченных, «тусовочных». В мире, где вроде бы утрачена духовная иерархия, все не развивается по вертикали, а расползается по горизонтали. Толстой написал роман, и я написал – вывесил в сети, собрал сто лайков. Чем я хуже Толстого? Производится такое количество шлака – экранного, книжного, музыкального, что люди ищут удовольствия в иных сферах. В основном в потреблении. Это тоже одна из причин равнодушия к культуре. Человек с психологией потребителя не останавливается, не задумывается – он покупает, так или иначе использует и бежит дальше: что бы еще схватить?

При этом, заметьте, стоит появиться действительно талантливому произведению искусства – и сразу возвращаются те самые очереди. А ажиотаж вокруг выставки Валентина Серова в Третьяковской галерее на Крымском валу? Это ведь не чисто эстетический, но глубинный человеческий интерес. Люди, как мне представляется, шли посмотреть на удивительные лица. Настоящие, значительные, за каждым из которых – характер и судьба, а не три пуда фальши и пара пластических операций. Искусство, которое занимается подлинным, не притворным, в любые времена обречено на успех. В том числе кассовый.

– Способна ли религия «возместить» недостаток культуры?

– В многонациональном и многоконфессиональном обществе – даже при наличии государствообразующего народа и основной религии – к религиозным вопросам надо подходить очень деликатно. Вера и культура призваны не «возмещать», а дополнять друг друга. Подлинная культура, на мой взгляд, всегда состоит в родстве с совестью. А это понятие божественное. И в равной мере доступное человеку любой национальности, любого вероисповедания. Не зря мы обнаруживаем столько истинно христианских мотивов в искусстве советского периода – то есть в том, что порождено формально атеистическим государством.

– Бытует мнение, что многие телепрограммы негативно воздействуют на молодежь, развращают ее, как, например, пресловутая передача «Дом-2». Как член Совета по культуре и искусству при президенте РФ Вы боретесь с этим?

– Мы уже обсуждали тот факт, что культурная и информационная политика у нас в стране, к сожалению, пока практически разведены. Согласна, что поощрять пошлость в высшей степени опасно. Если молодой человек видит, что можно не учиться, не работать, целыми днями валяться на диване, вяло переругиваясь с себе подобными, и пребывать при этом в центре внимания ровесников, – ущерб от такой «воспитательной работы» трудно подсчитать. Может быть, вы слышали: в зоопарке Геленджика сейчас живет бабуин, несколько лет содержавшийся в одном из московских казино. Там его приучили курить и выпивать. Затем игорное заведение закрыли, бабуина увезли, ныне он ведет здоровый образ жизни. Единственная слабость, которую сохранил с былых времен, – передача «Дом-2». Видимо, потому, что узнает в участниках себя. Я очень люблю животных, но человек, добровольно принимающий на себя роль обезьяны, сидящей в клетке на потеху праздной публике, – плачевное зрелище.

При этом я не сторонница сугубо репрессивных мер. Все вредоносное надо не запрещать, а вытеснять – доброкачественным, талантливым, интересным. Главная задача в отношении нового поколения, на мой взгляд, задать им масштаб. Иной, нежели на молодежных каналах и в соцсетях. Чтобы мечтали получить не те самые сто лайков, а Госпремию, звезду Героя труда, место в учебнике истории... Измельчание масштаба, ничтожность желаний и задач губит нас каждый день. Отличать великое от мелкого, важное от необязательного – вот чему должна учить культура.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты