№7 (282) июль 2016 г.

Саакашвили пытается пристегнуть Грузию к Украине

Просмотров: 2288

Приближаются парламентские выборы в Грузии, которые назначены на 8 октября 2016 года. Как и на прошлых выборах 4 года назад, главными оппонентами считаются «Грузинская мечта», неофициально возглавляемая грузинским олигархом Бидзиной Иванишвили, и «Единое национальное движение», также неофициально возглавляемое бывшим президентом Грузии Михаилом Саакашвили. Неофициально потому, что Саакашвили лишили гражданства Грузии, после того как он принял гражданство Украины, а двойное гражданство в Грузии разрешено только лицам, получившим разрешение президента страны, за заслуги перед родиной. Нынешний президент Георгий Маргвелашвили такой чести своего предшественника не удостоил, видимо, посчитал, что у Саакашвили недостаточно заслуг.

Несмотря на лишение грузинского гражданства и возбуждение против него уголовных дел, а также то, что экс-президент, как известно, назначен губернатором Одесской области на Украине и по идее должен заниматься украинскими делами, он время от времени делает заявления о ситуации в Грузии. Саакашвили пытается не упустить вожжи правления «Национальным движением» и напомнить о себе своим сторонникам, значительная часть которых отличается завидным фанатизмом и «сектантским» мышлением (т.е. преданностью лично Саакашвили как некоему «фюреру» и вождю).

Бывший лидер и фактически создатель партии «Национальное движение» обещает своим сторонникам в Грузии, что обязательно вернется в страну, освободит ее от «российского олигарха» Иванишвили и возобновит построение «успешной и прозападной Грузии». Ясно, что подобные заявления направлены больше на мобилизацию и удержание собственного электората и вряд ли могут считаться реальными планами.

Во-первых, Саакашвили активно участвует в «большой политике» на Украине. Во время кампании по дискредитации и свержению правительства Яценюка Саакашвили использовался влиятельными силами в этой стране, как своего рода таран. Сейчас бывший грузинский президент пытается создать некую политическую партию, которая приняла бы участие в следующих парламентских выборах (очередных или внеочередных) на Украине. Кроме того, Одесская область также требует внимания к себе, так как Саакашвили пока не добился каких-либо ощутимых результатов здесь и, если он бросит все на полпути, не доведя до конца хотя бы один более или менее крупный проект, который можно было бы потом «пиарить», противники «беглого» политика используют в будущем этот фактор против него.

Во-вторых, возвращение в Грузию пока технически трудно осуществимо для Михаила Саакашвили. Как отмечалось выше, против него возбуждено несколько уголовных дел и сразу по возвращении в страну он будет арестован. Правящий режим в Грузии пока обладает достаточной властью, чтобы держать ситуацию под контролем, и правоохранительные органы в целом следуют в фарватере политики властей. Нельзя сказать, что в данный момент в Грузии созрела явно революционная ситуация, во время которой действия правоохранительных органов могут быть парализованы. Так было, например, в период т.н. «революции роз», которую сам же Саакашвили и возглавлял осенью 2003 года.

В-третьих, на данный момент отсутствуют индикаторы, которые могут свидетельствовать о том, что Саакашвили и его партия пользуются активной поддержкой на Западе – в той мере, что западные страны готовы содействовать реальному возвращению во власть националов и их лидера. В Грузии все еще распространено мнение, что Саакашвили является прозападной фигурой и имеет многочисленных сторонников и покровителей среди политических лидеров и партий в ведущих западных странах.

На самом деле в Европе лишь часть лидеров и депутатов Европейского парламента от Европейской народной партии (объединение правоцентристских сил европейских стран) выступают в качестве лоббистов националов в Европарламенте. Во многих западных столицах отношение к бывшему грузинскому лидеру и его партии, мягко сказать, противоречивое. Например, Белый дом после прихода администрации Барака Обамы явно охладел к когда-то подающему большие надежды Саакашвили. Если еще в середине

2000-х годов Михаил Николозович назывался в ведущих СМИ Запада «молодым грузинским реформатором, получившим образование на Западе», то начиная с 2008-2009 годов стало раздаваться все больше критических голосов в его адрес, в частности, обвинения в авторитарном стиле правления, нарушениях прав человека, авантюрной внешней политике и т.д.

Да, Запад возражал против того, чтобы Саакашвили и его сторонники привлекались к уголовной ответственности после смены власти в 2012 году, но это делалось для того, чтобы обеспечить в Грузии прецедент мирной передачи власти путем выборов от одной партии к другой и при этом бывшая правящая партия не была бы подвергнута репрессиям и продолжала бы находится в политическом и правовом поле. Но это не значит, что западные столицы заинтересованы в победе националов на парламентских выборах в 2016 году. Звездный час Саакашвили совпал с периодом нахождения Дж. Буша-младшего в Белом доме, а с его уходом грузинский экс-президент перестал быть любимчиком и фаворитом политических элит в Евросоюзе и США (особенно критическое отношение к нему в левоцентристских и либеральных партиях и в Демократической партии США).

Разумеется, Москва также не горит желанием поспособствовать повторному «воцарению» в Тбилиси неугомонного Саакашвили с его резкими высказываниями и выпадами против России и лично Путина. Получается, что на данный момент у националов отсутствуют влиятельные зарубежные покровители, которые могли бы оказать реальную поддержку в смене власти, а этот фактор в политической жизни маленькой Грузии, которая сильно зависит от внешних игроков, играет значительную роль, если не решающую.

Все вышесказанное отнюдь не означает, что «Грузинская мечта» пользуется безоговорочной поддержкой тех же западных «партнеров» Грузии. На Западе раздается много критических голосов в адрес нынешних властей. Критика направлена, например, на то, что в стране фактически сложилось неформальное правление миллиардера Бидзины Иванишвили, который не занимает никаких постов, в том числе в правящей партии, однако, по общему мнению, реально управляет правительством и «Грузинской мечтой». Без Иванишвили эта партия в нынешнем виде не продержалась бы и дня.

Также недовольство западных деятелей вызывают рост т.н. криминального менталитета в Грузии, который вновь наблюдается после смены власти в 2012 году. Долгожданное решение о либерализации шенгенских виз для граждан Грузии, ожидавшееся летом этого года, было перенесено из-за возражения министров внутренних дел ряда стран ЕС, которые жаловались на активизацию грузинских криминальных группировок в Европе. Однако эти группировки в Европе не появляются просто так, из воздуха, основы их усиления складываются на территории Грузии, в среде грузинского общества, в местных тюрьмах и т.д.

Еще один момент, который вызывает беспокойство на Западе, это усиление ксенофобских, гомофобских настроений и нетерпимости к национальным и религиозным меньшинствам в Грузии. Приход «Грузинской мечты» к власти ознаменовался ростом влияния консервативных проповедников и деятелей в Грузинской Православной Церкви и общественных активистов, связанных с ней. Такие деятели, как Леван Васадзе и др., активно проповедуют взгляды об особенности и богоизбранности грузинского народа, «развратности» Запада, который охвачен «сатанизмом», и пр. Все это оборачивается в реальной жизни, как правило, против представителей религиозных, национальных и сексуальных меньшинств. В частности, за последние годы более видимыми и явными стали армянофобские настроения среди значительной части грузинского общества.

Таким образом, в Грузии сложилась в каком-то смысле патовая ситуация, когда оппозиция (в лице националов и других партий) не имеет реальных шансов прийти к власти, а правящая партия, хотя и удерживает контроль, не способна предложить перспективный и определенный путь развития страны и занимается главным образом удержанием существующей ситуации (консервацией положения) с незначительными реформами. В результате Грузия не показывает темпов опережающего развития, которые нужны для того, чтобы страна могла постепенно сокращать разрыв хотя бы от восточноевропейских стран, но и не скатывается пока в хаос и анархию, а как бы стоит на месте. По всей видимости, следующий парламентский цикл (2016-2020 гг.) пройдет в Грузии под этим знаком.

Георгий Векуа, Тбилиси

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Мишико знает что делать.Всё на благо личного кармана.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты