№8 (283) август 2016 г.

Жизнь как исповедь

Просмотров: 1179

На прошедшем в конце июня 38-м Московском международном кинофестивале состоялась премьера документального фильма кинорежиссера Арутюна Хачатряна «Тупик».

Это один из трех фильмов цикла «Бесконечный побег, вечное возвращение», посвященных одной из самых острых проблем современной Армении – эмиграции. Наблюдая за своими героями на протяжении четверти века, автор фильма пытается понять, почему армяне покидают свою родину, счастливы ли они на новом месте, оправдались ли их ожидания и готовы ли они вернуться обратно. Арутюн Хачатрян никого не осуждает, не дает советов и никого не пытается переубедить, он просто снимает жизнь своих героев и дает каждому возможность предельно откровенно рассказать о ней.

Когда начались съемки цикла, ни автор, ни его герои не знали, как сложится их жизнь, к чему они придут. Изначально готового сценария быть не могло, соавтором режиссера выступало само время, которое и подсказывало ему, когда, при каких обстоятельствах и в какие моменты жизни снимать своих героев, и Арутюн Хачатрян мастерски этим воспользовался.

Первый фильм этого цикла «Айк. Побег», вышедший два года назад, удостоен главного приза Туринского кинофестиваля, получил множество наград на разных киносмотрах. История армянина, уехавшего в Россию и пытавшегося в течение двадцати с лишним лет найти свое место в жизни, рассказанная с экрана самим героем искренне и темпераментно, имела и огромный зрительский успех. Меняя города и профессии, так и не найдя своего счастья, в конце фильма он желал только одного – поскорее вернуться на родину. Но, увы, мечте его не суждено было сбыться…

Еще больший интерес зрителей вызвал второй фильм цикла «Тупик», полный зал с большим сопереживанием следил за судьбой героя. Тон задал сам режиссер – судьба человека, оказавшегося в жизненном тупике, была автору ленты небезразлична, она глубоко тронула его, и он искренне сопереживал. И не случайно, ведь Левон Аветисян не просто герой фильма, он близкий автору человек – крестный отец его детей.

Зная, что Левон искренний человек и не сфальшивит, режиссер не перебивал его и не задавал лишних вопросов, он дал ему возможность излить свою душу перед камерой и самому выбирать, на чем сделать акценты и что именно рассказать с экрана о своей жизни… А все началось с выигрыша американской «грин карты».

Середина 90-х годов для Армении была, пожалуй, самым тяжелым временем. Не было света, газа, квартиры топили дровами, но самое главное, не было никаких надежд на улучшение. И вдруг эта «грин карта»… Вся семья обрадовалась возможному переезду в Америку, надеясь на достойную, благополучную жизнь. Приехав в США в 1996 году, со слов героя, семья была воодушевлена и рада всему – новая благополучная страна, в магазинах изобилие, очередей нет, квартирой и работой обеспечили…

Надеялись, что с годами все станет еще лучше… Но годы шли, а улучшений как не было, так и нет, работа отнимала все время, проблем становилось все больше и больше. И когда через несколько лет на смену радужным надеждам пришло полное разочарование, Левон сильно пожалел, что покинул родину, невольно сравнивая свою жизнь там и здесь.

Ехали в свободную страну, но никакой свободы не получили, кроме обязанности работать по 12 часов шесть дней в неделю. «Из месяца в месяц не знаешь, как расплатиться с долгами, кредитами. О любви, дружбе, традициях – нет времени даже подумать. Нет времени на воспитание детей, не можешь посидеть с ними за семейным столом, чтобы чему-то научить их и о чем-то рассказать, как это было принято у нас, – с горечью говорит Левон. – Я каждый год выезжал с семьей на море в Сочи, а здесь я уже 17 лет, но мы вместе не отдыхали ни одной недели…». Он не пытается скрыть свое отчаянье и растерянность.

Вдобавок к тому, что Левон не сумел приспособиться к новой потребительской среде, не желая забывать свои традиции, от него ушла жена, которую он очень любил. Левон не смог понять, почему она это сделала, этот вопрос мучает его последние несколько лет и приводит в депрессивное состояние. «Здесь нет никаких перспектив, там ты сам разрушил свой дом, а здесь новый не можешь построить. И остаешься в воздухе, – говорит Левон и с горечью заключает: – Это уже тупик!».

Он полностью открыт перед тобой, ты веришь каждому его слову и искренне сопереживаешь. И в этом, прежде всего, заслуга режиссера, сумевшего очень тонко и точно выстроить монологи героя, не прерывая их, выдерживая длинные паузы, особенно на крупных планах, давая тем самым возможность вглядеться в лицо рассказчика, понять его душевное состояние.

Сфокусировав внимание на истории Левона и его семьи, автор ленты показывает и некоторые стороны жизни армян в Лос-Анджелесе. Мы видим крещение девочки в армянской церкви, обряд венчания и свадьбу. Режиссер снимает тюрьму и наркологический диспансер, где содержатся армяне, дом престарелых – чуждое национальному менталитету заведение, а еще – армянское кладбище в Лос-Анджелесе.

И так же, как и в Москве на Армянском кладбище, и там, и здесь автор ленты показывает могилы армян, которые в разные годы переехали сюда из разных стран и городов и в разные годы были похоронены на чужбине. Тем самым как бы связывая судьбу Левона с судьбой многих его соотечественников, разбросанных по всему миру.

Арутюн Хачатрян неоднократно говорил, что делает этот цикл для того, чтобы армяне хотя бы задумались, стоит ли покидать свою родину. А может, лучше строить свое счастье на родной земле? Один из монологов Левон произносит, стоя между стеллажами со старыми, никому не нужными деталями разбитых автомобилей, брошенных на огромном кладбище старых машин. Он невольно сравнивает себя с ними, признаваясь, что от прежнего Левона уже ничего не осталось и он ощущает себя сегодня какой-то одной деталью, болтом или гайкой, никому не нужной частью машины, выброшенной на эту свалку. Грустное, тяжелое признание.

Символично и то, что фильм начинается и завершается кадрами этого огромного кладбища машин. И если в самом начале ленты ничего трагичного зритель не предчувствует, когда камера скользит вдоль длинного, кажущегося бесконечным забора, за которым виднеется огромное количество брошенных машин, то уже в финале мы видим, как эти машины безжалостно режут на части, давят, бросают, прессуют, превращая в груду металлолома. И встык с этими кадрами идет крупный план Левона, который с болью и грустью в глазах наблюдает за всем этим с одной, наверное, мыслью: смогу ли я выстоять и вернуться на родину? Этим последним кадром режиссер оставляет ему надежду.

Документальная лента «Тупик» о жизни на чужбине – очередная большая творческая удача Арутюна Хачатряна. Московская премьера фильма завершилась неожиданным для автора сюрпризом. По окончании просмотра вице-президент Союза армян России Люсик Гукасян вручила Арутюну Хачатряну орден «Серебряный крест», одну из высших наград Союза армян России, за выдающиеся заслуги в искусстве и развитие армянского кинематографа.

Карэн Багдасаров, киносценарист

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Не смотрел и не собираюсь. Наивность. Никто не собирается возвращаться. Если только полные лузеры.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты