№11 (286) ноябрь 2016 г.

Обратная связь. Разногласия и содержательность мнений

Просмотров: 738

Откровенно говоря, я нечасто отвечаю на реакцию читателей и участников обсуждений моих статей в газете «Ноев Ковчег». Очевидно, что позиция автора может не совпадать с мнением читателей и (или) редакции. На то, как говорится, свобода слова, за что не оскорблять нужно автора, а предлагать свои соображения, и желательно аргументированные.

Мои публикации, связанные с армянским вопросом, темой геноцида, Карабаха, политической ситуацией в Армении и вокруг нее, армяно-турецкими и армяно-азербайджанскими отношениями, как правило, касаются противоречивых вопросов, носят острый характер и могут, что вполне справедливо, вызывать разные оценки, противоречия, согласие и неприятие. Как говорится, сколько людей, столько мнений.

Зачастую азербайджанская аудитория, что вполне понятно, с достаточно резкой критикой подходит к моим публикациям (особое несогласие азербайджанские читатели и эксперты проявили в отношении известной статьи по Нахичевани).

Армянская публика также неоднозначна к теме авторских политических оценок в Армении, к проблеме компромиссного подхода по карабахскому урегулированию, а теперь и к кадровому фактору карабахцев в политической и военной власти в Армении.

С позицией ряда критиков можно согласиться и полемизировать. Однако последние личные оскорбления в мой адрес от имени читателя под именем «Грант» не могли оставить меня, как армянина, карабахца, человека и автора, равнодушным. И дело даже не в эмоциональной составляющей, а в существе необоснованных обвинений, переходящих на личные оскорбления. Я вас лично не знаю, но в моем лексиконе тоже могут быть крепкие выражения на разных языках. Тем не менее, не стану уподобляться вашему примеру, сохраню сдержанность, но еще раз попытаюсь донести тезисы своего мнения в двух последних публикациях по теме карабахского компромисса и карабахского кадрового фактора.

Относительно компромиссного подхода в карабахском урегулировании. Думаю, не секрет, что под компромиссом предполагаются взаимные и разумные уступки конфликтующих сторон. Что же можно предложить и считать без детального анализа в качестве компромисса в карабахском армяно-азербайджанском случае?

Армянская сторона видит в компромиссе возможность возврата части освобожденных (занятых) в ходе войны 1991–1994?гг. территорий из «зоны безопасности» (термин, используемый в армянской и международной практике) в обмен на признание официальным Баку независимого от Азербайджана статуса Нагорного Карабаха с прилегающими территориями, составляющими транспортный коридор с Арменией (речь идет о Кельбаджарском и Лачинском районах), в составе Республики Армения либо в качестве независимой Нагорно-Карабахской Республики. После этого решаются вопросы возврата, размещения и компенсаций беженцам и вынужденным переселенцам с обеих сторон. Но при этом мною отмечалась важность при рассмотрении возврата части территорий Азербайджану соответствующего возвращения Карабаху части сел Мардакертского и Мартунинского районов, а также бывших армянских Шаумяновского района и Геташенского подрайона.

Азербайджанская сторона придерживается качественно другого варианта компромисса по Карабаху. В частности, они заявляют и придерживаются позиции о необходимости полного ухода армянских вооруженных сил из зоны карабахского конфликта (то есть тотальная армянская демилитаризация), возврата Азербайджану изначально всех 7 «оккупированных» (как об этом утверждают азербайджанские политики и эксперты) районов бывшей Азербайджанской ССР, возвращения азербайджанских беженцев в места прежнего проживания (включая и в бывшую НКАО), предоставления Нагорному Карабаху промежуточного статуса в составе Азербайджанской Республики и окончательного предоставления Нагорному Карабаху так называемой широкой автономии в составе Азербайджана с полным юридическим, административным и экономическим подчинением Баку, а также возможного превращения Нагорного Карабаха в зону свободной экономики и регионального туризма.

Естественно, такие противоположные формулы компромисса не воспринимаются ни в Армении, ни в Карабахе, ни в Азербайджане. А раз так, то стороны медленно, но уверенно идут к новому витку политического и военного конфликта, который может пока что сдерживаться внешними ведущими акторами, заинтересованными в карабахском вопросе и делах Южного Кавказа (теми же США и Россией). Точнее, американо-российские региональные противоречия на Большом Ближнем Востоке пока что могут сохранить на неопределенное время нынешний статус-кво в Арцахе.

В этой связи не случайным можно считать заявление госсекретаря Дж. Керри о том, что в настоящее время урегулирование карабахского вопроса представляется нереальным, поскольку лидеры конфликтующих сторон не готовы к подобному решению. Своего американского коллегу 14 октября 2016 г. в Ереване поддержал и помощник президента России по международным отношениям Юрий Ушаков, отметив, что Москва в современный период не испытывает особого оптимизма в скором урегулировании карабахской проблемы.

Однако такой процесс неопределенности и сохранения в нынешнем состоянии статус-кво Нагорного Карабаха явно не устраивает Азербайджан и Турцию, что показал апрель 2016 г. Вместе с тем, данному процессу так или иначе наступит логический конец в форме очередной войны. Отсюда мое видение плана «Б», то есть военной конфронтации Армении и Карабаха с Азербайджаном.

В своей статье я не стал подробно останавливаться на плане «Б», поскольку, во-первых, сам крайне не заинтересован в подобном сценарии логики карабахского противостояния, так как война приведет к очередным, и немалым, физическим потерям и материальным разрушениям; во-вторых, я не стану об этом детально рассуждать со страниц официальной печати (тем более с такими неадекватными критиками и любопытными на сенсацию читателями).

План «Б» и его особенности имеют конкретных адресатов в лице даже не нынешнего министра обороны Армении (поскольку новый глава оборонного ведомства Виген Саркисян, как заявил президент Серж Саргсян, всего лишь политическое назначение), а скорее начальника Генерального штаба РА, командующего Армией обороны НКР, других ответственных должностных лиц и военных экспертов, кому можно и нужно доверять.

Единственное, что следует в данном случае отметить, так это расчет армян на самих себя – собственную армию и вооружение.

Можно, конечно, критиковать стратегического партнера – Россию – за поставки наступательных видов вооружения Азербайджану, но, увы, это армянам не поможет. У России свои интересы с тем же Азербайджаном, и пора понять всем, что поставки российского вооружения Баку – вовсе не чистый бизнес, а прагматичный политический расчет на привлечение Азербайджана в российскую связку региональной игры с той же Турцией и Ираном и даже на вхождение данной закавказской республики в состав противоречивых «интеграционных» институтов типа ЕАЭС или ОДКБ. Тот же Ильхам Алиев, в отличие от других, вполне понимает несостоятельность названных интеграционных проектов при наличии значительных противоречий их участников. Да и Турция с Западом вряд ли позволят Азербайджану заниматься сомнительной геополитической игрой в пользу усиления России. Азербайджан имеет и достаточно прагматично пытается использовать существующий геополитический маневр со ставкой на свое выгодное географическое положение, экономические (сырьевые) возможности и логистический потенциал.

Можно жаловаться (только непонятно, кому), что у Армении, в отличие от Азербайджана, нет подобно Турции надежных союзников. От этого вопрос надежного и стратегического союзника не решится в пользу Армении. Ни Россия, ни США, ни Франция, ни Китай, ни Иран и никто другой таким союзником для Армении не станет. Еревану надо надеяться на себя и свою диаспору, как это блестяще показал пример Израиля, сионистского движения и мирового еврейства.

Армении, помимо экспорта вооружения на мировых рынках, нужно развивать собственную национальную науку и оборонную промышленность, выходить на передовые разработки, представляющие мировую ценность и угрозу одновременно. Армении необходимо выстраивать новые отношения с армянской диаспорой, совместно с представительными частями армянского мира разрабатывать и внедрять новые механизмы ответственного политического, экономического, научного, технологического, финансового, информационного, демографического и иного вхождения диаспоры в жизнь армянского государства. И если в России любят к месту и без оного повторять известную формулу, что «у России нет вечных и надежных союзников, кроме армии и флота», то армянам следует признать, что «главными союзниками Армении являются армия и диаспора».

Мне понятны желание и позиция немалой части армянского общества, прошедшего через ужасы карабахского военного конфликта, потери близких и родных, материальные лишения и бедственное состояние, которая выступает категорически против всяких видов компромисса, предполагающих уступку территорий Азербайджану. Мол, мы уже потеряли большую часть исторической Армении в результате геноцида и оставили Южную и Западную Армению в составе Турции, чего еще хотят от нас?

Трудно с этим мнением не согласиться, но гораздо труднее реализовать данную, в целом понятную для армянского мира позицию в условиях реальной политики в карабахском вопросе. Увы, этот мир несправедлив и состоит не только из армян. А если армяне рассматривают такую позицию, то опять будет война, к которой нужно готовиться, а не заниматься коррупцией и разбазариванием национальных ресурсов. Но в этом не профессора А. Сваранца нужно винить и искать в нем что угодно, только не армянское начало, а быть более объективным к своей национальной действительности.

Легко давать ценные наказы и установки политикам, когда сам не несешь политической ответственности за их реализацию и последствия. Если мы хотим ожидаемого и прочного мира, то должны понимать, что этот мир на границах Армении и Карабаха должен наступить с соседним Азербайджаном, как бы кому-то ни был неприятен данный подход. А стало быть, в этом будет состоять конечный продукт армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха. Не «китайскую стену» следует воздвигать между Арменией и Азербайджаном, а налаживать новые экономические и культурные отношения, восстанавливать доверие между двумя соседними народами и искать совместный путь решения карабахского вопроса в условиях перемирия. Это важно на пути демократизации двух обществ, сокращения порога коррупции, формирования условий новых коммуникаций между прогрессивными людьми. Можно, конечно, воспитывать подрастающее и молодое поколение в духе ненависти и фобий (что, собственно, и делается, особенно в Азербайджане), но данный путь не принесет ожидаемого урожая никому.

Некоторые эксперты в Армении и Азербайджане отмечали, что карабахский вопрос может быть урегулирован, если данные республики окажутся в одной геополитической системе по аналогии бывшего Советского Союза, где будут предложены новые политико-правовые и административно-территориальные формы сосуществования, где и Ереван, и Баку будут объединены общей внешней политикой и экономическими отношениями. Например, такую идею допустил армянский аналитик Эммануил Григорян, при этом отметив, что в современной ситуации этот вариант представляется из области политической фантастики.

Известный азербайджанский политолог Зардушт Ализаде также полагает возможным решение карабахского вопроса при условии демократизации армянского и азербайджанского общества, восстановления доверия между соседними народами, но Карабах административно должен вернуться в состав Азербайджана с правами широкой автономии.

Моя же личная позиция, как человека и исследователя, сводится к компромиссу при условии полной и безоговорочной независимости Нагорного Карабаха (Арцахской Республики) от Азербайджана либо в составе Армении, либо в качестве нового самостоятельного субъекта на Южном Кавказе. Как это сделать? Вариантов здесь два: 1) мирный путь – с возвратом части занятых территорий Азербайджану в обмен на признание независимости Арцаха; 2) военный путь – расширение статус-кво НКР и принуждение Азербайджана к капитуляции и миру. Если кто-то в Армении и Азербайджане знает другой путь, я готов их выслушать и оценить. Этим я хотел бы пока что завершить первую часть своих комментариев, вызвавших столь противоречивые оценки читателей.

Относительно карабахского кадрового фактора в политической и военной жизни Армении. Моя статья по данному вопросу, прежде всего, была подготовлена в свете известного политического выбора президента Армении Сержа Саргсяна и назначения на должность премьер-министра Карена Карапетяна, что вызвало неоднозначную реакцию в республике и за ее пределами. Не секрет, что ряд экспертов вновь стали эксплуатировать вопрос карабахского происхождения нового беспартийного премьер-министра, который, в случае определенных и реальных успехов по изменению кризисных тенденций в экономике в предвыборный период и расклада политических сил в новом парламенте после апреля 2017 г., может рассматриваться в качестве нового главы исполнительной власти в Армении.

Внимательный и рассудительный читатель мог отметить, что в статье нашли отражение ряд версий (общее число – 9) политического выдвижения и назначения Карена Карапетяна главой правительства Армении на нынешнем непростом этапе. Возможно, многих шокировал сам заголовок и аргументы автора о том, что «карабахцы не уступят власть». Однако к этой реальности в политической жизни Армении г-н Сваранц меньше всех приложил старания и умения, а всего лишь констатировал факт.

Соглашусь с мнениями всех армян, кто является горячим противником деления армян на «карабахцев» и «не карабахцев» по клановому, местническому, земляческому и иным признакам. В статье изначально отмечалось, что сам автор является противником подобного подхода, который стал следствием долгого отсутствия армянской государственности, политической разорванности армянского мира, синдрома карабахской войны, но не ментальности армянского народа.

Не могу не согласиться с мнением того же «Гранта», что минувшая карабахская война 1991–1994?гг. и апрельская война 2016?г. со всей очевидностью показали единство армянского народа, который отдал на алтарь свободы Арцаха своих лучших сыновей, чьи имена и подвиги сегодня продолжают патриотическое воспитание армянской молодежи, чьими именами называются и будут называться школы, улицы и проспекты в нашей Армении и Арцахе, кто ушел в вечность ради Единой и Объединенной Армении. Тот же Ашот Гулян («Бекор»), Монте Мелконян («Аво»), Татул Крпеян, Виген Ширинян, Леонид Азгалдян, Шаген Мегрян, Каро, Арменак Урфанян, Айк Торосян и многие другие овеяны славой армянского героя и достойны продолжения плеяды армянских национальных гайдуков Арабо, Сев Кареци Сако, Нжде, Андраник и т.д. Не все они были выходцами из Карабаха, но все они отдали свои жизни за свободу Арцаха. К ним также следует причислить имена живых героев арцахской войны, кем следует гордиться и благодарить Господа за свое армянское происхождение (включая Самвела Бабаяна, Аркадия Тер-Тадевосяна, Нората Тер-Григоряна, Манвела Егизаряна и мн. др.). Они боролись за то, чтобы и карабахцы считали себя айастанцами, чтобы Карабах вернулся в Армению. И в нашем единстве – наша сила. Данное мнение настолько очевидно, что не требует дополнительных разъяснений. Сам автор также потерял трех братьев в этой войне.

Тот факт, что Роберт Кочарян, Серж Саргсян, Карен Карапетян, Сейран Оганян, Мовсес Акопян являются карабахцами и возглавляли и продолжают управлять в системе государственной и военной власти, не секрет и не случайность. В сложившейся вокруг карабахского урегулирования ситуации этот кадровый фактор и резерв будет сохраняться. В свое время, когда командующим Армией обороны НКР являлся генерал Самвел Бабаян, роль силового ведомства Карабаха была значительно выше в армянской политической действительности, если не сказать, что С.А. Бабаян со свойственной ему манерой и стилем руководства фактически был региональным политическим фактором.

Можно с этой точкой зрения соглашаться и отрицать, но нельзя не признать очевидного. Да, действительно, нет ничего вечного, есть Конституция и иные законы Армении, которые исполняют и руководители страны. Роберт Кочарян был президентом в Карабахе, его в Армению пригласил и назначил премьер-министром первый президент Левон Тер-Петросян. Однако после разногласий военно-политического руководства Армении и Арцаха по урегулированию карабахского вопроса по варианту Тер-Петросяна первый президент вынужден был подать в отставку, и власть перешла к Роберту Кочаряну. После двух сроков своего президентства и согласно Конституции РА Р. Кочарян ушел, но к власти пришел Серж Саргсян. Оборонное ведомство в Армении ряд лет возглавлял и внес достойный вклад в становление и развитие армии нынешний президент карабахец Серж Саргсян, который, вступив на должность президента, назначил новым министром обороны командующего Армией обороны НКР Сейрана Оганяна. Тот же Серж Саргсян недавно отправил в отставку С. Оганяна, провел кадровую реформу армии и назначил новым главой Генерального штаба вновь бывшего командующего Армией обороны НКР генерала Мовсеса Акопяна, который теперь будет главным военным должностным лицом в армии. А теперь и назначение Карена Карапетяна в качестве премьер-министра. Никто не сомневается в профессионализме и репутации данных чиновников. Однако их всех связывает и общее карабахское происхождение, стало быть, и ответственность за Армению и Арцах. То, что очевидно, отрицать невозможно, да и глупо. Случайность ли это в кадровой политике армянской власти? Вот и я задаюсь вопросом.

Если же кому-то не нравится то обстоятельство, что моя малая историческая родина – село Дашбулаг Нагорного Карабаха – подарила Армении двух государственно-политических деятелей в лице бывшего президента Роберта Кочаряна и нынешнего премьер-министра Карена Карапетяна, так это, господа, ваши проблемы, а я могу этим только гордиться.

Некоторые читатели удивили меня своим предложением выдвинуть профессора А. Сваранца на государственную деятельность в Армении (в частности, на должность главы спецслужб), что может льстить самолюбию обывателя. Конечно, я благодарен вам за столь неожиданную идею и доверие. Но если серьезно, то должен отметить, что не считаю себя специалистом высокого уровня в системе деятельности спецслужб и полагаю крайне неуважительным развивать непрофессионализм в столь важной профессиональной службе. Виген Саркисян, в отличие от политолога Александра Сваранца, хоть обладает опытом государственной деятельности. Надеюсь, и Виген Саркисян, и Георгий Кутоян с честью справятся с доверием главы государства на столь ответственных постах в силовых ведомствах.

В заключение хотел бы отметить, что обществу нужно избавляться от стереотипов подозрительности и маргинальных провинциальных представлений о разделенности нации. Уверяю вас, если и политика Карена Карапетяна окажется неадекватной национальным интересам, то, как объективный исследователь, у меня не будет аргументов восхвалять его только из-за общего карабахского происхождения. Но прежде чем критиковать, нужно всем армянским миром помогать новому правительству в лечении известных всем нам хронических болезней, насколько позволяют время и возможности.

Разногласия и дискуссии естественны и обязательны для современного динамично меняющегося и демократического мира. Но при этом важна их содержательность.

Александр Сваранц, доктор политических наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 32 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Статья А. Сваранца вновь показала его высокий профессиональный и моральный уровень, убедительность аргументов и четкость мыслей, связь с аудиторией и корректность выражений. Читателям же следует быть адекватными и не допускать безответственных и грязных оскорблений. Спасибо редакции за настоящую публикацию.
  2. Внимательно читаю газету и Сваранца,в том числе. Не думаю,что есть необходимость отвечать откровенным пакостникам,но ответ автора на выпады некоторых оппонентов очень к месту.Многое Сваранц разъяснил и не нужно его обвинять в предвзятости в отношениях к карабахцам.Его позиция служит интересам Армении и это главное.
  3. Приход к власти в Армении карабахцев - закономерность.Из Армении выехали 80% тех кто мог возглавить властные структуры.Остались неучи,молодёжь и старики.Кто-то должен управлять страной!
  4. Капитулянская статья! Провокационные статья! Никчемная статья! Уничижающая ум и знания самого автора! Крайне сожалею, что уважаемый автор, опустился до капитулянская предложений, и провокационных домыслов! Очень жаль!
  5. Категорически не согласен с Вами.Никакой провокации и капитуляции.Автор ещё раз объяснил свою позицию,дав понять,что он уважает читателей и разные мнения.Вот и мы с Вами разделились во мнениях.
  6. Дорогой профессор Сваранц! С интересом читаю Ваши публикации! Спасибо Вам! А на разных мелких личностей, оскорбляющих Вас, не обращайте внимания.
  7. А когда власть в Армении сменится?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты