№11 (286) ноябрь 2016 г.

Обама и Клинтон отдают Китаю власть над Евросоюзом

Просмотров: 773

Китай и Иран развивают проект «Экономический пояс Шелкового пути», пытаясь таким образом минимизировать влияние США на Ближнем и Среднем Востоке. Ранее китайско-иранскую инициативу поддержала и Южная Корея, правительство которой перевело двустороннюю торговлю с Тегераном в евро. Ну, а теперь в очередь выстроилась Япония. 5 октября иранский англоязычный телеканал Press TV обнародовал сенсационную новость: банки Японии переходят на йену в операциях с контрагентами из ИРИ.

Данную инициативу подтвердил заместитель председателя Торговой палаты Ирана Педрам Солтани, сославшись на Японскую ассоциацию внешней торговли (Japan’s External Trade Organization). Свое решение Токио мотивирует «возросшей волокитой, которая препятствует расширению экономического взаимодействия». Японцы всерьез интересуются Ираном. Не случайно влиятельный Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ (BTMU), на который приходится львиная доля нефтяного импорта из ИРИ, возобновил операции с иранскими банками еще в феврале с.г., сразу после отмены международных санкций.

«Шелковый путь» давно вышел за рамки сугубо геополитической концепции, привлекая к себе экономические державы Восточной и Южной Азии. Так, по словам старшего научного сотрудника Центра за американский прогресс (Вашингтон) Гаутамы Адхикари (цит. по Teheran Times), Япония и Южная Корея заинтересованы в получении «куска пирога», на который претендуют Индия, Пакистан и Вьетнам. Дело дошло до того, что Национально-исследовательский институт культурного наследия Nara (Япония) подготовил специальный доклад, итоги которого относят начало ирано-японской торговли к VIII веку, сообщает американский портал GlobalVoices.com.

Авторы доклада ссылаются на средневековый пергамент, который якобы принадлежал персидскому торговцу, работавшему с императорским домом Японии. Любопытная находка, не так ли?

Расхождения США и Евросоюза по TTIP усиливают позиции Китая в Старом Свете

Парадокс: Япония и Южная Корея договариваются с Китаем не напрямую, а через Иран, который позиционирует себя в качестве посредника и лоббиста «Экономического пояса Шелкового пути». Подтверждением тому служит турне президента ИРИ Хасана Рухани по странам Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Малайзия и Таиланд), стартовавшее 5 октября с посещения вьетнамского Ханоя. Аналогичным образом действуют и европейские страны, которые тем временем торпедируют переговоры с США по Трансатлантической зоне свободной торговли (TTIP). «Европа не встанет на колени перед американцами. Мы не выбросим на ветер принципы, которые обеспечили Европе успех. Но при этом мы не должны отрезать себя от остального мира», – цитирует Euronews председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, подводя итог 15-го раунда переговоров между США и ЕС, который завершился в Нью-Йорке 7 октября. Жесткой линии в отношениях с Вашингтоном придерживается и вице-канцлер Германии Зигмар Габриель, который назвал переговоры по TTIP «де-факто мертвыми», а министр торговли Франции Маттиас Фекль и вовсе призвал Брюссель свернуть переговорный процесс.

Рухани пытается воспользоваться американо-европейскими противоречиями во благо китайского «Шелкового пути». 9 октября он встретился в Бангкоке с вице-президентом КНР Ли Юаньчао, чтобы обсудить разработку соглашения о 25-летнем сотрудничестве между двумя странами, которое предполагает взаимодействие в области энергетики, технологий, финансов и образования, а также решение региональных проблем, уточняет агентство «Синьхуа». Основа совместных инициатив Тегерана и Пекина была заложена в ходе январского визита председателя КНР Си Цзиньпина в иранскую столицу, в ходе которого было обнародовало заявление о всеобъемлющем партнерстве между странами.

По словам Рухани, Тегеран придает особое значение китайскому «Шелковому пути». Впрочем, иранский президент не забывает и о политике. «Безопасность стран Восточной Азии неотделима от положения дел на Ближнем и Среднем Востоке. В этом смысле вмешательство иностранных держав с обеих сторон континента представляет серьезную угрозу для всех нас. Иран, понимая глубокую важность безопасности и стабильности для стран Азии, считает, что главным вызовом является экстремизм и насилие, охватившее весь наш континент от Токио и Нью-Дели до Багдада, Дамаска и Стамбула», – заявил Рухани на саммите Организации по диалогу и сотрудничеству в Азии, который открылся 10 октября в Бангкоке.

Глава иранского правительства отдельно остановился на транспортном потенциале республики: «Географическое положение, безопасность и значительные инвестиции в железнодорожные, воздушные и морские пути превратили Иран в главный международный коридор. Исламская Республика намерена играть более активную роль в азиатско-европейской транспортной сети. Развивая свой потенциал, мы стремимся стать новым центром железнодорожного, воздушного и морского транспорта на Среднем Востоке».

«Обеспечение безопасности энергопоставок – серьезная проблема для устойчивого развития всего мира. Иран готов (в рамках многосторонних инвестиционных проектов и развития своей газовой отрасли) повысить безопасность поставок энергоресурсов в Азию, а также способствовать популяризации природного газа в качестве экологически чистого и альтернативного вида топлива, который служит улучшению окружающей среды», – приводит слова Рухани агентство Mehr News.

Иран наступает сразу на нескольких фронтах. Как сообщает индийская News Nation, 10 октября посол ИРИ в Пакистане Мехди Хонардуст провел переговоры с директором «Экономического коридора Китай – Пакистан» (China – Pakistan Economic Corridor, CPEC) Захир Шахом, пообещав полностью удовлетворить потребности Исламабада в газе, нефти и электроэнергии. В ответ Шах выразил готовность «включить Иран в «Экономический коридор Китай – Пакистан».

США прокладывают Китаю путь к Черному морю

Шансы Ирана на азиатском направлении возрастают. Причем не только из-за усиливающихся региональных позиций Китая, но и вследствие достаточно умеренной политики президента США Барака Обамы в отношении Поднебесной. Такую оценку деятельности Белого дома дает телеканал CNBC, обращаясь к мнению аналитиков Daiwa Capital Markets Кевина Лая и Оливии Сиа. «Если сравнивать отношение Обамы, Клинтон и Трампа к Китаю по 10-балльной шкале, то первый получит 1 балл, вторая – 4 балла, а третий – 10 баллов… Клинтон выступает с «ястребиных позиций» в вопросах, связанных с китайско-американской торговой политикой. По сравнению с Обамой она относится к КНР более воинственно, но зато менее конфронтационно, чем Трамп», – полагают эксперты. В чем же проявляется лояльность Обамы и Клинтон к Китаю?

Обозреватель Forbes Кеннет Рапоза отвечает на этот вопрос следующим образом: «Почему американская строительная компания из Нью-Джерси, обслуживающая проекты в США, вдруг решила построить на черноморском побережье Грузии глубоководный порт Анаклия (на границе с Абхазией. –?С.Ц.)? Ответ лежит на поверхности: Китай». Рапоза имеет в виду девелоперскую компанию Conti International, которая еще 8 февраля 2016 года выиграла тендер (стоимостью $2,56 млрд) на строительство порта, создав совместно с грузинским «ТиБиСи холдингом» дочернее предприятие – «Консорциум развития Анаклия». «Это создаст совершенно новые возможности Грузии, чтобы в полной мере задействовать концепцию «Шелкового пути», и Южнокавказский транспортный коридор получил бы совершенно новую пропускную способность», – заявил тогда премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили.

Директор Conti International Курт Конти «рад совершить прорыв», который «позволит Китаю и Европе увеличить объемы торговли, привлекая в Поднебесную новые инвестиции». Справедливости ради отметим, что Пекину благоволит не только американский бизнес, но и часть политической элиты Соединенных Штатов. Вот какую значимость порту Анаклия придает сотрудник Центра стратегических и международных исследований Эндрю Качинс, который работает под руководством Збигнева Бжезинского, бывшего советника президента США по национальной безопасности: «В силу своего выгодного географического положения между Черным и Каспийским морями Грузия?… готова стать западным терминалом для китайского «Шелкового пути». Никакой критики, только сухой расчет. «Ожидается, что проект строительства завершится в 2020 году и позволит обслуживать до 100 млн тонн грузов. Порт будет достаточно глубоким, чтобы вместить самые большие морские суда», – уточняет журнал Forbes. Что дальше?

Вашингтон открывает Пекину путь на Черное море через Грузию, вовлекая в эту конструкцию Тегеран, Баку и Ашхабад. Насколько американцы сумеют продвинуться в лоббировании китайского «Шелкового пути»? После 8 ноября многое прояснится. Гражданам США предстоит выбрать между Трампом, который грозит Китаю 45% пошлиной на импорт, и Клинтон, которая будет создавать предпосылки для строительства «Шелкового пути» в обход России.

Саркис Цатурян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты