№11 (286) ноябрь 2016 г.

Нахиджеван – жертва геноцида

Просмотров: 935

25 февраля 1988 года. Москва. Кремль. Вместе с Сильвой Капутикян ждем аудиенции у генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева. Накануне с Сильвой договорились: она будет говорить о Карабахе, а я в основном о Нахиджеване: о его истории и страшных фактах, отразившихся на судьбе армян. О них, я был уверен, в Кремле никто ничего не знает. Ибо для дряхлых кремлевских стариков Нахиджеван является «кавалером» ордена Дружбы народов, а это значит… там все в порядке с ленинским интернационализмом.

СЛОВОМ, СУТЬ И СМЫСЛ ВСТРЕЧИ СВОДИЛИСЬ К ТРАГИЧЕСКИМ СУДЬБАМ двух армянских автономных образований – Нахиджевана (как республики) и Карабаха (как области). Рассказал Горбачеву о том, что по программе «Литературной газеты» в 1978 году совершил длительное путешествие по Армении, Нахиджеванской АССР и НКАО. После чего написал книгу «Очаг». Рассказал, чтобы подчеркнуть: мне как гражданину СССР для того, чтобы войти на территорию армянской Нахиджеванской автономной республики, нужно было за десять дней до старта обратиться через МВД Армении в нахиджеванскую милицию, чтобы получить визу. На территории СССР (?!).

Горбачев сначала не поверил мне. Он просто понятия не имел о таком, мягко выражаясь, государственном казусе. Однако, надо отдать ему должное, на четвертый день после нашей встречи (и на третий день армянских погромов в Сумгаите), 29 февраля 1988 года, на заседании политбюро ЦК КПСС заговорили и о нашей встрече тоже. Горбачев: «Нагорный Карабах – это армянская автономия. Даже дороги, ведущие в Армению, заброшены. Культурная связь нарушена. Это сознательно (! – 3.Б.) делалось. Передачи турецкого телевидения принимаются в Нагорном Карабахе, а армянские – нет».

После этих слов он перешел к теме Нахиджевана (наверняка уточнял наши с Сильвой данные у компетентных сотрудников). «Я у Виктора Михайловича (Чебриков – председатель КГБ СССР. – З.Б.) спрашивал: что ты там сделал с пограничной полосой? Он мне сказал, что Нахиджеван, где проходит граница с Турцией, находится под контролем пограничников. У пограничников eсть своя полоса, где расположены заставы. А всю глубину (то есть всю территорию Нахиджеванской Автономной республики – пять с половиной тысяч квадратных километров. – З.Б.) пограничной зоны определяют местные (то есть исключительно азербайджанские. – З.Б.) органы, в данном случае республиканские. И какое решение было ими принято? Весь Нахиджеван был отнесен к пограничной зоне. Свободный въезд туда был запрещен. А ведь там жертвы геноцида армян были захоронены, там находятся могилы. Там было девяносто памятников, из которых остался один. И все. Никого не пускают под тем предлогом, что это пограничная зона».

Забегая вперед, добавлю: даже после выступления Михаила Горбачева на упомянутом заседании политбюро ЦК КПСС ничего в этом плане не изменилось. А началась такая невероятная ситуация в 1924 году.

РАЗГОВОР НА ПОЛИТБЮРО ЗАШЕЛ, ЕСТЕСТВЕННО, И О СУМГАИТЕ. Горбачев еще до начала заседания успел ознакомиться с этим кошмаром, потом при всех обратился к министру обороны СССР Д. Язову:

– Расскажи, Дмитрий Тимофеевич, как убивают в Сумгаите?

– Двум женщинам груди вырезали. Одной голову отрезали, а с девочки кожу сняли. Вот такая дикость. Некоторые курсанты, увидев такое, в обморок падали...

Казалось, после всего этого Горбачев должен сделать все, чтобы организаторы и исполнители чудовищных преступлений были строго наказаны. В десяти городах СССР проходили судебные процессы по геноциду армян в Сумгаите. Однако в своем общенародном стандартно-коммунистическом выступлении Горбачев обвинил азербайджанское руководство всего лишь в «плохой экологической ситуации в Сумгаите», где, оказывается, есть «много хулиганствующих элементов». После этого все советские суды притихли. И вскоре безнаказанность Сумгаита породила новое зло – геноцид армян в Баку и в других азербайджанских городах, где испокон веков жили армяне. А в Нахиджеване к тому времени выселяли последние тысячи армянских семей.

...Народные депутаты СССР на сессии Верховного Совета все вопросы, связанные с Карабахом, Нахиджеваном, Сумгаитом, Баку, Кировабадом, Шуши, рассматривали только за закрытыми дверями, без журналистов. Исключения составляли лишь съезды. И уже на первом съезде я выступил с предложением исправить абсурд, заключающийся в том, что в СССР из тридцати восьми автономных образований только два армянских – Нахиджеван и Карабах – носят названия не по национальному признаку, как того требует Конституция, а по географическому. Сотни депутатов поддержали мое вполне логичное предложение. Тщетно. Лишь годы спустя безмерно уважаемый мной Евгений Примаков, который в качестве председателя Совета Союза Верховного Совета СССР часто принимал в своем кабинете карабахскую депутацию, сказал, что во время обсуждения вопроса о логичном названии Карабаха и Нахиджевана Горбачев ответил: «Логика логикой, а хлопот не оберешься».

...В сентябре 1990 года в Москве академик Виктор Амбарцумян и я (как народные депутаты СССР) приняли большую группу наших соотечественников из Нахиджевана. Это были, по сути, «последние из могикан» – армяне, лишившиеся родины. Они рассказывали о том, с какой откровенной наглостью, не боясь наказания, там ломали, разрушали, даже взрывали все армянское. Речь шла не только о надгробных хачкарах в Джуге, но и о том, что все города и села перестали быть армянскими. Со временем, как говорили взахлеб все наши гости, стало еще хуже, ибо азербайджанцы продолжали убивать армян только потому, что они армяне, разрушать шедевры армянской культуры уже не по ночам, а у всех на глазах – средь бела дня. Это был настоящий геноцид. И Виктор Амазаспович только и знал, что говорил о встрече с нахиджеванцами, не переставая повторять: «В Нахиджеване геноцид, а мы преступно молчим».

ХОТЯ И НЕ МОЛЧАЛИ. ГОВОРИЛИ. ПИСАЛИ. ВЫСТУПАЛИ. ОТПРАВЛЯЛИ официальное обращение к генеральному директору ЮНЕСКО Фредерико Майору с настоятельным требованием создать международную комиссию для спасения древнейших армянских нахиджеванских памятников истории и культуры, в том числе (в первую очередь) истинных шедевров мировой христианской храмовой архитектуры. И, конечно, глубоко сознавали, что надо требовать и действовать всем народом, всей Арменией, всем миром. Ибо речь действительно шла о геноциде.

...И вот уже 28 января 1998 года президент Г. Алиев не где-нибудь на митинге, а на заседании Конституционной комиссии, не на азербайджанском, а специально для тиражирования текста на русском языке выступил с циничным заявлением (текст, судя по всему, не редактировался): «Земли вокруг Нахичевана тоже были азербайджанскими землями, но, несмотря на это, там жили армяне. Так же как они захватывали другие земли, например, некоторые земли на нынешней территории Турции или азербайджанские земли – Зангезурский край, отделяющий Нахичеван от Азербайджана. Если бы мы тогда взяли Зангезур, то, быть может, Нахичевану не нужна была автономия...» Г. Алиев не преминул сказать и о таких азербайджанских «потерях», как «Гафанский (Капанский. – З.Б.) и Мегринский районы и даже Эривань (Ереван)». Подчеркну: все это было тогда, когда уже функционировала Минская группа ОБСЕ по карабахскому урегулированию.

Глухое молчание ЮНЕСКО, наша непростительная пассивность позволили уже Алиеву-младшему полностью разрушить последние три тысячи шедевров – хачкаров Джуги, которые были раздроблены и вывезены по железной дороге в открытых вагонах. И на сей раз молчала одна из основных структур ООН – ЮНЕСКО. Нет шедевров – нет проблем? Очень по-турецки. Но даже если не осталось на родной земле армян ни одного армянина, ни одного храма, ни одного хачкара, то это еще не значит, что Нахиджеван не армянский. Ибо речь идет не о земле, не о территории, а о родине.

...На протяжении всего советского периода аборигенному армянскому населению Нахиджевана постоянно и предумышленно создавались невыносимые жизненные условия. Армянское население было лишено контактов со своими родственниками в Армении, что вынуждало многие семьи перебираться в Армянскую ССР и другие республики СССР. А ведь во второй статье Конвенции Генеральной Ассамблеи ООН так и написано, что «под геноцидом понимается предумышленное создание для какой-либо группы лиц таких невыносимых жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение».

ТАК ВОТ, АРМЯНСКАЯ НАХИДЖЕВАНСКАЯ АВТОНОМНАЯ РЕСПУБЛИКА предумышленно осталась без армян и всего армянского – языка, обычаев, национальных праздников, исторических памятников... И мир молчал. Не потому ли Алиев-старший цинично признавался: «Автономия Нахиджевана – очень серьезный фактор, могущий помочь решению вопроса о возвращении других (? – З.Б.) потерянных земель, служащий этой цели. Автономия Нахиджевана – это историческое событие с точки зрения создания границы Нахиджевана и Азербайджана с Турцией».

Тут-то и зарыта собака. А мы сегодня вместо того, чтобы заняться вопросом геноцида армянского народа Нахиджевана на планетарном уровне, позволяем считать освобожденные части исторической Армении – Карабаха «спорными», тем самым превращая их в предмет торга. А между тем все без исключения освобожденные ценой большой крови армянские территории до Октябрьской революции входили в состав, повторяю, исторической Армении. Что же касается Нахиджевана, то предлагаю прочитать авторитетную энциклопедию Ф.А. Брокгауза и И.Е. Ефрона: «Нахиджеван – у древних армян Наксуана – город в Эриванской губернии, на предгорьях Карабахских возвышенностей». Вот ведь до какой географической полосы доходит историческое понятие – Нагорный Карабах.

После подписания Гюлистанского и Туркменчайского договоров практически вся Восточная Армения вошла в состав Российской империи. Так что все разговоры об Азербайджане как таковом могут быть только после Октябрьской революции. Это был подарок Ленина и Сталина Ататюрку, который, кстати, годы спустя откровенно признался: «Мы ускорили установление связи с большевиками, надеясь, что в случае успеха мы уничтожим армянское государство, являющееся нарывом на теле нашей страны». Знают ли сегодня об этом многие из нас?

В первом томе (1904 года) двадцатидвухтомной энциклопедии С.Н. Южакова слово «Азербайджан» написано не там, где в современных энциклопедических изданиях указана Азербайджанская Республика. В северной части Персии есть несколько исторических провинций. Одна из них (цитирую): «Адербейджан, где живут тюрки и курды, ведущие кочевой образ жизни». При этом курды в низменных местах занимаются земледелием, а вот тюрки (адербейджанцы) – только «кочевники».

На нынешней территории Азербайджана наряду с армянами с их тысячами христианских храмов и церквей жили также и мусульманские народности – лезгины, талыши, курды, таты, будухцы, хризы, хиналуги, тюрки, в своем большинстве – будущие азербайджанцы. Это неоспоримый факт. Что же касается азербайджанской «арифметики», то, как писал курдский ученый Шакро Мгон, «национальную принадлежность руководство Азербайджана сознательно заменяло и заменяет религиозной». Иначе говоря, всех представителей населяющих Азербайджан мусульманских народов искусственно переделывают под азербайджанцев, которых, повторяю, еще недавно называли «тюрками». У Ленина они – «кавказские татары», у Брокгауза и Ефрона – «адербеджанские татары» или, там же, «мусульмане-шииты». А азербайджанцы, как известно, сунниты.

...ЧТОБЫ ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕЕ ООН РАЗОБРАТЬСЯ В ВОПРОСЕ о геноциде армян в Нахиджеване, надо хорошо представить, что стало после Октябрьской революции с Карабахом. Развал СССР, естественно, дал Азербайджану возможность окончательно разорить упрямый Карабах. По сути, Баку начал войну без ее объявления. Но ценой больших потерь мы освободили некоторые (не все!) части родины, которые еще до Октябрьской революции были частями единой Армении, куда, естественно, входила будущая НКАО с замысловатыми границами. Азербайджанские картографы регулярно сужали карту Карабаха. И не только карту. В героически освобожденных районах – Лачине, Карвачаре, Кубатлу, Зангелане, Джебраиле, Физули, Агдаме – остались лишь следы исторической Армении. Та же картина на огромной территории Елизаветпольской губернии, исторического Гардманка, Гюлистанского края (Шаумяновский район), легендарных Геташена, Мартунашена, волшебного села маршалов Баграмяна и Бабаджаняна – Чардахлу, где в общей сложности было около восьмисот храмов, церквей, часовен, сотни и сотни кладбищ с тысячами и тысячами хачкаров. И после всего этого сегодня требуют «освобождения» семи исторических армянских районов, которые до советской власти были единым целым. Раздробление и районирование было применено потом, при Сталине. Так что трагедия пришла в Восточную Армению после Октябрьской революции. А ведь о такой же, кстати, трагедии президент России В.В. Путин писал: «После революции большевики по разным соображениям, пусть Бог им будет судья, включили в состав Украинской союзной республики значительные территории исторического юга России. Это было сделано без учета национального состава жителей».

Что касается НКАО, то еще в 1930 году предстоятель Арцахской епархии епископ Вртанес с нарочным отправил телеграмму в Эчмиадзин: «Нам сначала сказали, что в программе государственного атеизма будут разрушать только каждую вторую церковь, а разрушили почти все. Благодаря настоятельной просьбе руководителей Карабаха сохранили всего несколько полуразрушенных храмов, и среди них: Амарас – IV век, Дадиванк – IX век, Гандзасар – ХII век, Христа Спасителя в Шуши – XIX век. Итак, уничтожено 112 церквей и 17 храмов».

Замечу, что с первых же дней освобождения Карабаха (1994 год) усилиями предстоятеля Арцахской епархии Армянской Апостольской Церкви архиепископа Паргева Мартиросяна уже восстановлено более семидесяти церквей на всей освобожденной части родины. Их возрождение продолжается и сегодня.

И тем не менее руководители Турции и Азербайджана (я на первое место ставлю Турцию, ибо все документы в Москве и Карсе подписаны исключительно турками), оскверняя армянскую историю, называют освобожденную часть родины армян «оккупированной территорией». В схожем контексте президент России В.В.?Путин

еще в 2006 году поднял важнейший вопрос о необходимости действенного «отстаивания исторической истины». И Россия перешла к действиям. На высоком уровне была создана специальная комиссия по противодействию «все более агрессивным попыткам переписывания истории в ущерб России». А ведь точно такая же задача стоит и перед Арменией.

СЛУЧАЙНО ЛИ, ЧТО ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ «ОБОЗНАЧИТЬ» АЗЕРБАЙДЖАН в истории еще до образования союзной (советской) республики, Алиев-старший еще в 1998 году законодательно закрепил специальный день геноцида... азербайджанцев – 31 марта. По Алиеву, оказывается, большевики во главе с Владимиром Лениным и председателем Бакинского Совета народных комиссаров Степаном Шаумяном (для нелепой лжи нужен был армянин) «в марте 1918 года осуществили геноцид, уничтожив в общей сложности пятьсот тысяч азербайджанцев». А вот в кремлевской музейной квартире Ленина на стене висит (я сам видел) большая карта Закавказья, где Азербайджана нет. Только Армения и Грузия. И сегодня весь азербайджанский народ, особенно новое поколение, ведь верит во всю эту белиберду о якобы геноциде Азербайджана в 1918 году.

Действительно, именно в начале 1918 года близ станций Елизаветполь и Шамхор произошла ужасающая резня 2000 солдат (и в самом деле – геноцид) только потому, что они были русскими. В советское время об этом запрещено было писать. В те дни погромы русских продолжались также на станциях Акстафа, Даллар, Евлах, Хачмас. Непосредственными руководителями русских погромов являлись члены мусульманского национального совета кавказских татар А.Зиятханов, А.Софикюрский, Л.Магалов, М.Рустамбеков (последний, кстати, был организатором армянских погромов в областях Нухи, Ариш и других). Вот что было на самом деле в 1918 году. И после всего этого один из крупных чиновников России, находясь в Баку, торжественно заявил о некоей многовековой дружбе России и Азербайджана. Дружба – это ладно уж, но вот «многовековая» – исторический нонсенс!

...Я с уважением отношусь к президентам стран – сопредседательниц Минской группы по карабахскому урегулированию. Однако не могу понять, почему, как только Азербайджан, нарушив Соглашения о перемирии 1994 и 1995 годов, в очередной раз организовал варварскую авантюру в ночь на второе апреля 2016 года, президенты государств-сопредседателей и министры иностранных дел задумали как можно активнее ускорить решение проблемы. Вместо того, чтобы, прежде всего, наказать варваров и провокаторов. Ведь ужасы апрельского утра – не новость. С первых же дней после Бишкекских соглашений, все без исключения 22 года, азербайджанцы обстреливали даже ракетами не только карабахские села и деревни, но и населенные пункты Республики Армения, которая является членом ООН. И все это время мир молчал.

В 2004 ГОДУ В БУДАПЕШТЕ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ОФИЦЕР НОЧЬЮ отрубил топором голову спящему армянскому офицеру Гургену Маркаряну только потому, что тот был армянином. Казалось, что может быть страшнее из всех преступлений?! И будапештский суд вынес приговор – «пожизненно». Через несколько лет президент Азербайджана выудил (не за красивые глаза) головореза. Но этого было мало. Головорез (в буквальном смысле слова) был не только освобожден, но и в торжественной обстановке принят с цветами на веселом празднике, организованном самим президентом Азербайджана. На глазах у всего мира варвар был возведен не просто в ранг героя, а в образец для подражания молодежи. Так и получилось.

В те кровавые апрельские дни 2016 года нашелся азербайджанский военнослужащий, который, так сказать, пошел еще дальше своего «будапештского учителя». Он не просто отрубил голову двадцатилетнему солдату Кяраму Солояну. Трудно представить, как в наш век человек в военной форме, подобно ублюдкам ИГИЛ, носит в руках отрубленную голову (да простит меня читатель за вынужденный натурализм) и демонстрирует ее под улюлюканье толпы. Цинизм повторился: тот же человек, президент Азербайджана, опять в торжественной обстановке, с улыбкой на лице вручает головорезу высший орден Азербайджана. Этот чудовищный цинизм демонстрировали по азербайджанскому телевидению.

А мир продолжает молчать. А президенты стран-сопредседательниц и министры иностранных дел, игнорируя весь этот кошмар, вдруг именно сейчас приходят к заключению, что надо как можно скорее решить проблему Арцаха, опираясь на документы 1994-1995 годов. Ведь хорошо известно, что тогда происходило в Карабахе, как говорил Горбачев, вокруг него и кем начата и как закончилась война в 1994 году. Как известно, тогда победоносная армянская армия должна была вернуть (кстати, без кровопролития) захваченные азербайджанцами армянские села Эркедж, Бузлух, Манашид, одиннадцать сел Шаумянского района, легендарный Геташен, Мартунашен и многие другие, пережившие трагическую судьбу Нахиджевана. Но кто-то сверху приостановил нашу попытку спасти части родины и наших соотечественников.

Поэтому я глубоко убежден: за стол переговоров надо садиться лишь тогда, когда конкретно будем знать, чем увенчаются реалии после того, как высохнут чернила на бумаге. Поскольку законность образования Нагорно-Карабахской Республики с освобожденными армянскими историческими районами сомнений не вызывает.

...Великий армянский и американский писатель Уильям Сароян, с которым мне посчастливилось совершить длительные путешествия по Армении, России и Прибалтике, сказал однажды в присутствии любимого им знаменитого писателя Гранта Матевосяна: «Я родился во Фрезно. И с детства думал, что Америка – моя родина. Но когда уже взрослым писателем посетил дом моих родителей и предков в Битлисе, я понял, что моя родина – Битлис, где сейчас живут турки. С тех пор я стал другим. И согласен с Гете, который считал, что «истинное мужество просвещенных народов состоит в готовности к самопожертвованию во имя родины». То же самое происходит со всеми моими соотечественниками, рассеянными по всем пяти континентам».

...На протяжении полувека мне довелось посетить едва ли не все армянские общины на всех пяти континентах. И всюду убеждался, что, действительно, нет более благородной болезни, чем тоска по родине. Болезнь эта хроническая. Она у армян, наверное, никогда не пройдет. Однако это не значит, что речь идет о примирении с потерей исторической родины. Я глубоко убежден, что наш народ просто не имеет права оказаться в плену у «феномена свершившегося факта». Мол, поздно уже, мол, поезд ушел, мол, бесполезно действовать.

Напротив. Только действовать. Пора нам знать и поведать миру, что нет проблемы Карабаха. Есть проблема Азербайджана, который совершил чудовищный геноцид армян-аборигенов Нахиджевана. Настоящий апартеид – не только лишение политических, социально-экономических и гражданских прав, но и лишение национальной принадлежности, и даже территориальная изоляция.

Первая статья Конвенции о неприменимости срока давности к преступлениям против человечества начинается с громкой строчки: «Никакие сроки давности не применяются к преступлениям, независимо от времени их совершения». Здесь важно то, что многочисленные логически выверенные установки Конвенции Генеральной Ассамблеи ООН вовсе «не предусматривают в каком-либо случае исключение». А это значит, что согласно VIII и IX статьям Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него Армения в лице Национального собрания имеет право в соответствии с положением Устава ООН обратиться в Организацию Объединенных Наций с законным требованием принять «все необходимые меры». А это в свою очередь значит, что согласно упомянутой статье IX «материалы также передаются на рассмотрение Международного суда». Следует подчеркнуть и то, что в случае с Нахиджеваном «наказуемы деяние покушения на геноцид и соучастие в геноциде».

Итак, геноцид в Нахиджеване осуществлялся на глазах всех поколений после Октябрьской революции. Последние тысячи нахиджеванских армян были выдворены в 1991 году. А последние тысячи священных хачкаров раздроблены на куски и вывезены в открытых вагонах в начале уже третьего тысячелетия. Повторюсь: хачкары – это не только шедевры малой архитектуры, но в первую очередь – надгробные камни, под которыми лежит прах предков армян. Предков гениев Комитаса и Арама Хачатуряна и многих тысяч талантливых нахиджеванцев. Думаю, мало кто знает, что на этом священном для армян месте варвары уже сейчас создали военный полигон, боевое стрельбище.

Остается не молчать! Не безмолвствовать! Действовать!

Р.S. Я уже шагнул в девятый десяток лет. В 1937 году лишился отца – наркома просвещения Нагорного Карабаха – как «врага народа». Вырос у деда, который в первые два года войны потерял трех сыновей. Служил на Балтийском флоте четыре года. Окончил Рязанский медицинский институт. Десять лет работал врачом на Камчатке. Награжден министром здравоохранения СССР медалью «Отличник здравоохранения». Сорок лет работал собственным корреспондентом «Литературной газеты» по Армении. Написал около восьмидесяти книг. И среди них главными считаю книги «Между адом и раем» – о карабахской войне и «Без права на смерть» – о трагической судьбе родителей в ГУЛАГе. Был народным депутатом СССР, и все мои выступления на съездах и сессиях касались исключительно судьбы Нахиджевана и Карабаха.

ДОЛЖЕН СО ЗНАНИЕМ ДЕЛА СКАЗАТЬ, ЧТО ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ КАРАБАХСКОЙ ВОЙНЫ и принятия Бишкекского так называемого мирного соглашения трижды менялись президенты стран-сопредседательниц. И, конечно, как бы они тщательно ни изучали вопрос, о многом, о главном, о деталях могут не знать. Для тех же, кто владеет всем объемом информации, однозначно: только после законного применения Генеральной Ассамблеей ООН мер наказания Азербайджана за геноцид в Нахиджеване можно приступить к вопросу Карабаха.

В создавшейся непростой ситуации я настоятельно прошу и советую всем трем президентам, прежде чем приступить к окончательному решению вопроса, как бы это ни выглядело наивно, посетить Карабах. Посетить монастырь Амарас, переживший за полторы тысячи лет полторы тысячи бед и кручин. Именно там создатель армянского алфавита святой Месроп Маштоц открыл первую школу, где армяне первыми в Армении научились писать и читать тридцатью шестью священными месроповскими буквами. Примечательно и трогательно (особенно сегодня) то, что Маштоц сначала повез свои 36 букв, названных народом «солдатами», в нахичеванский (! – З.Б.) город Агулис, где на протяжении веков были воздвигнуты двенадцать величественных армянских христианских храмов и церквей. Кстати, о них задушевно и мужественно написал в своей книге «Каменные сны» талантливый азербайджанский писатель Акрам Айлисли. Маштоц как будто предвидел, что варвары разрушат Агулис. И открыл свою школу в карабахском Амарасе. Монастырь Амарас, особенно в годы карабахской войны, всегда находился на прицеле вандалов. Все восстановили и воссоздали после победы.

...Чуть поодаль от Амараса находится деревня Мачкалашен, где до недавнего времени жила поистине святая женщина – матушка Рая, которая на похоронах своего сына (я присутствовал там вместе с вице-спикером палаты лордов Великобритании баронессой Кокс и русским писателем Андреем Нуйкиным) сказала, обращаясь к народу: «Сегодня я жертвую вторым моим сыном, отдавшим жизнь за родину, за Амарас. Но не дай Бог, если вы позволите врагу вновь святотатствовать и вновь осквернять могилы наших дедов и детей и наш святой Амарас».

Зорий Балаян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты