№12 (287) декабрь 2016 г.

В Грузии появилась необходимость новой оппозиционной политической силы

Просмотров: 825

Лидеры и сторонники покидают партии, проигравшие парламентские выборы, появляются первые наброски плана по созданию новой партии

Ситуацию на политической арене Грузии после парламентских выборов 2016 года один из грузинских политиков метко охарактеризовал как политический кризис: в проигравших выборы политических партиях начался процесс распада и реорганизации. Сразу несколько игроков, признанных в грузинском обществе так называемыми прозападными силами, вдруг разом оказались без лидеров.

Первыми ряды основанной ими партии покинули лидеры «Свободных демократов». Вначале заявление об уходе из партии сделал Ираклий Петриашвили, который на своей странице в соцсети Facebook сообщил, что прекращает политическую деятельность. За ним последовал Ираклий Аласания.

Учредитель «Свободных демократов» сообщил, что уходит из политики и собирается заняться другим делом, которым сможет принести больше пользы своей стране и народу. В своих дальнейших комментариях Ираклий Аласания пояснил, что ушел из политики для того, чтобы основанная им партия начала реорганизацию. При этом своего возвращения в политику в будущем он не исключил, отметив, что на данном этапе намерен целиком заняться деятельностью за рубежом, активизировав свои контакты на международной арене.

После Аласания аналогичные заявления о выходе из партии сделали другие видные лица «Свободных демократов», те, кто до сих пор активно отстаивал идеи и ценности партии в парламенте и на политической арене страны. О прекращении политической и партийной деятельности заявили Зураб Абашидзе, Георгий Цагареишвили, Виктор Долидзе и Давид Онопришвили, отметив при этом, что уступают дорогу молодым политикам, которые продолжат начатое ими дело. Так остались без лидеров «Свободные демократы», которые, тем не менее, продолжили участие во втором туре выборов, где их кандидат в мажоритарные депутаты баллотировался в парламент по Чиатурскому избирательному округу. И, как и следовало ожидать, проиграли второй тур.

«Свободные демократы» недобрали до получения минимального количества мандатов в будущем парламенте лишь 0,37% голосов. Гораздо меньше досталось маститой в грузинской политике, имеющей многолетний опыт политической деятельности Республиканской партии. Она получила лишь 1,55% голосов. Соответственно процесс политического распада начался и в этой партии. Впервые за многие годы на суд общественности были вынесены существовавшие в партии внутренние противоречия, в результате которых ее покинули целый ряд признанных лидеров.

Первым заявление об уходе из партии, в рядах которой он провел 25 лет, сделал бывший спикер парламента Давид Усупашвили. В комментариях журналистам он пояснил, что принял болезненное для себя, но с политической точки зрения необходимое решение. По словам Давида Усупашвили, одной из причин его ухода из партии стали разногласия во взглядах с остальными учредителями и лидерами партии. Позднее уже грузинские СМИ и другие комментаторы расшифровали суть этих противоречий и пояснили, что разногласия в основном существовали между братьями Бердзенишвили (Давидом и Леваном) и остальными лидерами Республиканской партии.

Давид Усупашвили оказался не единственным, для кого взгляды учредителей партии были неприемлемы. Вслед за ним ряды Республиканской партии покинули еще несколько видных политиков. В их числе был и конституционалист Вахтанг Хмаладзе, который в парламенте созыва 2012 года составил и инициировал больше всего законопроектов.

Как выяснилось позднее, из-за разногласий с другими лидерами Республиканской партии ее ряды покинул и бывший госминистр Грузии по вопросам примирения и гражданского равноправия Паата Закареишвили.

На разногласия внутри партии как причину своего выхода из ее рядов указал в своем заявлении еще один уже бывший республиканец Тенгиз Шергелашвили. По его словам, с течением времени возросли противоречия между его взглядами и приоритетами, с одной стороны, и стратегическими, тактическими и организационными подходами других лидеров к деятельности партии – с другой.

«Я принимал участие во множестве внутренних дискуссий, выражал свое мнение, но существенных результатов это не принесло, и, исходя из моего опыта, значительных ресурсов для корректировки я не вижу. Думаю, что мои взгляды все больше отдаляются от сформированного внутри партии основного течения. Пафос предвыборной кампании и поствыборные заявления партии оказались последней каплей», – так объяснил Шергелашвили причину своего ухода из партии.

Внутренние разногласия выползли наружу и в казавшемся доселе монолитным «Едином национальном движении». Они проявились после выборов 8 октября, когда решался вопрос участия или неучастия во втором туре мажоритарных выборов. Радикально настроенное крыло сторонников Михаила Саакашвили было против второго тура, а другое крыло, лидером которого СМИ и политологи называли Гигу Бокерия, выступало за участие в нем. Открыто лидеры ЕНД обвинительных заявлений в адрес друг друга не делали, но в соцсетях активно делились с читателями своими оценками и мнениями относительно противоположной позиции соратников по партии по тому или иному вопросу. В результате таких противоречий супруга Михаила Саакашвили Сандра Руловс, которая баллотировалась в парламент по Зугдидскому избирательному округу, отказалась от участия во втором туре выборов. Остальные кандидаты от ЕНД продолжили борьбу и проиграли второй тур партии «Грузинская мечта» во всех избирательных округах.

На этом фоне заявление о выходе из рядов партии сделал один из маститых лидеров «Единого национального движения» Михаил Мачавариани. Он заявил, что берет тайм-аут и уступает дорогу новым лицам.

Объясняя причины своего ухода, Мачавариани отметил, что и сейчас еще имеет шанс войти в парламент по партийным спискам, но подчеркнул, что решение свое он принял давно, так как считает, что новые лидеры партии лучше справятся со своими задачами в будущем парламенте.

«Я не собирался входить в парламент этой конфигурации. Мои друзья, которые войдут в парламент, являются «новыми лицами» партии, и они лучше отвечают стоящим перед партией вызовам, чем я», – заявил Мачавариани в интервью одному из грузинских телеканалов. Он пояснил, что останется сторонником и болельщиком «Единого национального движения», но на данном этапе решил взять тайм-аут в политической деятельности как минимум на 4 года.

На фоне таких процессов в «оппозиционном лагере» партия «Грузинская мечта – Демократическая Грузия» выиграла и второй тур мажоритарных выборов и, по предварительным данным ЦИК Грузии, получила в парламенте 115 мандатов из 150, обрела конституционное большинство и сможет без поддержки со стороны оппозиции вносить в Основной закон любые изменения и дополнения.

Активно и действенно препятствовать этому в течение будущих 4 лет ни ЕНД, ни другие оставшиеся вне парламента оппозиционные силы уже не смогут.

В создавшейся ситуации фактически однопартийного правления, за которым грузинская оппозиция небезосновательно видит неформального лидера и учредителя «Грузинской мечты» Бидзину Иванишвили, появилась необходимость в новой оппозиционной политической силе, которая будет поддерживать в стране демократические процессы.

Созданием такой силы, судя по уже сделанным заявлениям, намерен заняться покинувший ряды республиканцев Давид Усупашвили. Сразу же после ухода из партии он выразил готовность к активной оппозиционной деятельности и диалогу со всеми, кто не устал от существующих в Грузии проблем, и намерен еще упорнее искать пути их решения.

Более того, Давид Усупашвили «предсказал», что на парламентских выборах 2020 года «должен победить новый политический игрок, имеющий полноценные ресурсы для управления страной, в политико-генетическом коде которого будут необходимость многопартийности, а не ее неприемлемость; сменяемость, а не неизменность; множественность, а не единственность».

И он действительно начал такие встречи. Но начал не с оппозиции, а с правящей партии. Несколько дней назад Давид Усупашвили встретился с прошедшими в парламент лидерами партии «Грузинская мечта – Демократическая Грузия» Георгием Вольским, Мананой Кобахидзе и Георгием Кахиани. Детали этой встречи журналистам и общественности остались неизвестными, а в комментариях после встречи ее участники лишь сообщили, что обсуждали организационные вопросы, связанные с первым заседанием парламента нового созыва. Опыт Усупашвили как спикера парламента лидерам «Грузинской мечты» понадобился именно для решения этих организационных вопросов, пояснили они. Можно лишь предполагать, что, помимо этих организационных вопросов, на встрече обсуждались и перспективы дальнейшей политической деятельности самого Давида Усупашвили.

Дальнейшие шаги по созданию новой партии бывший спикер парламента пока не делает. Но судя по его заявлениям, это должна быть совершенно новая оппозиционная сила, которая будет способствовать демократическому развитию страны. Не исключено, что эта новая сила будет действовать вне парламента в унисон с получившей парламентское большинство «Грузинской мечтой», в противовес остальным политическим игрокам, как бы уравновешивая их противодействие. И тем самым завоюет шанс на прохождение в парламент следующего созыва.

Ирина Инашвили

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты