№12 (287) декабрь 2016 г.

Гюмри: последние из могикан

Просмотров: 964

7 декабря 1988 года Армения содрогнулась от катастрофического землетрясения, которое, по оценкам специалистов, превышало 10 баллов по шкале Рихтера. Север страны всего за 44 секунды превратился в руины. Были разрушены города Ленинакан, Спитак, Кировакан, Степанаван, более 300 сел и деревень Ахурянского, Гугаркского, Арагацкого, Калининского районов, а село Налбанд, оказавшееся в эпицентре природного катаклизма, полностью ушло под землю. По официальным данным, тогда погибли свыше 25 тысяч человек, а около полумиллиона остались без крова.

С первых же дней зона бедствия превратилась в зону восстановления. Со всего мира сюда стала прибывать экстренная гуманитарная помощь, медикаменты, техника, приехали команды врачей и спасателей, а чуть позже бригады строителей. Предполагалось, что очень скоро здесь будут отстроены новые дома. Начали появляться небольшие кварталы, отстроенные русскими, белорусскими, узбекскими, английскими, итальянскими, австрийскими строителями. Но затем блокада, война, беженцы из Азербайджана, развал СССР, энергетический кризис и неповоротливость местных чиновников надолго притормозили восстановление населенных пунктов. И все-таки за счет государственных программ, частных инвесторов, Красного Креста и различных фондов строительство жилых домов медленно продолжалось. Однако спустя 28 лет понятие «зона бедствия» так и не исчезло из чиновничьих отчетов. Несмотря на то, что в рамках градостроительных программ было возведено более 21 000 домов, тем не менее без крыши над головой в Гюмри остается еще около тысячи семей. Во всяком случае, по словам мэра города Самвела Баласаняна, около девяти тысяч человек по тем или иным причинам продолжают жить в старых грузовых вагонах без отопления и элементарных коммунальных условий. Впрочем, местная молва называет значительно большую цифру – три тысячи семей. Например, многие из пострадавших на момент катастрофы жили по найму и потому отсутствуют в списке очередников, другие жили в однокомнатной квартире, а сегодня в семье растет уже третье поколение…

О том, что последние жители этого поселка должны наконец заселиться в нормальные дома, говорилось на протяжении почти трех десятков лет не раз, причем не только местной администрацией, но и в высших эшелонах армянской власти. Однако каждый раз по разным причинам сроки отодвигались на год или два, а незавершенное строительство переводилось в разряд переходных объектов на будущий год. «Комплексную программу восстановления зоны бедствия на 2001-2003 годы» пытались смягчить с помощью программы американского Института Урбана «Сертификат на приобретение квартир». Но ценные бумаги на покупку жилья за последние годы настолько обесценились, что купить на них мало-мальски приличную квартиру уже не представляется возможным. Вот почему на окраинах города по-прежнему существует поселение из ветхих времянок. Насквозь проржавевшие, они давно исчерпали свой эксплуатационный срок годности. «Летом в них нестерпимо жарко. А зимой – очень холодно. Как только в печке сгорает последнее полено, в комнате устанавливается та же температура, что и на улице. От сырости и холода дети постоянно болеют», – рассказывает многодетная мать Асмик, не состоящая, кстати, в законном браке. Именно – кстати, поскольку этому обстоятельству есть свое объяснение, о котором здесь говорят полушепотом. Отсутствие рабочих мест, естественно, сказывается на бюджете семьи, зато матерям-одиночкам при рождении детей выдается дополнительное пособие из госбюджета, плюс посылки из различных фондов помощи. Как бы кощунственно ни звучало, но получается, что дети, которых здесь действительно много, становятся инструментом для получения доходов.

Это не единичный случай, когда собственники вагончиков, порой преднамеренно манипулируя общественным мнением, пытаются извлечь выгоду из своего бедственного положения. «Если хорошо отработать список, то из трех тысяч семей останется не больше 700-800», – говорит общественная активистка из Швейцарии Тереза Мхитарян. Приехав ровно год назад на родину отметить свой день рождения с родителями, наша соотечественница случайно оказалась в Гюмри, окраины которого ввергли ее в шок. Именно тогда у нее созрело решение помочь несчастным людям из времянок вновь вернуться к нормальной жизни. За короткий срок Терезе удалось через друзей, волонтеров и просто неравнодушных людей собрать необходимую сумму для приобретения 16 квартир, средняя стоимость которых в Гюмри составляет примерно 12 тысяч долларов. Вдобавок прикупался бытовой домашний инвентарь первой необходимости, а еще по возможности решались проблемы с детскими садами для малышей и трудоустройством взрослых.

Но по непостижимой логике, а вернее, исходя из нашего менталитета, некоторые из новоселов продали квартиры, другие сдали внаем, чтобы через определенное время вновь возвратиться в свои вагонные клетушки. Однако, уже имея за плечами опыт работы в международных компаниях, госпожа Мхитарян обозначила проблему по-своему. Твердо решила, что впредь в переговоры вступать не будет и на уступки идти тоже не собирается. Действует по принципу: мы вам дарим квартиру, но контейнеры демонтируем общими силами, чтобы не появилось искушение вновь вернуться обратно. «В этой связи не могу не рассказать об одной женщине, которая после землетрясения попала в детский дом, потом вышла замуж и с тех пор живет в контейнере. У нее трое детей, а муж, уехав когда-то на заработки, вскоре перестал помогать семье. Условия, в которых она жила, были крайне жуткими.

Многие говорили, что раз она так плохо живет, то помогать ей не стоит. Все равно, мол, не изменится, – рассказывает собеседница. – Но все оказалось наоборот. Получив шанс на новую жизнь, женщина нашла бабушку-няньку для детей, а сама пошла работать, не чураясь самых тяжелых предложений: летом на поле, зимой грузит мешки с цементом. Не жалуется, не ноет и ничего не просит. Я просто восхищаюсь такими людьми. Как же ей и таким, как она, не помочь?». Впрочем, восхищение носит взаимный характер, поскольку для несчастных людей, уже давно забывших о милосердии, столь бескорыстное участие в их судьбе дорогого стоит. Многие даже пытаются отблагодарить тем, что имеется в собственном хозяйстве – яблоками с участка, ароматным вареньем, свежей домашней выпечкой. «Для меня это самая большая награда», – говорит Тереза. В ее планах подарить до конца года еще десять квартир тем, кто особо нуждается в жилье. Это означает, что еще десять семей в новом году начнут новую жизнь. А для тех, кто пока остается в вагончиках, местное НКО «Ширак-центр», возглавляемое Ваганом Тумасяном, организует подвоз дров на зиму.

Между тем в октябре нынешнего года на внеочередном заседании НС РА премьер-министр Армении Карен Карапетян, представляя программу правительства, обратился к жилищным проблемам людей из зоны бедствия. «Государственную программу по жилищному обеспечению семей в Гюмри, чьи дома были разрушены во время спитакского землетрясения 1988 года» планируется завершить в 2017 году. Хотелось бы верить, что это будут окончательные сроки для последних гюмрийских могикан, вот уже 28 лет мечтающих о цивилизованном домашнем уюте.

Сергей Тигранян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты