№1 (288) январь 2017 г.

Тигран Саркисян: Снятие барьеров и облегчение таможенных процедур упрощает бизнес

Просмотров: 2585

О приоритетных задачах Евразийской экономической комиссии, развитии интеграции и экономических преференциях участников ЕАЭС, преодолении внешних вызовов, взаимодействии с другими международными экономическими структурами, преимуществах евразийской кооперации для армянского бизнеса газете «Ноев Ковчег» рассказал Тигран Саркисян, председатель коллегии Евразийской экономической комиссии.

– Тигран Суренович, в начале 2016 года Вы возглавили коллегию Евразийской экономической комиссии – один из руководящих органов ЕАЭС. Какие задачи она решает?

– Прежде всего хочу поздравить читателей газеты «Ноев Ковчег» с наступающим Новым годом и пожелать благополучия и процветания.

Что касается вашего вопроса, то, если очень коротко, Евразийская экономическая комиссия – это постоянно действующий регулирующий орган Евразийского экономического союза.

Деятельность комиссии направлена на достижение основных целей ЕАЭС: создание условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения; формирование единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза; всесторонняя модернизация, кооперация и повышение конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики.

Комиссии передан ряд полномочий – с национального на наднациональный уровень. В частности, таможенное и техническое регулирование, антимонопольное регулирование в сфере трансграничных рынков, антидемпинговые расследования, введение компенсационных и специальных защитных мер, переговоры по соглашениям о зонах свободной торговли и т.д.

Кроме того, ЕЭК работает в соответствии с приоритетами, определяемыми президентами стран ЕАЭС. Например, в 2016 году таким приоритетом является углубление отношений с третьими странами и интеграционными объединениями – в соответствии с инициативой президента Казахстана Н.А.?Назарбаева.

– Сразу возникает вопрос: каким был 2016 год с точки зрения углубления отношений с третьими странами?

– Год был достаточно динамичным. В этом году вступило в силу соглашение о ЗСТ с Вьетнамом. Также начался активный процесс переговоров по заключению соглашений о зонах свободной торговли с Ираном, Израилем, Индией, Южной Кореей, Сингапуром и Египтом. Интерес к Евразийскому союзу большой – в целом около 40 стран и объединений высказались за углубление сотрудничества с нами.

Важным треком внешней деятельности Союза является работа, направленная на сопряжение ЕАЭС и китайского проекта «Экономический пояс Шелкового пути». В мае 2015 года президенты стран Евразийского экономического союза приняли решение о начале переговоров с Китаем по заключению соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве.

Это важный этап в развитии экономического сотрудничества, упорядочивающий всю структуру отношений и создающий базу для дальнейшего движения в области упрощения торговли и ликвидации нетарифных барьеров, ограничивающих взаимный доступ на рынки. Важнейшим элементом сопряжения должно стать соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским союзом и Китаем. Цель соглашения – обеспечение комплексного взаимодействия Союза в качестве субъекта мировой экономики с КНР по вопросам торгового регулирования, упрощение торговли для содействия кооперационному сотрудничеству, обеспечение функционирования развитых институтов взаимодействия по торговым вопросам.

Соглашение призвано обеспечить стабильные в долгосрочном плане условия экономического сотрудничества, кооперационных, деловых связей для предпринимателей и инвесторов. Это особенно важно в условиях современного состояния мировой экономики и обострения рисков в глобальной торговле. Кроме того, именно соглашение может сформировать практический переход к сопряжению инициатив регионального сотрудничества – евразийского интеграционного проекта и «Экономического пояса Шелкового пути».

Для нас выход на торгово-экономическое соглашение с КНР очень важен, тем более в условиях, когда китайская экономика переходит к новой модели роста – за счет увеличения внутреннего потребления. В этой ситуации вход на китайский рынок именно сейчас – большое преимущество для наших экспортеров.

– Каковы, по Вашему мнению, основные составляющие макроэкономического эффекта для стран – участниц ЕАЭС?

– Сначала мы должны отметить, что активный период интеграции начался с 2010 года – с момента образования Таможенного союза между Белоруссией, Казахстаном и Россией. То есть положительный эффект надо выводить именно с 2010 года. А тогда отмена таможенных границ между странами, унификация таможенного законодательства, включая принятие Единого таможенного тарифа и Таможенного кодекса Таможенного союза, привели к моментальному росту взаимных потоков товаров, обмену инвестициями, налаживанию активных контактов в производственной сфере. Кроме того, экономическому росту способствовали внешние факторы: завершение посткризисного восстановления мировой экономики, рост цен на сырьевые товары, доступность долгосрочного финансирования.

Углубление интеграции и образование Единого экономического пространства и в дальнейшем Евразийского экономического союза, к которому присоединились в 2015 году Республика Армения и Кыргызская Республика, также способствовало качественным изменениям. Последовательное снятие барьеров для формирования общего рынка Союза придало новый импульс развитию производственной кооперации и диверсификации структуры взаимной торговли. Несмотря на количественное преобладание сырьевых товаров во взаимном товарообороте, увеличился спрос на промышленную продукцию государств-членов с высокой добавленной стоимостью. Кроме того, возросла доля услуг в торговом обороте (11% в 2010 году, 13,9% в 2015 году).

Конечно, в 2015-2016 гг. внешние факторы оказали негативное влияние на устойчивость экономик наших стран. Прежде всего это падение мировых цен на углеводороды, которые занимают существенную долю (около 50%, по данным 2015 года) в экспорте товаров Союза. В результате если в 2014 году мы могли фиксировать опережающий среднемировой показатель рост ВВП ЕАЭС, то по результатам 2015 года мы стали несколько отставать от мировых темпов развития.

Однако меры, которые предприняли государства-члены, и частично координация их действий в рамках Союза позволяют констатировать, что волну отрицательных тенденций удалось преодолеть. На текущий момент ситуация стабилизировалась, и в 2017-2018 гг. мы ожидаем увеличение деловой активности и положительные темпы роста ВВП государств-членов. Международные агентства также пересматривают свои оценки развития наших стран. Например, в сентябре 2016 года S&P изменил прогноз России с негативного на стабильный. Организация экономического сотрудничества и развития прогнозирует восстановление, рейтинговое агентство Moody’s – рост российской экономики уже в 2017 году. Я привожу данные по России потому, что крупнейшей экономикой Евразийского союза является именно российская, и поэтому ее положительная динамика будет иметь очевидно положительный эффект для других стран Союза.

– Возможно ли Евразийскому экономическому союзу стать «связкой» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом?

– То, что пространство Евразийского экономического союза, по крайней мере с географической точки зрения, является мостом между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР) – факт. Однако для того, чтобы этот естественный мост стал, как вы говорите, «связкой», мы свое положение должны в большей степени институционализировать. Под «институционализацией» мы должны понимать целый комплекс мер. Во-первых, это углубление сотрудничества с государствами АТР путем подписания торгово-экономических соглашений и соглашений о ЗСТ.

Во-вторых, это модернизация наших экономик, рост их конкурентных преимуществ, с тем чтобы мы не стали просто транзитной территорией, а получили бы доступ к добавленной стоимости, формируемой благодаря развитию трансрегиональной торговли.

В-третьих, мы должны пойти путем создания максимально выгодных условий для притока внутренних и внешних инвестиций в сферу логистики. Речь в данном случае идет не только о дорогах или железнодорожных узлах, которые, естественно, требуют развития и модернизации. Под логистикой мы обязаны понимать также и целый комплекс услуг информационно-цифрового характера. Порой железнодорожный состав медленно переходит через границу не потому, что железная дорога плохая, а потому, что нет развитой автоматизированной системы учета и регистрации, проверки и составления отчетности, слишком высока роль человеческого фактора и т.д. Таким образом, для повышения своих конкурентных преимуществ мы обязаны пойти на резкое повышение роли информационных и цифровых технологий в сфере торговли, транспортировки и логистики. ЕЭК сегодня активно работает над формированием цифровой повестки Евразийского союза, которая и должна дать толчок развитию в том числе и сферы логистики на нашем пространстве.

Так что превращение Евразийского союза в «связку» зависит как от внешнего, так и от внутреннего трека. Могу сказать, что как комиссия, так и государства-члены это осознают и шаги, которые мы предпринимаем и планируем, адекватны ситуации.

– Вы неоднократно подчеркивали, что именно бизнес является ключевым бенефициаром экономической интеграции и либерализации торговли ЕАЭС с третьими странами. Как армянский бизнес ощущает на себе преимущества этих процессов?

– Членство в Евразийском союзе дало возможность армянским предпринимателям существенно снизить операционные расходы внешней торговли и смягчить региональные экономические шоки. Интеграция расширила доступ армянских производителей на рынки стран Союза, в первую очередь – России. Отмечу, что только за 9 месяцев 2016 года Армения увеличила экспорт в страны ЕАЭС более чем на 55% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Кроме того, открытие таможенных границ в рамках ЕАЭС позволило компаниям существенно сократить время доставки товаров на рынки стран Союза: например, среднее время прохождения пункта пропуска физическими и юридическими лицами из Республики Армения на границе Российской Федерации и Республики Грузия до присоединения Армении к Союзу составляло 3 часа. После присоединения среднее время прохождения пункта пропуска уменьшилось в три раза и составляет 1 час.

Снятие барьеров и облегчение таможенных процедур упрощает бизнесу возможность открывать для себя новые рынки. А новые рынки означают привлечение инвестиций, увеличение объемов, снижение себестоимости и так далее. Но надо понимать, что бизнесу нужно время для большей адаптации к новым условиям, для лучшей оценки рисков и возможностей, и поэтому мы уверены, что в будущем мы будем наблюдать увеличение деловой активности как в случае с Арменией, так и с другими странами Союза.

– Можно ли говорить о возрастающей роли евразийского экономического сотрудничества в контексте санкций со стороны Запада?

– Евразийская интеграция – интеграция экономическая. Что касается санкций, то они хотя и экономические по форме, но политические по сути. Евразийская же комиссия никогда не вмешивалась в политические вопросы, более того, президенты государств-членов всегда подчеркивали, что мы строим экономическое объединение, а не политическое.

Так что, с формальной точки зрения, санкции и ЕЭК никак друг с другом не связаны.

К большому сожалению, часть наших западных партнеров видят в нас или хотят видеть в нас политический союз. Такое не вполне адекватное восприятие Евразийского союза является основным камнем преткновения на пути установления диалога между нами и Европейским союзом. Но я уверен, что со временем отношение к нам будет меняться по мере углубления нашей интеграции. А говоря в целом о международной конкурентоспособности Евразийского экономического союза – по основным авторитетным международным рейтингам («Ведение бизнеса», «Рейтинг глобальной конкурентоспособности», «Рейтинг человеческого развития», «Рейтинг глобализации»), – Союз в целом относится к группе с уровнем выше среднего. Но есть четкая тенденция на улучшение позиции: с 2010 года – момента, когда начиналась история евразийской интеграции – установилась позитивная динамика изменения позиций в большинстве международных рейтингов. Среди позитивных изменений в ЕАЭС, на которые повлияли меры наднационального регулирования, следует отметить: рост свободы внешней торговли (Всемирный индекс экономической свободы Института Фрейзера); рост интенсивности внутренней конкуренции, что говорит о влиянии мер по устранению барьеров (Индекс глобальной конкурентоспособности ВЭФ); рост эффективности антимонопольной политики (Индекс глобальной конкурентоспособности ВЭФ); сокращение издержек, связанных с таможенными процедурами (Индекс глобальной конкурентоспособности ВЭФ).

В целом я считаю, что рост нашей конкурентоспособности прямо зависит от того, как быстро мы сможем ликвидировать оставшиеся в рамках Союза барьеры и ограничения. Это стратегическая задача, для решения которой ЕЭК приложит максимальные усилия.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Интересное интервью. Тигран Саркисян надеется на улучшение отношений между странами ЕАС и Западом,но ситуация к сожалению ухудшается.Может после ухода Обамы,Трамп что-то изменит?
  2. Интервью Тиграна Саркисяна газете "Ноев Ковчег" показывает всю серьёзность и уважение к российской армянской диаспоре бывщего премьера Армении,теперь уже главы ЕАК. Евразийский союз конечно имеет хорошие перспективы вновь воссоединить бывшие союзные республики в экономической интеграции,но с приглашением всё новых игроков. и для Армении,которая находится в транспортной блокадеэто хороший шанс не только выжить,но и развиваться.
  3. Приятно видеть Тиграна Саркисяна на такой высокой должности.Гордимся,Тигран Суренович!
  4. Очень интересное интервью. Со стороны госдеятеля РА, которого обвинили в распродаже Наирита и в подтверждение слили сканы компр.документов. Правда, без каких-либо последствий. Который на шанхайской экономической выставке передал китайцам технологии промышленного производства каучука (гос.тайна РА) и взамен, кроме прочего, привезшего в Армению в обмен бордовые китайские автобусы "Higer". Ведение бизнеса в Армении как-то не упрощается после "снятия барьеров" - наоборот товарооборот с РФ, как и с прочими гос-ми ЕАЭС, намного снизился. Частичный рост произошел за счет перепродажи турецких овощей (перебивали ярлыки на "Made in Armenia") в 2016 г. Интересно только, с каким лицом эти "бизнесмены" 24 апреля идут в Цицернакаберд.

Ваш комментарий

* Обязательные поля