№1 (288) январь 2017 г.

Время надежд или время реальных перемен?

Просмотров: 1325

Уходящий год стал периодом больших изменений в жизни Армении. Это было особенно заметно на фоне предшествующих лет, которые стали временем классического застоя. Как и бывает в застойные времена, постепенно, но неуклонно падали экономические показатели, все ниже становился уровень жизни людей, ухудшалось ее качество, росла эмиграция. И конечно же все это происходило на фоне бравурных заверений, что надо еще немного потерпеть – и жизнь станет лучше, жизнь станет веселее… И вдруг произошло то, что философы называют «качественным скачком».

Впрочем, не приходится утверждать, что произошло это совершенно неожиданно. Еще в конце 2015-го в стране прошел референдум, по результатам которого Армения должна трансформироваться в парламентскую республику. Уже поэтому можно было предугадать, что какие-то изменения неизбежны. Однако вряд ли кто мог предположить, что события станут развиваться настолько быстро и, в определенной мере, даже не всегда предсказуемо. Сонное течение жизни основной массы граждан, озабоченных добыванием хлеба насущного и уже поэтому не демонстрирующих никакого интереса к однообразным, словно написанным под копирку бормотаниям политиков и проправительственных телеведущих, было буквально взорвано в начале апреля, когда в Нагорном Карабахе вспыхнуло очередное масштабное противостояние на армяно-азербайджанской линии соприкосновения. Эти кровопролитные бои, сразу же получившие название «четырехдневной войны», стали катализатором всех последующих событий. Дело в том, что большие проблемы в экономической и социальной сферах были очевидны и раньше, но вот армия, которую народ любит и доверяет, находилась в статусе «жены Цезаря», которая по определению выше всяких подозрений. «Да, – говорили люди, – не все у нас ладно, а зачастую – и вовсе плохо, но вот зато есть армия-победительница!..». И гордость за армию во многом нивелировала существующее недовольство. Однако неоднозначные итоги скоротечной апрельской кампании очень зримо подтвердили старую истину, согласно которой армия – это зеркало общества, его слепок, и все болезни и недостатки социума полностью свойственны этому государственному институту. Да, начав «четырехдневную войну», азербайджанская сторона не добилась стратегического успеха, да и тактические достижения, при ближайшем рассмотрении, оказались более чем скромными. Но при этом стало ясно: фронт устоял отнюдь не благодаря крепкому и надежному тылу, высокому профессиональному уровню высшего офицерства. Это произошло только и исключительно за счет солдатского героизма, самоотверженности и мужества молодых бойцов.

Общество было потрясено, переживало шок, и это еще слишком слабо сказано. Люди открыто говорили: «наши дети» своими жизнями прикрыли все прегрешения «начальства» – коррупцию, воровство, шапкозакидательство, непрофессионализм. Такие настроения день ото дня распространялись все шире. Преодоление шока требовало шоковой терапии. А поскольку сложившееся положение вещей было совершенно нетерпимо в особенности для тех, кто в начале 90-х прошел через горнило первой карабахской войны, 17 июля радикальная группировка «Сасна Црер» («Неистовые из Сасуна»), основу которой составляют великовозрастные ветераны, осуществила попытку вооруженного мятежа, захватив в Ереване полк патрульно-постовой службы со всем его богатым арсеналом. Перипетии этой трагической истории достаточно известны. Поэтому останавливаться на них подробно не станем. Отметим лишь, что значительная часть общества поддержала мятежников, что крайне удивило многих сторонних наблюдателей, особенно в России, которые поначалу поспешили назвать восставших «террористами», ни минуты не задумавшись хотя бы над тем, что боевики-ветераны вступили в противостояние с большой полицейской частью, а не с мирными жителями. Зато в Армении это понимали очень хорошо – как и то, что заведомо обреченный эксцесс стал проявлением господствующих в обществе настроений. Противостояние продолжалось две недели, после чего боевики сдались, попытавшись при этом обговорить для себя статус «военнопленных».

В политической повестке страны тем самым была установлена новая планка, после чего события стали ускоряться, поскольку власть поняла, что следующая волна народного недовольства может ее смести. Выступивший через некоторое время с обращением к нации президент Серж Саргсян заявил, что «во внутренней общественной и политической жизни Армении необходимо ускорить процесс коренных преобразований» (хотя недопустима даже мысль, что это может делаться силой оружия). Глава государства пообещал начать модернизацию с помощью «формирования власти национального согласия, при которой реализация решений будет находиться в пределах ответственности поля широкого консенсуса. Конституционные реформы были направлены именно на это, они закладывали основу формирования именно такой власти». «Речь идет о как можно более широком распределении и разделении политической ответственности, вся институциональная основа которой нами уже обеспечена. Заверяю, что спустя буквально месяцы у нас будет именно такое правительство, именно такая власть», – сказал Серж Саргсян.

Перемены начались с перетасовки высших армейских кадров, апофеозом чего стали увольнения генералов, руководивших военной разведкой и материально-техническим снабжением, а также отставка министра обороны Сейрана Оганяна. На его место был назначен опытный аппаратчик, пять лет возглавлявший администрацию президента, Виген Саркисян. К середине сентября состоялась и отставка всего кабмина. Премьер-министром стал бывший мэр Еревана Карен Карапетян, последние годы работавший в Москве зампредом «Газпромбанка». Симпатичный и улыбчивый, он разительно отличался от своего предшественника – Овика Абрамяна, с именем которого молва связывала коррупцию и иные беззакония. Значительная часть общественности приняла нового премьера восторженно. Скорее всего из-за явственного контраста с премьером прежним. Появились надежды, что Карапетяну дадут «карт-бланш» и он сумеет переломить ситуацию, создать условия для экономического роста.

Наконец, в начале декабря состоялся очередной съезд правящей Республиканской партии Армении, переизбравший Сержа Саргсяна на посту председателя этой ведущей политической силы. Основные тезисы обширного выступления Сержа Саргсяна на съезде сводятся к тому, что партия должна заботиться о безопасности страны, направлять усилия на утверждение законности, справедливости и гражданских свобод, не пытаться искать «внутренних врагов», способствовать реализации творческого потенциала народа, обеспечивать свободу предпринимательской активности, крепить связи с диаспорой…

И вновь в выступлениях всех ораторов звучали утверждения, что предстоящие два года станут исключительно важным периодом в новой истории страны, перемены будут «переломными» и т.п.

Между тем становится очевидным, что охватившая было общество эйфория постепенно начинает сходить на нет. Люди действительно ждали и ждут перемен, однако пока что их ожидания не реализуются. Премьер-министр, якобы получивший «карт-бланш» на решительные действия, довольно неожиданно стал членом РПА. И сейчас многие задаются риторическим вопросом: насколько может быть свободен в своих действиях, идеях партийный глава правительства? Ранее, кстати, никакого стремления вступить в правящую партию за Кареном Карапетяном не замечалось. Некоторые местные аналитики предположили, что на этот шаг премьера вынудили, дабы он своим авторитетом поспособствовал улучшению сильно подержанного имиджа правящей партии, тем более что до очередных парламентских выборов остается четыре месяца. Однако кажется, пока что стал повышаться не рейтинг РПА, а напротив – падает рейтинг «нового партийного локомотива». Очень неоднозначно восприняла общественность и инициативу нового министра обороны, который предложил создать фонд для поддержки армии и ее ветеранов, куда каждый работающий гражданин должен отчислять 1 тысячу драмов (чуть более 100 рублей). И дело не в том, что людям, которые свою армию по-прежнему любят и высоко ценят, жалко этой тысячи, хотя в нынешних условиях для многих и это – деньги. Граждане спрашивают, куда пошли выделяемые на оборону средства, когда будут поименно названы те, кто эти средства долгие годы присваивал, лишая солдата всего самого необходимого и грея руки на важных инженерных работах на линии фронта. И только тогда, когда государство выполнит свой долг и призовет виновных к ответу, а деньги будут возвращены в бюджет, оно получит моральное право обращаться к обществу за помощью. Впрочем, парламент, невзирая на общественное недовольство, уже принял в первом чтении соответствующий законопроект. Кстати, достаточно легко прошел в Национальном собрании и проект бюджета будущего года, вызвавший довольно жесткую критику ряда экономистов, утверждающих, что этот документ никак нельзя считать «бюджетом развития».

В целом создается ощущение, что негативный общественный настрой стал, увы, восстанавливаться. Наблюдатели вновь заговорили о вероятности «имитации реформ» вместо реального реформирования, в котором так нуждается страна. Более того, одна из местных газет даже написала, что сам президент Серж Саргсян «в узком кругу» выразил определенное недовольство работой нового премьера, поскольку «ничего пока не меняется, а время идет». Возможно, данная информация и не соответствует действительности, но факт в том, что, начиная готовиться к предстоящим парламентским выборам, власть делает довольно неожиданные шаги. В первую очередь речь идет о возвращении в политику опального олигарха, экс-председателя партии «Процветающая Армения» Гагика Царукяна. Напомним, этот деятель пытался составить конкуренцию Сержу Саргсяну на предыдущих выборах главы государства, причем позиционировал себя в качестве крутого оппозиционера, хотя ранее никакой оппозиционностью не отличался. Однако власть очень легко показала, какие последствия могут ожидать «владельца заводов, газет, пароходов» в случае столь «неправильного поведения». В результате Царукян оставил свою партию и, более того, заявил об уходе из политики.

И вот произошла сенсация местного масштаба: олигарх прощен и «по просьбе трудящихся», как иронизируют местные наблюдатели, возвращается для участия в парламентских выборах. Более того, одна из газет утверждает, что недавно между Царукяном и президентом состоялась встреча тет-а-тет, «во время которой собеседники обсудили все возможные сценарии развития событий в предвыборный и поствыборный период». Мало того, по сведениям издания, «Серж Саргсян сам предложил Гагику Царукяну принять?участие в предстоящих выборах», причем составить блок с РПА, как это уже было несколько лет назад. Впрочем, олигарх пока ответа не дал, возможно, он считает более выгодным вновь занять нишу умеренной оппозиции. Отметим, что наличие карманной оппозиции в парламенте было бы выгодно и властям, тем более что повторить свои радикальные «подвиги» олигарх уже вряд ли решится. А что касается всех иных оппозиционных партий, то само их прохождение в парламент вызывает большие сомнения. И без возвращения в активную политику «Процветающей Армении» с ее спонсором будущее Национальное собрание может стать практически однопартийным. Разумеется, такой расклад способен очень сильно подмочить имидж республики как демократического государства. Царукян в качестве магнита для протестного электората нужен власти еще и потому, что в республике вновь начинает активизироваться массовое общественное движение, связанное, как утверждают его активисты, с планами правительства начать эксплуатацию Амулсарского золоторудного месторождения и – по слухам – приступить к поискам сланцевой нефти. Это, как говорят экологи, способно оказать самое негативное влияние на среду обитания нарда. Может получиться так, что протесты приобретут широкий размах именно весной, в преддверии выборов. А ведь все хорошо помнят, что и карабахская эпопея, приведшая к крушению советской власти в республике, началась с протестных демонстраций, участники которых выступали с лозунгами в защиту экологии…

Как известно, самым старинным китайским проклятием является пожелание недругу жить в эпоху перемен. Граждане Армении в своем подавляющем большинстве готовы и даже желают пройти через еще один (какой уже за последние четверть века?) этап перемен, надеясь, что, в отличие от всех предыдущих, это наконец будут перемены к лучшему. Но вот имитации реформ они явно не приемлют. А поскольку совсем не факт, что обещания власти станут реализовываться на практике, да еще реализовываться быстро, в общественно-политической жизни страны по-прежнему возможны сюрпризы.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 17 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Армен, очень толковая и верная статья. особое спасибо за отсутствие традиционных для армянообразных сми (российского розлива) помоев в адрес "террористов" из Сасна Црер. в Армении долгое время меняться к лучшему не будет, потому как, когда народ живет лучше, он больше внимания уделяет защите своих гражданских прав, что будет опасным и для внутренней армянской власти и для внешней - особенно для внешней. Т.к. такой народ может национализировать отданные за бесценок нац.предприятия и отрасли и начать вести более независимую политику. Но народ армянский еще лет 50-100 должен эволюционировать, чтобы во всем и всегда отойти от въевшегося (за века нахождения под кем-то чужим) в кровь принципа - "будь что будет, только с моей семьей-родней было хорошо".

Ваш комментарий

* Обязательные поля