№2 (289) февраль 2017 г.

От перемирия – к переговорам в Астане: путь к миру в Сирии будет долгим и тернистым

Просмотров: 2046

Под занавес минувшего года, выступая 29 декабря на совещании с министрами иностранных дел и обороны Сергеем Лавровым и Сергеем Шойгу, президент России Владимир Путин?сообщил новость, способную принести на многострадальную сирийскую землю долгожданный мир.

«Только что пришло сообщение о том, что сегодня утром, несколько часов назад, произошло событие, которого мы не просто долго ждали, но и для приближения которого много работали: подписаны три документа. Первый документ – между сирийским правительством и вооруженной оппозицией о прекращении огня на территории Сирийской Арабской Республики. Второй документ – это комплекс мер по контролю за режимом прекращения огня. И третий документ – заявление о готовности к началу мирных переговоров по сирийскому урегулированию. Министерство обороны Российской Федерации и Министерство иностранных дел постоянно находились в контакте с нашими партнерами и в Дамаске, и в других столицах, очень большую работу проделали совместно с партнерами из Турции. Мы знаем, что совсем недавно состоялась трехсторонняя встреча в Москве министров иностранных дел России, Турции и Ирана, где все три страны взяли на себя обязательства не только по контролю, но и по гарантиям мирного процесса урегулирования в Сирийской Республике», – заявил глава Российского государства.

В свою очередь, министр обороны России Сергей Шойгу рассказал о ходе переговоров с лидерами ряда вооруженных группировок, шедших два месяца при посредничестве Анкары: «Данные формирования контролируют большую часть территории центральной части и северной части Сирии, на которую не распространяется власть Дамаска. Общая численность этих отрядов – более 60 тысяч боевиков. В переговорах принимали участие наиболее влиятельные полевые командиры семи оппозиционных формирований».

5 января на официальном сайте ООН была опубликована резолюция Совета Безопасности ООН №2336, принятая в ночь с 31 декабря на 1 января. В резолюции одобряются российско-турецкие договоренности по Сирии. Проект резолюции был принят единогласно, хотя представители некоторых держав, выступившие после голосования, попытались по-своему интерпретировать принятый документ. Например, представитель Великобритании при ООН призывал к тому, чтобы «все стороны были обязаны обеспечить беспрепятственный гуманитарный доступ на всей территории страны». Речь идет о той самой Британии, которая за годы войны в Сирии не выделила ни грамма муки, ни одной таблетки и ни одного одеяла для помощи мирным жителям, но продолжающая пиарить себя как главного гуманиста планеты… «Не хочу говорить никаких критических слов сегодня. Но все же в связи с тем, что было сказано, хочется деликатно намекнуть коллегам и попросить их. Идет чрезвычайно трудный процесс, все, чего удается достичь, дается колоссальным трудом. Поэтому, пожалуйста, не надо напускать туман. Пожалуйста, помогайте, а если не хотите или не можете помочь, тогда не напускайте туман. Не надо ставить под сомнение какие-то договоренности, которые были достигнуты, пытаться их как-то переинтерпретировать». – ответил на эту и подобные эскапады постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин.

В тексте ооновской резолюции сказано о «поддержке?усилий России и Турции, направленных на прекращение насилия в Сирии и возобновление политического процесса», а согласованные Москвой и Анкарой документы?«принимаются к сведению».?Суть достигнутых договоренностей раскрывается в ряде документов.

Прежде всего,?речь идет о заявлении правительства России о введении режима прекращения боевых действий на территории Сирии с 30 декабря 2016 года. С указанного времени всем вооруженным формированиям противоборствующих сторон, а также силам, их поддерживающим, было предложено прекратить нанесение ударов любыми видами оружия, включая ракеты, минометы и противотанковые управляемые ракеты, применение боевой авиации;? отказаться от захвата территории и стремления к захвату территорий, занимаемых другими сторонами, участвующими в прекращении огня; соразмерно использовать силу (применять ее лишь в объеме, необходимом для защиты от непосредственной угрозы) в ответном порядке в целях самообороны.

Россия призвала официальный Дамаск и вооруженные оппозиционные группировки, выступающие за мирное урегулирование конфликта и не причисляемые к международным террористическим организациям, а также государства, имеющие влияние на стороны конфликта, присоединиться к выполнению предложенных условий режима прекращения боевых действий.

Следующий документ – «Соглашение о формировании делегаций для начала переговоров о политическом урегулировании в целях комплексного разрешения сирийского кризиса мирным путем» – посвящен общим рамкам назначенных на 23 января переговоров в Астане (когда данный номер газеты выйдет из печати, они должны будут начаться – если, конечно, не произойдет ничего экстраординарного). Правительство Сирии обязуется сформировать делегацию для ведения переговоров о политическом урегулировании с делегацией «противоборствующей стороны» при участии ООН. По итогам совместной работы обеих делегаций должна быть разработана дорожная карта по разрешению внутриполитического кризиса в Сирии. Работа обеих делегаций будет осуществляться при поддержке гаранта (России). Данное соглашение приобретает юридически обязывающий характер при условии подписания представителями противоборствующей стороны при участии Российской Федерации соглашения, аналогичного по содержанию настоящему соглашению.?Здесь, конечно, имеются сложные вопросы относительно этой самой «противоборствующей стороны». Речь идет о представителях сирийской вооруженной оппозиции, которые именуются в документе обобщающим термином «Оппозиция».

Конечно, помимо того, что написано на бумаге, имеются еще и «овраги», причем весьма глубокие. Общая расстановка заинтересованных сторон перед началом переговоров в столице Казахстана представляется довольно замысловатой, и подготовка к ним идет непросто. Например, группировка «Ахрар аш-Шам» (более 80 отрядов с общей численностью боевиков около 16 тысяч человек), первоначально числившаяся среди присоединившихся к перемирию, поспешила от него откреститься. Отказывается она, по всей видимости, и от переговоров в Астане. Стоит упомянуть также о предсказуемо провалившихся попытках прикидывающихся «умеренными» радикальных вооруженных группировок создать некий единый переговорный орган. Не менее примечательны также некоторые публикации российских СМИ с попытками принизить роль Ирана и представить выборочное российско-турецкое взаимодействие едва ли не предвестием некоего военного союза (это со страной НАТО!).

13 января 2017 года в Москве состоялись межведомственные консультации России, Ирана и Турции по подготовке астанинских переговоров по Сирии. По итогам встречи стороны вновь подчеркнули, что «предстоящий форум в Астане в развитие достигнутых межсирийских договоренностей от 29 декабря 2016 года и резолюции 2336 СБ ООН призван обеспечить долгосрочное и устойчивое прекращение боевых действий в Сирии, продолжение борьбы с террористическими группировками, внесенными в список ООН, а также дать необходимый импульс процессу политического урегулирования сирийского кризиса на основе резолюции 2254 СБ ООН и решений Международной группы поддержки Сирии». Как заявил спецпредставитель министра иностранных дел РФ по ближневосточному урегулированию, директор департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД России Сергей Вершинин, Москва ожидает от встречи в Астане «очень важных решений, которые позволят в первую очередь усилить режим прекращения огня и улучшить гуманитарную ситуацию для всех сирийцев».

Между тем по мере приближения 23 января боевики и их внешние спонсоры всячески стремились поднять свои переговорные ставки. Например, секретарь движения «Народная дипломатия» некий Махмуд аль-Афанди озвучил даже ультиматум о введении с 13 января 10-дневного перемирия в южных районах САР, включая Дамаск. Данное требование «вооруженная оппозиция» озвучивала еще в ходе переговоров в Турции: «После того как перемирие будет соблюдено, эта оппозиция составит список своих участников конференции в Астане. (Следить) за перемирием будут наблюдатели, в том числе международные».

Сразу возникает вопрос о том, что будет происходить за пределами указанного узкого 10-дневного горизонта? Не кроется ли за подобного рода требованиями очередная попытка обзавестись новыми партиями иностранных вооружений, перегруппироваться, отдохнуть, привести в порядок заметно потрепанные силы террористов? Оружие, и довольно новое, продолжает поступать – склады с очередными смертоносными «гостинцами», на сей раз французского происхождения, были обнаружены сирийскими спецслужбами в первых числах января в провинции Хама, на территориях, контролировавшихся, мягко говоря, отъявленными радикалами. Интересно и то, что этот «ультиматум» выдвигался боевиками севера Сирии, в телодвижениях которых сквозит озабоченность состоянием своих «братьев» на юге страны, где сирийская армия после провала всех мирных инициатив возобновила продвижение в долине Вади-Барада. От террористов был освобожден водозабор в селении Айн-эль-Фиджех, где начались восстановительные работы. Определенных успехов сирийская армия достигла и в Восточной Гуте, где были нанесены удары по боевикам «Джейш-аль-Ислам» в населенном пункте Хош аз-Зиркия близ важного в военном отношении города Ан-Нашабия. Словно бы в ответ на эти успехи боевики запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» атаковали 14 января позиции сирийской армии в нескольких удерживаемых ею кварталах города Дейр-эз-Зор. Нападения были отбиты, но затем террористам удалось окружить авиабазу сирийской армии, и в этой связи следует еще раз подчеркнуть, что никакие мирные договоренности на них не распространяются. Проблема идентификации так называемых «умеренных» по-прежнему заключается в том, что непримиримые из «Джебхат ан-Нусры» и прочих подобных организаций присутствуют практически на всех удерживаемых «вооруженной оппозицией» территориях. Именно это обстоятельство, а также незаинтересованность влиятельных региональных игроков в установлении в Сирии прочного мира делают подготовку к переговорам в Астане предельно сложной, а достигнутые российско-турецкие договоренности – предельно уязвимыми. И даже более реалистичная позиция Анкары, пошедшей в сирийском вопросе на сотрудничество с Москвой и Тегераном, вовсе не означает аналогичной эволюции в подходах, к примеру, Эр-Рияда или Дохи. Конечно, привлекать их к мирному урегулированию в Сирии рано или поздно придется, однако делать это необходимо на условиях тех, кто подтвердил свою решимость принести мир в Сирию не на словах, а на деле.

Москва заинтересована в максимально широком представительстве сторон сирийского противостояния в Астане, говорит пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Однако вряд ли включение в список участников переговорного процесса лиц, прямо связанных с террористическими группировками, сделает оппозицию более договороспособной. Скорее, наоборот – «троянские кони» спонсоров и вдохновителей международного терроризма будут и далее пытаться превратить переговоры в Астане в очередные «бесплодные посиделки», а если получится – то и в фиаско российской дипломатии. В пользу этого предположения свидетельствуют и слова главы делегации сирийской оппозиции – дезертировавшего в 2011 году и ушедшего в Турцию бывшего генерала сирийской армии Мустафы аш-Шейха – о том, что в настоящее время различные силы, в том числе на Западе, прилагают усилия к срыву встречи в Астане: «Это те страны, которые не имеют прямой границы с Сирией, речь о Европе, США, нерегиональных игроках. Они участвуют в войне, но непонятно, почему».

10 января в Москве, в Национальном центре управления обороной подвели промежуточные итоги военной операции в Сирии. «Мы основную задачу, которую поставил перед нами Верховный главнокомандующий, в прошлом году выполнили. Как бы тяжело и сложно ни было, как бы мы ни нуждались в поддержке международной коалиции, которая, на мой взгляд, сработала не просто по нолям, а в минус, к великому сожалению, мы этой поддержки не увидели. А это потребовало от нас напряжения всех наших сил, всех наших возможностей, сосредоточения [в Сирии] серьезной группировки, как авианесущей группировки, так и дополнительных сил ВКС, привлечения военной полиции», – отметил Сергей Шойгу. С начала операции наша авиация совершила 19 тысяч 160 боевых вылетов, нанесла более 71 тысячи ударов по инфраструктуре террористов. Основными целями авиации были тренировочные лагеря боевиков, заводы и мастерские по производству боеприпасов, а также объекты незаконного нефтепромысла террористов ИГИЛ. На пути освобождения сирийской земли от террористов удалось достигнуть существенных успехов. Так, российская авиация уничтожила 285 объектов незаконного нефтепромысла террористов, ?174 завода по?производству нефтепродуктов, 111 колонн «наливников», что позволило в значительной степени подорвать их материальную базу, лишить бандитов одного из ключевых источников доходов. При непосредственном содействии ВКС РФ от террористов освобождено 12,36 тысячи квадратных километров территории, 499 населенных пунктов. Разгромлены крупные бандформирования в районах Хамы и Хомса. От боевиков очищена провинция Латакия, завершается освобождение пригородов Дамаска, разблокирована основная транспортная магистраль, связывающая столицу с севером страны. Освобождены имеющие стратегическое значение города Алеппо и Эль-Карьятейн. С активным участием российских военных и дипломатов запущен процесс политического урегулирования и примирения враждующих сторон, более 110 тысяч беженцев вернулись в свои дома, 9 тысяч боевиков сложили оружие. К режиму прекращения огня уже присоединились 1097 населенных пунктов с общим населением около 3 миллионов человек. Такие данные содержались в докладе начальника Генерального штаба ВС РФ Валерия Герасимова.

Военная, антитеррористическая составляющая российской политики в Сирии и далее будет иметь не менее важное значение, нежели собственно дипломатическая работа. Сотрудничеству с законной сирийской властью в Дамаске альтернативы нет, и удовлетворение требований лиц, выступающих по праву «человека с ружьем», возможно исключительно на встречных условиях: избавление (на уровне отдельных местностей) от террористов, признанных таковыми решениями международных организаций, с последующей интеграцией в административно-территориальную структуру с таким трудом возрождающегося Сирийского государства. Ни у кого не должно остаться ни малейшей надежды на то, что свободу грабить и убивать можно будет и впредь питать за счет черной пропаганды, изуверских порядков, преступных промыслов и беспрепятственного движения оружия через границу. Непростые вопросы, связанные с организацией переходного периода и формирования органов государственной власти на местах, могут и должны решаться исключительно путем широкого общественного диалога.

Если этого удастся добиться хотя бы в первом приближении, перемирие, возможно, приобретет более устойчивый характер, открывая путь к успешным политическим переговорам и постепенному восстановлению страны. И в полной мере сбудутся умеренно-оптимистичные прогнозы ряда отечественных специалистов относительно перспектив урегулирования не только сирийского кризиса, но и других болезненных региональных проблем. Это, заметим, чрезвычайно важно и для Армении – ключевого военно-политического партнера России на Кавказе, также непосредственно ощущающего «горячее дыхание» сирийской войны. Правда, вероятность такого сценария видится пока далеко не очевидной. И как не вспомнить в этой связи настойчивые усилия Москвы по установлению режима прекращения боевых действий вокруг Нагорного Карабаха в 1992-1994 годах: как пишет В.Н. Казимиров, «прекращение кровопролития не только и не столько порадовало, сколько озаботило наших западных партнеров по Минской группе ОБСЕ тем, что достигнуто при содействии России». Меняются времена, соотношение сил, регионы и прочие сопутствующие обстоятельства, вот только известная матрица действий подвержена изменениям куда в меньшей степени…

Председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер настаивает на «максимальной непредсказуемости» 2017 года. Нам представляется, что данный тезис полностью применим к реалиям кровавого вооруженного противостояния в Сирии. Необъявленная война против этой страны будет продолжаться: декабрьский захват террористами ИГ Пальмиры, атаки Дейр-эз-Зора при помощи подкреплений, перебрасываемых из Ирака, атаки сирийской территории со стороны некоторых сопредельных государств в полной мере свидетельствуют о стремлении влиятельных сил не допустить установления на Ближнем Востоке устойчивого и прочного мира.

Встреча по Сирии в Астане может начаться и позже 23 января, считает научный руководитель Института востоковедения РАН, политический советник спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффана де Мистуры Виталий Наумкин: идет переговорный процесс, и «есть все-таки надежда, что она состоится».

К моменту подготовки данного материала переговоры о формате предстоящих переговоров завершены не были. Когда этот номер газеты попадет к читателям, переговоры в столице Казахстана должны будут уже начаться. И это само по себе станет большим успехом.

Андрей Арешев, специально для «Ноева Ковчега»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты