№2 (289) февраль 2017 г.

Памяти Владимира Петровича Ступишина

Просмотров: 2445

24 декабря в Москве прошло прощание с Владимиром Петровичем Ступишиным, Чрезвычайным и Полночным послом, ученым-историком и юристом, писателем и общественным деятелем, большим другом Армении и армянского народа.

В.П. Ступишин скончался 22 декабря в возрасте 84 лет после тяжелой и продолжительной болезни.

Владимир Ступишин родился в Москве в 1932 году. Рано лишился отца; его с братом воспитывала мать. Простой парень из московского района Дорогомилово (где, по воспоминаниям самого Ступишина, тогда в каждом втором дворе еще держали корову) без всякого блата поступил в МГИМО, стал дипломатом, сделал впечатляющую профессиональную карьеру.

В советский период Владимир Петрович, работая в МИД СССР, долгие годы находился в длительных загранкомандировках, работал в Камбодже (1956-1963), Марокко (1963-1969), Франции, (1972-1977; 1979-1985), генконсулом СССР и РФ в Италии (1989-1992). В центральном аппарате МИД СССР служил советником управления по планированию внешнеполитических мероприятий (1969-1972), заведующим сектором 1-го Европейского отдела (1978-1979), старшим и главным советником управления оценок и планирования (1985-1989).

Параллельно Владимир Ступишин занимался научной работой, писал статьи и монографии, читал лекции. Им опубликовано более десятка книг и около 200 статей о тех странах, где он работал и которыми занимался в МИД СССР. Был доктором исторических и кандидатом юридических наук.

После распада СССР и превращения МИД СССР в МИД РФ Владимир Ступишин был назначен Указом президента РФ Бориса Ельцина от 2 марта 1992 года послом России в Республике Армения (18.03.1992 ему был присвоен ранг Чрезвычайного и Полномочного посла). Находился на этой должности до 13 сентября 1994 года, после чего вышел в отставку.

Именно этот период работы в МИД, по мнению многих знавших Владимира Петровича, стал пиком его профессиональной карьеры и во многом определил его последующую деятельность в качестве общественного деятеля и публициста.

На рубеже 2000-х Владимир Ступишин издал трилогию мемуаров о своей работе дипломата: «Дорогомилово – Париж» (2000), «Миланский дневник» (2000), «Моя миссия в Армению» (2001). С последней книгой трилогии можно ознакомиться в интернете – http://www.armenianhouse.org/stupishin/docs-ru/mission/contents.html (почему-то практически во всех аннотациях ее название передано неверно: «Моя миссия в Армении», вместо «… в Армению», как у автора). После выхода трилогии В. Ступишин был принят в ряды Союза писателей Москвы.

Читателям «Ноева ковчега» Владимир Ступишин знаком по большому количеству авторских статей, интервью, комментариев в «НК», членом редколлегии которого он был на протяжении многих лет.

В Армении и Арцахе Владимира Петровича также знали не только по его «посольскому» периоду пребывания в Армении, но и по многочисленным публикациям в российских и армянских СМИ в последующие годы. В этих материалах В. Ступишин последовательно и со знанием дела отстаивал интересы российско-армянского военно-политического, гуманитарного союза и сотрудничества как исторически сложившегося и приоритетного направления политики России не только на Южном Кавказе, но и в регионе в более широком смысле.

Он всегда был страстным защитником права армян Арцаха на самоопределение, чего не скрывал и находясь на должности посла РФ в РА в самый, пожалуй, непростой период становления новых российско-армянских отношений.

Не секрет, что и тогда, да и сегодня, в российском внешнеполитическом истеблишменте было и есть немало влиятельных противников естественного права народа Арцаха на создание собственного государства после десятилетий политики геноцида и военной агрессии со стороны Азербайджана. Некоторые из тех людей и сегодня работают на подрыв российско-армянских межгосударственных отношений, тем самым роя яму собственно России и ее интересам, – либо по собственной чванливой глупости, или будучи явными агентами воинствующего и фашизоидного пантюркизма, угрожающего основам христианской, европейской цивилизации.

Резкий отпор в СМИ давал Владимир Ступишин идеологам и горе-теоретикам «евразийства», перекрашенным пантюркистам, сторонникам превращения России в «Азиопу», по меткому определению Владимира Петровича.

В. Ступишин всегда подчеркивал сугубо европейские корни русской нации и культуры, огромное влияние, оказанное на Русь-Россию Византийской цивилизацией, через которую на Русь из Малой Азии и пришло христианство. Он видел будущее России в союзе с Европой и духовно близкими странами – прежде всего с Арменией.

Вероятно, на это его восприятие мира оказал и тот факт, что корнями Владимир Петрович происходил из старообрядческого рода. И хотя вырос он и сформировался в советской системе, никогда не забывал о своих корнях, критически осмысливал происходившее в стране в советский период.

Одновременно он был чужд модной после перестройки и развала СССР критики всего советского, в том числе и внешней политики СССР. В своих работах он на фактах доказывал, что в 1960-1980-х гг. страна имела высокопрофессиональный дипломатический корпус, который, несмотря на часто ошибочные внешнеполитические приоритеты и решения Кремля, достойно и грамотно защищал интересы Союза ССР на мировой арене в целом и в странах пребывания в частности.

Автору этой статьи посчастливилось не просто лично знать, но, смею даже сказать, дружить с Владимиром Петровичем и его очаровательной супругой Нонной Алексеевной (она ушла из жизни на год раньше Владимира Петровича). И связано это было не только с общностью рабочих интересов. Долгое время мы жили в одном доме, мидовском кооперативе по улице Чайковского (Новинский бульвар), 15. Но главное, Владимир Петрович и мой отец Ашот Мелик-Шахназаров были не только коллегами, но и друзьями по жизни, начиная с институтских времен, где они учились на одном курсе.

Французский язык им преподавала натуральная швейцарка с берегов Женевского озера – Жанна, вышедшая в Вене после войны замуж за советского офицера (кстати, армянина) и переехавшая с ним в Москву уже как Жанна Ишханова. Отсюда и великолепный французский, которым и Владимир Петрович, и отец владели на уровне второго родного.

Еще до назначения В. Ступишина послом в Армению мне приходилось брать у него интервью. В том числе и для газеты «Советский Карабах», где еще в октябре 1989-го вышло интервью с Владимиром Петровичем под названием «Федерации нужна перестройка». В этом очень смелом для советского дипломата интервью содержалась прямая поддержка арцахского освободительного движения. Затем было интервью в московской газете «Армянский вестник» (июнь 1992?г.) вскоре после назначения Ступишина послом в РА.

После отставки из МИД РФ зимой 1992-го отец автора этой статьи переехал в Ереван, где продолжил службу в МИД независимой Армении. Так что и в Ереване Владимир Петрович продолжил с ним общение уже как с дипломатом дружественного государства. Именно поэтому мне и стали позже известны некоторые подробности работы первого посла РФ в РА.

В частности, о том, какую большую работу по укреплению российско-армянского сотрудничества вел Владимир Петрович, активно используя каналы связи с Кремлем через российских военных в Армении. Последние много лучше отдавали себе отчет о ситуации в регионе, нежели бюрократы из нового МИД РФ, возглавляемого тогда «либералом» А.?Козыревым, которого американцы за глаза прозвали «наш министр ваших иностранных дел».

Велика роль В. Ступишина в достаточно оперативном решении Кремля о создании в Армении в период азербайджанской агрессии против НКР и РА и в условиях военного шантажа со стороны Анкары российской военной базы, в развитии военно-технического сотрудничества между двумя странами.

Владимир Петрович был иногда резок в суждениях, но за этим стояли его профессионализм и обширные познания, равно как и высокие человеческие качества. Не мог он оставаться сторонним наблюдателем, например, когда азерские реактивные установки стирали с лица земли город Красносельск на западном берегу Севана. Туда под новый 1993 год посол России направился по просьбе местных русских жителей, молокан, ставших мишенью врага. Последовавшие интервью посла Ступишина произвели в Москве эффект разорвавшейся бомбы. И породили новые наветы на него со стороны «равноудаленных» либералов из МИД РФ…

Выйдя в отставку, Владимир Петрович продолжал активную деятельность как ученый-аналитик, публицист, по-прежнему оставаясь истинным другом армянского народа и страстным защитником русско-армянского стратегического союза во всех сферах.

Будучи человеком, знающим и любящим мировую культуру, Владимир Ступишин много писал о своих встречах с деятелями культуры разных стран, посещал музеи, выставки в странах пребывания, много путешествовал. Прекрасно знал кухню тех стран, где жил, со смаком описывал их «гастрономические особенности». Особые отношения сложились у него со многими деятелями культуры и науки Армении.

В начале 2000-х он стал почетным членом Московского культурного общества «Арарат», кроме него, из москвичей такой статус имел генерал Норат Тер-Григорьянц, с которым Владимир Ступишин подружился еще в 1992-м в Ереване.

И в последние годы, когда Владимир Петрович из-за болезни почти не покидал стены своего дома, к нему часто приходили старые ереванские знакомые, армянские журналисты обращались за интервью, комментариями. Российские СМИ тоже нередко обращались к нему за комментариями по профессиональным вопросам.

К сожалению, каждому из нас отмерен свой срок. Весть об уходе из жизни Владимира Петровича больно ударила по всем, кто его близко знал.

Думается, что память о Владимире Петровиче Ступишине должна быть увековечена в Армении и НКР. И инициаторами такой идеи могли бы стать российские, московские армянские организации. Давайте вместе подумаем над тем, как это лучше сделать. В том числе и на страницах «НК».

Вечная память великому другу Армении и армянского народа Владимиру Петровичу Ступишину!

Арсен Мелик-Шахназаров

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 26 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты