№3 (290) март 2017 г.

Михаил Мягков: История мира невозможна без истории России

Просмотров: 4177

В нынешнем году отмечается 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Какова будет тональность празднования этой исторической даты, как идет подготовка к ней, об уроках истории и ее значении для развития общества «НК» рассказывает Михаил Мягков, научный директор Российского военно-исторического общества, заведующий Центром истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, профессор МГИМО МИД России, советник министра культуры Российской Федерации.

– Михаил Юрьевич, какой должна стать, на Ваш взгляд историка, тональность празднования 100-летия Октября?

– На мой взгляд, рассматривать события октября 1917 года следует в общем контексте революционных событий в России. Российская революция началась в феврале 1917 года.

Октябрь – ее важная веха, новый качественный этап. Сегодня в российской историографии прослеживается тенденция рассматривать события в период от февраля к октябрю как неразрывно связанные между собой части Великой российской революции 1917 года. Именно такой концепции придерживаются авторы утвержденного президентом России Владимиром Путиным историко-культурного стандарта по отечественной истории. На его основе созданы и создаются новые линейки учебников для российских школьников.

События 1917 года можно рассматривать и в более широком контексте – видеть их истоки в революции 1905-1907 годов и последствия в Гражданской войне 1918-1922 годов. Только так мы можем понять причины великого излома, который произошел тогда в нашей стране.

– Из нового названия революции убраны слова «Октябрьская» и «социалистическая»?

– Да, в новом историко-культурном стандарте определено название Великая российская революция 1917 года.

Рассматривать октябрьские события 1917 года лишь как переворот, как, собственно, называли его сначала и большевики, было бы искажением исторической действительности и логики истории. Коммунисты продолжают считать Октябрьскую революцию Великой социалистической. Представители либерального направления настаивают на «перевороте», «заговоре». Мы, историки, должны оценивать события октября с научной точки зрения. Если бы это был только переворот, заговор, а, как правило, переворот – это верхушечная смена власти, в результате которой приходит новое правительство, а все устои экономической, политической и социальной жизни страны остаются неизменными, то как объяснить, что Октябрь повлек за собой смену государственного строя, политики, общественных отношений, пересмотр прежних границ? Возникал новый мир, рождался новый человек со своими идеями, идеалами, которые он нес в жизнь.

– Каковы, по Вашему мнению, главные уроки 1917 года?

– Основной урок, вынесенный российским обществом из осмысления революции 1917 года, связан с пониманием гибельности для страны и народа перерастания существующих в каждом обществе социальных или межнациональных проблем и противоречий во внутриполитический конфликт, раскол. Его эскалация чревата гражданской войной.

Другой важный урок связан с пониманием недопустимости для той или иной общественно-политической силы или движения поиска союзников за рубежом.

Любое внешнее вмешательство может лишь усугубить национальный раскол, увеличить число жертв. Мы должны изучать эти уроки, чтобы не допустить подобного раскола в будущем. Наша страна, которая пережила гражданскую войну, понесла невиданные жертвы – от 10 до 12 миллионов погибли в ходе боевых действий, от голода, бандитизма. Более 2 миллионов человек эмигрировали, а это была культурная и политическая элита страны.

Еще один урок в том, что существующие противоречия в обществе должны должным образом восприниматься властью. Она обязана своевременно отвечать на вызовы, стоящие перед страной, соответствовать запросам времени, чувствовать дыхание «низов» и предпринимать шаги по переустройству и модернизации общества своевременно, чтобы не доводить нарастание кризиса до революционной ситуации.

В свое время такую попытку сделал Столыпин, когда он, сохраняя традиции, устои, стал проводить в жизнь реформы, отвечающие на вызовы времени, направленные на снижение социальной напряженности, предоставляющие обществу экономическую инициативу и ростки гражданственности. Его трагический конец в 1911 году оборвал этот процесс. Но и реформы Столыпина были запоздалыми. Проводить модернизацию, и не только экономическую, но и социальную, в России надо было гораздо раньше, и тогда, возможно, не пришел бы 1917 год, и Россия пошла бы по эволюционному пути развития. Но «верхи» оказались не на высоте. В быстро меняющемся мире этот фактор актуален не только для нашей страны, но и для всех государств. Проводить необходимые реформы необходимо вовремя.

– Некоторые политологи высказывают мнение, что сегодня все, что связывалось с идеологией СССР, осторожно, не в полную силу начинает наполнять идеологию современного общества. Вы разделяете это мнение?

– Нет, я так не думаю. Дело не в воскрешении советской идеологии. Некоторые наблюдатели нередко принимают за восстановление «советскости» нежелание ответственных представителей российского гражданского общества и политиков современной России развязывать войну с памятью – сносить памятники, уничтожать музеи, мемориальные доски.

Российское военно-историческое общество строит свою работу на признании исторической преемственности России от Российской империи через СССР к современности. Поэтому разговор о революции 1917 года подразумевает уважение к памяти представителей обеих сторон – «красных», «белых», деятелей национально-освободительных движений, разумеется, за исключением тех, кто повинен в массовых репрессиях и военных преступлениях. И с одной, и с другой стороны были те, у кого руки по локоть в крови – Троцкий, атаман Семенов, Унгерн фон Штернберг. С обеих сторон были и настоящие герои, глубоко моральные, которые верили в свои идеалы и пытались сделать страну счастливой – так, как они это понимали.

Надо сказать о социальных корнях этого противостояния, о том, что у одних было накопленное богатство, а у других его не было. Отсутствовала элементарная справедливость при распределении национального дохода. Глубинная причина раскола страны в том, что для одних старый мир и порядок со своими ценностями, идеалами, культурой рушился, и они старались его сохранить. А другим терять было нечего, и они стремились построить новый мир, в котором жилось бы хорошо всем, и сражались за него, отрицая мир старый.

Но время все расставило на свои места, и те, кто делал революцию, обратились к национальным истокам и вековым традициям. В 1934 году было принято постановление о том, что в новый учебник по отечественной истории возвращался полный курс истории России с древнейших времен. Вспомнили великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, князя Пожарского. Революция не смогла убить национальное, построив новый мир, и большевики взяли на вооружение лучшее из прошлого своей страны.

– Определенные силы в обществе предпринимают попытки демонизировать 1917 год. Начался новый раунд борьбы за историю?

– Историю пытаются сегодня политизировать, подогнать исторические факты под определенную точку зрения, программу. Одни настаивают на том, что все, что произошло в 1917 году – «заговор», что Ленин был «немецким шпионом» и получал «вражеские деньги». И этим мнением вооружаются силы, которые пытаются доказать, что до 1917 года в нашей стране «было все хорошо». Другая точка зрения утверждает, что революция была неизбежна и стала одним только благом для страны.

Я думаю, что не правы ни те, ни другие, так как ничего предопределенного в истории не бывает. Если бы реформы были проведены своевременно и оказались радикальными, возможно, потрясения 1917 года и не произошло. Но объективные факторы взрыва в 1917 году были налицо – положение рабочих, нерешенный аграрный вопрос, война. Английская и Французская революции произошли не по одной воле Кромвеля или Робеспьера, сложились объективные предпосылки, процесс кипения был доведен до предела. Но можно ли было избежать революции в России? На мой взгляд, можно.

Сегодня необходимо глубоко изучать причины этого исторического взрыва и не стремиться демонизировать или идеализировать революцию. Революция в любом случае трагедия, трагедия и гражданская война.

– Как готовится Российское военно-историческое общество к 100-летию революции?

– Мы активно взаимодействуем с Организационным комитетом по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 100-летию революции 1917 года, который возглавляет ректор МГИМО МИД РФ академик Анатолий Торкунов. В его состав вошли известные ученые, деятели культуры и общественные деятели.

– Вы тоже?

– Да, меня пригласили. Российское военно-историческое общество направило в Оргкомитет ряд предложений. Один из проектов – создание памятника Примирения в Крыму, посвященного 100-летию Великой российской революции. Мы занимаемся, прежде всего, организационным, научным, творческим сопровождением его создания. В рамках проекта предусмотрено проведение круглых столов, пресс-конференций. Открытие памятника должно состояться в ноябре текущего года в Керчи.

Многие считают, что примирения достигнуть не удастся, у людей всегда будет собственное мнение. И мы понимаем, что люди, как и раньше, могут придерживаться различных идеологических взглядов. Но надо помнить главное, что ни одна идеология не может оправдать убийство друг друга гражданами одной страны. Памятник призван напоминать и о трагедии, и о великих достижениях, которые были у нас и до, и после революции.

Мы будем работать с учительским сообществом и дали старт конкурсу методических разработок для школьных преподавателей на тему «100-летие Великой российской революции 1917 года». Проект осуществляется совместно с издательской группой «Дрофа». Конкурс определит лучшие методические пособия, и мы надеемся, что состоится обмен опытом по этой очень сложной дискуссионной теме, как ее следует преподносить ученикам.

– Что «приобрела» и что «потеряла» Армения, по Вашему мнению, после 1917 года?

– Для Армении события Первой мировой войны и революции носили в значительной степени трагический характер. В годы войны армянские части отважно сражались на Кавказском фронте, и даже после того, как фронт стал рушиться, наиболее боеспособными частями были именно армянские, они защищали свою родину, свою землю, прекрасно понимая, чем грозит захват армянской территории турецкой армией. В 1915 году во время геноцида армянского народа в Османской империи погибло, по оценкам историков, до 2 миллионов человек. Когда произошла революция и был подписан Брестский мир, турецкие войска заняли обширные районы Западной Армении – Карскую область, Ардаган. Эти условия были навязаны Армении. Советская Россия была вынуждена уступить эти территории в обмен на мир. В дальнейшем, мы знаем, образовалось независимое армянское государство, к власти пришла партия «Дашнакцутюн», которая заняла тогда антисоветскую позицию. Но для нас важно сегодня подчеркнуть главные причины трагической ситуации, сложившейся тогда в Армении.

Армения многое потеряла, прежде всего, в результате Первой мировой войны. Конечно, можно говорить о том, что она потеряла свои земли в результате революции, но все-таки что было первично? А первично была Первая мировая война, агрессия Турции, результаты этой войны, из которой вынуждена была выйти Россия. Отсюда и территориальные потери Армении. Можно спорить о том, что стало бы, если бы не произошла революция, но факт остается фактом, Армения теряла земли, людей, ее экономика была разрушена. Потом пришла Антанта, но ее век здесь оказался недолгим… Какой выбор существовал для Армении? С кем пойти? Армения была зажата между двумя силами: с одной стороны – агрессивная Турция, которая была готова раздавить Армению, произошла бы революция в России или нет. Задача Турции состояла в захвате армянских земель, она была готова вырезать армянское население или превращать его в рабов, как это было в 1915 году. С другой стороны – была Россия, теперь уже советская. Третьей силы, которая была бы готова помочь Армении, не существовало. Поэтому в конце 1920 года в Армению были введены войска Красной армии, и в республике установился советский строй.

Армения стала одной из советских республик, развитие которой пошло в общем контексте развития других советских республик. А политика центральной власти была направлена на то, чтобы всячески поднимать национальные окраины – и экономически, и культурно. В отличие от политики Турции в отношении национальных окраин, которые власти страны всячески подавляли. Армения получила много от советской власти. Да, имели место значительные территориальные потери, да, были сотни тысяч беженцев, определенный крах надежд, связанных с Первой мировой войной, когда русские войска далеко продвинулись по территории Армении и объединение армянского народа могло состояться. То, что Россия вышла из войны – не вина России, а беда многих населявших Россию народов.

Но советская власть дала Армении возможность физического выживания, возможность развивать свою культуру, поднимать экономику. Да, армянский народ можно считать разделенным народом, но сохранена армянская государственность. Армения, которая пережила смутные военные и революционные времена, находилась в составе СССР и сегодня существует как самостоятельное государство.

– Много говорят и пишут о «возможности» и «невозможности» мирного решения карабахского конфликта, что Вы думаете об этом?

– Говоря о Нагорном Карабахе, нельзя снова не сказать о революции. Волнения в Карабахе начали происходить в конце 1917 года. Туда вторглись вначале турецкие войска, чтобы не допустить национально-государственного определения, потом пришли англичане, которые стали проводить свою собственную политику. Эти события наглядно иллюстрируют важнейший урок Октябрьской революции: любое иностранное вмешательство может лишь усугубить конфликт. В Российской империи территориально-национальные проблемы все-таки решались, так как была единая территория, единое государство, было уважение к национальным традициям. Как только произошло иностранное вмешательство, стали возникать национальные самостоятельные образования. Так было в годы Гражданской войны и повторилось в период, когда крах СССР был уже близок.

В карабахском конфликте хочется рассчитывать на то, что в таком сложном и тонком национальном вопросе обе стороны проявят мудрость и вспомнят, что входили в одну страну – сначала в Российскую империю, затем в Советский Союз. Опыт сосуществования позволял избегать горячей фазы конфликтов. И чем больше в этом вопросе будет влияние России, доверие к которой испытывают обе стороны, тем будет лучше. Решать вопросы невозможно, когда стреляют.

– Как преподаватель истории, что Вы стремитесь донести молодежи?

– Я думаю, что сегодня и в школе, и в высших учебных заведениях истории не уделено достаточно учебного времени, а в образовательном процессе этот предмет занимает важнейшее место. История дает не только знания, она учит мыслить, воспитывает.

Я пытаюсь научить молодежь изучать историю России в общем контексте мировой истории. Вместе с учениками мы рассуждаем о роли России в мире в различные периоды прошлого. В мировой истории Россия часто играла консолидирующую роль, спасала Европу от Наполеона, от Гитлера. Если политика не терпит сослагательного наклонения, то история его допускает. Не будь России, не будь Красной армии, что произошло бы с Европой под кровавой нацистской свастикой? Россия всегда была неотъемлемой частью мировой цивилизации и положительно влияла нее. История мира невозможна без истории России.

С учениками мы изучаем роль лидерства в истории, обсуждаем вопрос, почему на разных этапах истории лидерами мирового развития становились те или иные государства, народы. Лидерство – это не только экономика и военная мощь, это совокупность многих факторов, в том числе культурного, человеческого капитала, художественного творчества, которые выдвигают народ или страну на передовые позиции. В этом контексте интересно обратиться и к Армении, это маленькая страна, экономически не настолько сильная, но весь мир знает армянскую культуру и искусство. Лидерство не всегда зависит от экономической мощи или военной силы.

Беседу вела Мария Кривых

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

  1. По многим вопросам согласен с Михаилом Мягковым,но потеря Арменией земель и Нахичевана и Нагорного Карабаха лежит на совести Советов. Турки обманули вождя мирового пролетариата и пошли по своему "Туранскому" пути. Ленин очень хотел близости с тюрками и ради этого дал в жертву Армению.
  2. Проблема классового противостояния не прошла.Через 100 лет после революции наше общество еще разобщено по классовым понятиям,либералы,коммунисты,анархисты,националы и т.д. Как бы объединить их под одним флагом? Вот задача власти.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты