№4 (291) апрель 2017 г.

Парламентские выборы 2017 г. в Абхазии: итоги первого тура

Просмотров: 6082

В 2008 г. после «пятидневной войны» между Россией и Грузией Российская Федерация признала независимость двух государств – Абхазии и Южной Осетии. Их возникновение стало следствием распада Советского Союза и кровопролитных войн, при этом первое десятилетие существования молодых республик проходило в условиях полублокады со стороны РФ и перманентных военных провокаций и инцидентов со стороны Грузии. Тяжелое наследие, безусловно, сказывается до сих пор, и говорить о полном восстановлении Абхазии и Южной Осетии не приходится, но политические процессы в новых независимых государствах мало-помалу входят в нормальное демократическое русло.

12 марта 2017 г. в Республике Абхазия прошел первый тур парламентских выборов: республика выбирала депутатов Народного Собрания шестого созыва. Как и предполагалось многими, избрать удалось лишь треть депутатов, 12 из 35. При этом к дню выборов насчитывалось 137 кандидатов в депутаты.

Что можно сказать уже сейчас? Вполне очевидно, во-первых, что граждане Абхазии пришли на избирательные участки. Явка в итоге составила 51,37%, что выше, чем на прошлых парламентских выборах (44,5%). Во-вторых, абхазский социум поставил неудовлетворительную оценку предшествующему составу парламента. Видимо, депутаты позабыли о чаяниях и нуждах своих избирателей, не занимались активной законотворческой деятельностью, зато запомнились привилегиями и скандалами. Итог очевиден: 29 депутатов прошлого созыва были намерены баллотироваться, только четверо из них победили в первом туре выборов, 13 действующих депутатов проиграли выборы, двое сошли с дистанции еще до дня голосования, десять прошли во второй тур. Не прошли во второй тур такие ветераны абхазской политики, как бывший министр иностранных дел и экс-премьер-министр, историк и археолог Сергей Шамба, бывший министр иностранных дел, прекрасный лингвист и интеллектуал Вячеслав Чирикба. Такая оценка со стороны избирателей лишний раз подтверждает, что выборы были честными и конкурентными. Люди голосовали, исходя из своих критериев, невзирая на прошлые заслуги кандидата.

Не вызывает сомнения и то, что в будущий парламент проходит оппозиция, но здесь необходимо помнить, что консолидированной оппозиции в Абхазии нет. В Абхазии сложно найти разницу в идеологии и в программе того или иного кандидата, все они выступают «за все хорошее против всего плохого», а избиратель соответственно голосует не за тот или иной проект развития республики, а за «хорошего парня», уважаемого односельчанина, надежного соседа, однофамильца или родственника. Идеологически разнородная абхазская оппозиция ничем не отличается от столь же разнородной партии власти. Все ведущие республиканские политики, от ветеранов национально-освободительного движения до перспективных новичков, выступают с проабхазских и пророссийских позиций. Прозападных, протурецких или, упаси боже, прогрузинских активистов в Абхазии просто нет.

Отсутствию идей и программ способствует мажоритарная избирательная система, поэтому в республике все большую популярность набирает идея перехода к смешанной или к пропорциональной системе выборов.

Всего 4 политические силы Абхазии выдвинули своих кандидатов на выборах 12 марта. Это, во-первых, партия, которую можно назвать правящей – «Форум народного единства». Во-вторых, это две центристские силы, которые нельзя отнести ни к провластным, ни к оппозиционным – «Народный фронт за справедливость и развитие» и партия «Айнар».

Один из лидеров «Айнара» Алмас Джапуа победил в первом туре выборов, баллотируясь в округе №2 (Новый район, г. Сухум), но в этом округе, кстати, была самая низкая явка избирателей по всей Абхазии – всего 34,7%. «Айнар» – это достаточно молодая партия, использующая популистскую фразеологию и ориентированная на отстаивание суверенитета и национальных интересов Абхазии.

К оппозиционным силам можно отнести партию «Амцахара» и группу кандидатов, ориентированных на экс-президента республики Александра Анкваба. Сам Анкваб, кстати, победил в первом туре (по округу №18, г. Гудаута), хотя и с небольшим перевесом. Вплоть до недавнего времени «Амцахара» и Анкваб были союзниками, инициировав, в частности, провалившийся референдум о досрочных перевыборах президента Абхазии (10 июля 2016 г.) и так называемый «всенародный сход» (15 декабря 2016 г.), целью которого также было отстранение от власти действующего президента Рауля Хаджимбу. Провал «схода» привел к расколу «Блока оппозиционных сил», а дальше раскололась и сама «Амцахара», в результате оппозиционные силы пошли на выборы «вразнобой», иногда даже мешая друг другу. Как результат – признаны несостоявшимися (ни один из кандидатов не набрал больше 50% голосов принявших участие в выборах избирателей) выборы на участке № 17, где баллотировался соратник А. Анкваба экс-премьер-министр Леонид Лакербая.

Повторные выборы там пройдут 14 мая. А на участке №31 (Кындыгский) одному из лидеров оппозиции Аслану Бжания, который, как говорят в Абхазии, «вышел из доверия» у А. Анкваба, не дал победить в первом туре депутат Темур Квициния.

В результате можно предположить, что в парламент пройдут 1-2 депутата от «Айнара», 3-4 от сторонников А. Анкваба, 1-2 от «Амцахары» и еще несколько оппозиционно настроенных политиков. Итого около трети от состава парламента. При таких условиях остается неясным, зачем стал баллотироваться бывший президент А. Анкваб, являющийся, без всякого сомнения, одним из ярчайших абхазских политиков начала XXI в. Можно усомниться в том, что экс-президента в парламенте ждет кресло спикера, хотя бы потому, что ориентированные на него оппозиционеры не получат там большинства.

Скорее всего, партия власти также не получит в парламенте однозначного большинства, Народное Собрание нового созыва будет пестрым и разнородным. Но это не помешает руководству республики создавать некое «ситуативное» большинство в тех случаях, когда будет необходимо провести тот или иной закон.

К сожалению, некоторые российские политологи, привыкшие мыслить стандартами Восточной Европы и не разбирающиеся в абхазской специфике, подходят к происходящим в республике процессам с привычными клише, распределяя всех по полочкам «власть – оппозиция» и усматривая везде, где можно и где нельзя, руку Запада, происки прозападных НКО и прочих «акул империализма». Но это не Украина или Молдавия – это Абхазия, с ее историческим опытом и инстинктом самосохранения. Отсутствие программ и проектов у кандидатов искупается их безусловной ориентацией на главный проект местного социума – строительство независимого государства Абхазия. Все подчинено этой цели, и никакие финансовые вливания не заставят свернуть с избранного пути.

Конечно, не все получается. Некоторое беспокойство вызывает отсутствие в будущем парламенте представителей третьей и четвертой по величине и значимости национальных общин республики – мегрел и русских. В этом плане армянская община оказалась в привилегированном положении – им гарантированы три (округа №13, 22 и 24), а то и четыре (еще округ № 4) депутатских места. Уже в первом туре в округе №22 (Гумистинский) победил депутат действующего парламента Левон Галустян, а в округе №24 (Пшапский) – заместитель министра сельского хозяйства Ашот Миносян, обыгравший, кстати, депутата Роберта Яйляна. Во втором туре в округе №13 (Цандрыпшский) будут соперничать председатель армянской общины Абхазии Галуст Трапизонян (21,51% голосов по итогам первого тура) и герой войны 1992-1993 гг. Левон Дащян (32,76% голосов). В этом округе им проиграл, кстати, вице-спикер действующего парламента Вагаршак Косян. Наконец, в округе №4 (Северный, г. Сухум) во второй тур вышел депутат Сухумского городского собрания Эрик Рштуни, набравший 24,41% голосов. Так что необходимо признать, что армянская община республики будет, очевидно, вполне достойно представлена в новом парламенте.

Напротив, даже в первом туре выборов баллотировался всего один кандидат с русской фамилией. Разумеется, он проиграл. Надо отметить, что на прошлых выборах активность представителей национальных меньшинств, да и женщин, стремящихся попасть в парламент, была ощутимо выше. Вполне понятно, что в условиях демократии контрпродуктивно вводить «национальные квоты» (как предложил депутат Государственной Думы РФ Константин Затулин) или же заставлять русских и мегрел выдвигаться в депутаты, но проблема, тем не менее, существует. И в Абхазии с наличием этой проблемы никто не спорит, но пути ее решения пока неочевидны. Возможно, они будут найдены при переходе к смешанной или пропорциональной избирательной системе.

В любом случае депутатам парламента нового созыва будет о чем задуматься в своей законотворческой деятельности. Второй тур выборов пройдет 26 марта. Именно тогда окончательно сформируется лицо нового парламента Абхазии, и самое главное, чтобы он оказался дееспособным, конструктивным и активным. Нам остается только пожелать ему успеха.

Александр Скаков, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты