№4 (291) апрель 2017 г.

Лица армянской истории: Выпуск XII. народные мстители

Просмотров: 11151

К 120-летию со дня рождения Согомона Тейлиряна

Армяне занимали и занимают видное место в мировой истории. Тому свидетельство – большое количество портретов (от фр. portrait – «воспроизводить что-либо черта в черту») как государственных и военных деятелей, представителей творческих профессий, священнослужителей, купцов, так и простого люда армянских кровей работы видных живописцев и скульпторов. Редакция газеты надеется, что тематические выпуски «Лица армянской истории» будут представлять определенный интерес для читателей.

ОПЕРАЦИЯ «НЕМЕЗИС»

Декретом Османской империи от 16 декабря 1918 года лидеры партии «Единение и прогресс» и ведущие деятели Турецкого государства – Талаат-паша, Энвер-паша, Джемаль-паша, Назым-бей, Бехаэтдин Шакир и другие – были преданы суду по обвинению в вовлечении Турции в войну и в организации геноцида армян и Специальным военным трибуналом империи были заочно приговорены к смерти (после поражения Турции в Первой мировой войне 1914 – 1918 гг. лидеры младотурок были вывезены из Константинополя на немецком судне в Германию).

Состоявшийся в октябре 1919 года в Ереване IX съезд партии «Дашнакцутюн» по инициативе Шаана Натали принял решение привести в исполнение приговор Специального военного трибунала Турции в отношении главарей младотурок.

41 главный виновник из 650 исполнителей и пособников геноцида армян был приговорен к смерти, включая пособников резни армян в Баку и Шуше. По имени богини мщения Немезиды операция по осуществлению актов возмездия была названа «Немезис».

Выстрелы Согомона Тейлиряна на Вильгельмштрассе в Берлине средь бела дня 15 марта 1921 года дали знать миру о начале операции. В упор был застрелен бывший министр внутренних дел младотурецкого правительства Мехмед Талаат-паша, который шел в «черном списке» под №1. Презрев недавнее германо-турецкое братство по оружию, берлинский суд в июне того же года оправдал народного мстителя.

6 декабря 1921 года в Риме Аршавиром Ширакяном был убит Саид Халим-паша, бывший великий визирь (премьер-министр) Турции. Народный мститель не был пойман и благополучно возвратился в Константинополь.

17 апреля 1922 года Арам Ерканян и тот же Аршавир Ширакян в Берлине лишают жизни доктора Бехаэтдина Шакир-пашу, главного идеолога партии «Иттихад», и профессора Джемала Азми, бывшего вали-губернатора Трапезунда, повинного в зверском утоплении 15 тысяч армян. Немецкая полиция не нашла никаких следов исполнителей приговора.

25 июля 1922 года в Тифлисе Петрос Тер-Погосян, Арташес Геворгян, Степан Цагикян и Заре Мелик-Шахназарян привели в исполнение приговор в отношении бывшего министра военно-морских сил Османской империи Джемаль-паши.

Среди главных мишеней в операции «Немезис» были бывший военный министр Турции, зять султана и халифа Энвер-паша и бывший генеральный секретарь партии «Единение и прогресс» доктор Назым. Армяне их выслеживали, но дотянуться до них не смогли.

Энвер-паша, направленный советской властью в Закавказье, чтобы поднять тамошних мусульман «против британского империализма», сбежал в Среднюю Азию к басмачам, где и воевал за «Великий Туран» (мечту младотурок о создании огромного тюркского государства от Тихого океана до Черного моря), объявив «газават» – «священную войну» мусульман против неверных, в том числе и своим недавним сообщникам – большевикам, пока 4 августа 1922 года не был убит красным командиром Акопом Мелкумовым. Доктор Назым, вернувшись в Турцию, вскоре был казнен самим Ататюрком за попытку покушения на него.

Неминуемая кара настигла и главных пособников резни армян в Баку и Шуше.

19 июня 1920 года в Тифлисе Арам Ерканян с помощью Мисака Киракосяна привел в исполнение акт возмездия над премьер-министром Азербайджана Фатали-ханом Хойским и министром внутренних дел Халил-беком Хасмамедовым.

18 июля 1921 года в Константинополе, оккупированном войсками Антанты, Мисак Торлакян за учиненный в Баку погром армян разрядил обойму в бывшего министра внутренних дел мусаватистского Азербайджана Бехбуд-хана Джаваншира.

20 октября после прослушивания показаний свидетелей и ознакомления с материалами о погромах в Баку британским судом Торлакян не был признан ответственным за свои действия и через месяц был выдворен в Грецию.

ТЕЙЛиРЯН СОГОМОН

(2.04.1897 – 23.05.1960)

Родился в небольшой деревне Неркин Багари – на востоке Турции. Начальное образование получил в протестантской школе 2-й ступени. Затем продолжил учебу в константинопольском лицее «Гетронаган» и в немецком университете.

Вся его семья стала жертвой турецких палачей. Весной 1915 г., вернувшись домой, он стал свидетелем изнасилования двух сестер и убийства брата, а его самого солдаты оставили умирать на куче раненых и мертвых тел. Но он выжил…

В Первую мировую войну, вступив в действующую армию, сражался в полку Андраника Озаняна. В 1918 г. был ранен, некоторое время находился в Тифлисе, затем на Северном Кавказе. В 1919 г. уехал в Константинополь.

После судебного разбирательства по делу Талаат-паши и оправдания Согомон отправился жить в Сербию, где встретил замечательную женщину Анаит, которая в 1924 г. стала его женой и родила ему двух сыновей. В 1951 г. они вместе с детьми переехали в Сан-Франциско (США). Похоронен в городе Фресно на кладбище «Арарат».

Тейлирян – автор мемуаров «Воспоминания. Убийство Талаата», которые были записаны Вааном Минахоряном, изданы в 1953 г. в Каире, затем в 1993 г. переизданы в Ереване.

* * *

Отрывок из «Воспоминаний»:

«Председатель просит секретаря огласить постановление о принятии судом дела к производству.

Секретарь зачитывает постановление:

– Согомон Тейлирян, являющийся, по непроверенным данным, студентом механического факультета... турецкий подданный, армянин-протестант... 15 марта 1921 года в Шарлоттенбурге умышленно убил бывшего турецкого визиря Талаат-пашу, заранее обдумав это убийство…

Председатель (переводчику):

– Сообщите обвиняемому, что постановлением он обвиняется в заранее обдуманном убийстве Талаат-паши.

Переводчик сообщает.

Обвиняемый молчит.

Председатель:

– Если бы вы на это обвинение должны были ответить «да» или «нет», то как бы вы ответили?

Обвиняемый:

– Нет.

– Прошу, спросите у него, почему он не считает себя виновным? – обратился к председателю защитник фон Гордон.

– Я не считаю себя виновным, потому что совесть моя спокойна.

– А почему ваша совесть спокойна? – спросил председатель.

– Я убил человека, но я не убийца.

– Вы говорите, что ваша совесть спокойна, но задаете себе вопрос: хотели вы убить Талаат-пашу?

– Я этого вопроса не понимаю, ведь я убил его.

– Я хотел спросить, была ли у вас программа убить его?

– Нет…

Присяжные удаляются на совещание. После часового совещания главный присяжный Отто Рейнике оглашает:

– Виновен ли обвиняемый Согомон Тейлирян в умышленном убийстве в Шарлоттенбурге 15 марта 1921 года человека по имени Талаат-паша?

Н Е Т

(Большое движение в зале и аплодисменты.)

Председатель:

– Я подписываю решение и прошу г-на секретаря сделать то же самое и огласить решение.

Секретарь читает вслух решение, которое переводится обвиняемому.

Председатель:

– Итак, объявляется следующий приговор:

«Оправдать обвиняемого, расходы отнести за счет государственной казны». (Вновь движение и аплодисменты.)

«Согласно решению присяжных, обвиняемый признан невиновным в предъявленном ему обвинении в совершении уголовного деяния».

Затем оглашается решение:

«Приказ об аресте обвиняемого аннулировать».

ШИРАКЯН АРШАВИР

(1900 – 1973)

Родился в Константинополе, Турция. Автор книги «Кровный долг: армянин преследует виновных в геноциде, 1921 – 1922» (издательство Complexe, 1984 г.). С 1923 г. жил в США.

* * *

Из воспоминаний народного мстителя:

«6 декабря 1921 года я встал очень рано. Побрился, принял ванну. Вылил на себя полфлакона одеколона. Вся моя одежда, от белья до шляпы, была новенькая. Черный галстук из тех, которые носят студенты и художники. Словно на свадьбу собрался. Накинул пальто и отправился ко дворцу паши. Я решил сегодня же завершить дело, не задумываясь отныне о последствиях.

Послышался шум подъезжающего экипажа. По телу моему пробежала дрожь, когда я увидел огромных лошадей с колыхающимися на ветру гривами. В экипаже сидели Саид Халим-паша и его телохранитель.

Перебежал на противоположный тротуар, чуть не попав под копыта лошадей. Вытянул руку и схватил в кулак узду, лошади захрипели и экипаж остановился. В поднявшейся суматохе я вскочил на облучок экипажа, с трудом сумев сохранить равновесие… Пока телохранитель смотрел на кучера и что-то говорил ему, видимо, пытаясь понять, почему экипаж остановился, взгляд Саида Халима встретился с моим. Глаза его были полны ужаса, когда я направил пистолет в правый висок и выстрелил. Второй пули не потребовалось. Паша распростерся на сиденье. Экипаж еще продолжал двигаться…»

ЕРКАНЯН АРАМ

(1898 – 1934)

Образование получил на родине, в Карине (Эрзерум). Во время геноцида армян 1915 г. находился в Карине, с русскими войсками ушел на Кавказ и вступил в армянский добровольческий отряд под руководством Драстамата Канаяна. Участник Баш-Апаранского сражения (май 1918 г.).

Его первой жертвой был выбран бывший премьер-министр Азербайджана Фатали-хан Хойский, лично отдавший приказ о резне армян в Баку и Шуше.

* * *

Вот что пишет об этой блестяще выполненной операции в своих мемуарах Шаан Натали:

«Только тот, кто знал хана Хойского, знаком с его историей, может оценить мужество Арама. В сопровождении своей свиты хан разгуливал по улицам Тифлиса, игнорируя вынесенный армянами приговор. Ведь все покушения на него оканчивались неудачей. Опытный и наглый зверь, он не учел только одного – что перед ним, разорвав бронированную цепь телохранителей, один на один встанет Арам и совершит справедливый приговор. Арам хотя и был ранен, под градом пуль сумел доказать, что он так же ловок и хитер, как и смел...»

* * *

Из воспоминаний Арама Ерканяна:

«И когда я расставался с Шааном Натали, он с улыбкой прошептал: «Тебе достался Бехаэтдин Шакир. Это он одобрил злодейский замысел – утопить в море армянских детей – и исполнил его руками Азми-паши. Это он приказал отравить всех тех детей, которые еще могли помнить своих отцов и матерей. Этот преступник объехал буквально все вилайеты, изучая и оценивая действия губернаторов, повсюду организовывал депортацию, определял формы уничтожения армян и назначал конкретных исполнителей... Остальное я доскажу тебе в тот день, когда ты сам увидишь в Берлине эту гиену в обличье европейского джентльмена...»

Свою книгу мемуаров «Так мы отомстили» Арам Ерканян написал в Аргентине, куда он эмигрировал в конце 1920-х. А до того он провел несколько лет в Румынии: основал в Бухаресте армянскую газету и стал ее первым редактором. Издавал газету и в аргентинском городе Кордоба.

В 36 лет умер от туберкулеза.

ЦАГИКЯН СТЕПАН (1886 – ?)

Родился в хоторджурском селе Мохркут (Турция). Учился в католической школе Трапезунда. С юных лет примкнул к освободительному движению. В Первую мировую войну сражался на Кавказском фронте в составе Первого армянского добровольческого полка под началом Андраника Озаняна. Разведчиком в боях за Сорб-Схлат спас от гибели весь отряд. По окончании Первой мировой руководил поисковой группой, обеспечив переселение в Константинополь более 3000 армянских сирот, которых приютили и обогрели арабы Тер-Зора. В годы Первой Республики Армения подавлял большевистские мятежи в Шираке и Иджеване.

Особо отличился тем, что в 1930-х гг. тайно доставлял еду и одежду репрессированным армянам в Сибирь и на Соловки. В одну из таких ходок чекисты его и схватили. Умер в ссылке.

ТОРЛАКЯН МИСАК

(1890 – 1968)

Родился в селе Кюшан Трапезундского вилайета в семье крестьянина. Окончил местную школу и принял участие в освободительной борьбе против турок. К началу Первой мировой войны вступил в армию Российской империи и в составе одного из армянских полков с боями дошел до Трапезунда. После отступления царской армии, вызванной Октябрьским переворотом 1917 г., командуя своим отрядом, с боями дошел до Восточной Армении и принял участие в защите границ и независимости Республики Армения.

Участвовал в разгроме турецкой армии близ Сардарапата. В армянской армии занимал различные воинские должности.

* * *

Из воспоминаний Мисака Торлакяна:

«Вечером 18 июля (1921 г.) два автомобиля подъехали и остановились перед входом в гостиницу (в Константинополе)… Джаваншир прошел мимо нас, однако в толпе я не смог приблизиться к нему… Я ускорил шаг и вытащил револьвер. Он был очень высокого роста, и я, приблизившись к нему вплотную, вынужденно выстрелил не в голову, а в бок. Иначе стрелять было невозможно. За мной – автомобиль, вокруг – толпа, он – прямо передо мной.

После первого выстрела он не упал, только толпа чуть расступилась. Наоборот, он выпрямился и сумел крепко схватить меня за руки, так что я не мог отступить хотя бы на шаг. Но, схватив меня за руки, он вынужденно повернулся ко мне, и я сумел всадить две пули прямо ему в грудь. Упал.

Толпа в панике разбегалась, прячась за машины и укрываясь от пуль. Путь к отступлению был открыт. Я свободно двинулся к боковой от гостиницы «Пера Палас» улице, в конце которой находилось старинное турецкое кладбище, где мне нетрудно было бы скрыться… Дойдя до угла улицы, я услышал голос Джаваншира, который кричал «имтат» (помогите!) Было уже около 1 часа ночи. Во мне возникло сомнение: неужели жив?

Я вернулся к Джаванширу. Вокруг него столпились 20 – 30 человек. Увидев меня с револьвером в руке, все расступились. Я подошел и выстрелил еще раз в грудь распластанного на земле Джаваншира…

В этот момент ко мне подошел турецкий полицейский и протянул руку к моему револьверу. Я сказал: «Не смей, убью, как собаку!» Так мы стояли, пока не подошли французские полицейские. Револьвер я отдал им…»

С начала 1940-х гг. Торлакян жил в Германии, а затем переехал в Америку.

Марина и Гамлет Мирзояны

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 144 человека

Оставьте свои комментарии

  1. "Верни родных мне, Талаат!"-/ В Берлине крикнул Согомон,/ Взведенный был готов наган,/ И выстрел прозвучал в упор./ И ужас промелькнул в глазах/ Того, кто миллион убил,/ Кто посылал людей на смерть,/ Убийства он боготворил./ Он вспомнил место - Эрзинджан,/ Ведь там в пятнадцатом году/ Его вассала ятаган/ Срубил всю паренька семью./ Он вспомнил маленьких сестер,/ Что осквернили палачи,/ Как непорочные тела/ Кромсали острые мечи./ Он вспомнил братьев тех детей,/ Что бросились конвой душить,/ Один - штыком пробит насквозь,/ Второй - не должен тоже жить.../ Но пуля быстро пронеслась,/ И сдох мгновенно Талаат,/ И преисподнии врата/ Его пустили прямо в ад./ И молча Согомон стоял/ И на агонию смотрел,/ Ему не страшен день суда,/ И убегать он не хотел./ И на процессе скажет он:/ "Я не жалею - не скорблю,/ Пусть десять раз воскреснет он -/ Я десять раз его убью./ И будет длиться так всегда,/ Из часа в час, из года в год,/ Кто кровь невинную пролил, Того святой "Немезис" ждет./ Несчастье сблизило народ,/ Мы все теперь в пути едином,/ И не укрыться вам от нас,/ Вас месть достанет армянина./ Скрипите перьями теперь/ И молча опускайте взор,/ Я - сам закон, я - сам судья,/ Я сам исполнил приговор./ Но помните, судьбу верша,/ Час справедливости придет,/ Сейчас здесь судят не меня,/ Тут судят бедный мой народ./ Что ждал так помощи от вас,/ Не опускал голов и плеч,/ Я отомстил всем палачам,/ Я - Родины разящий меч"./ И расступается конвой,/ И размыкаются оковы,/ И он идет сквозь зал суда/ С лицом холодным и суровым./ И в церкви на колени пал,/ И лились слезы в три ручья,/ С небес высоких на него/ Взирала вся его семья./ И на коленях он стоял,/ Молитвы тихо говорил,/ И постоянно повторял:/ "Спокойно спите, отомстил!"
  2. Безусловно, Согомон Терлерян является героем армянского народа, который отомстил за миллионы армянских жизней и судеб. И вспоминая его на страницах нашей армянской газеты,хотелось бы молодым напомнить ещё раз о настоящем Герое и спасибо авторам.
  3. Во время судебного заседания защитниками Согомона стали три известных адвоката, одним из которых был доктор-профессор Кильского университета, Курт Нимайер. Объектом расследования стал не столько Согомон, сколько массовые убийства армянского населения во главе с Талаатом. На суде присутствовало много свидетелей, которые заступились за Тейлиряна, рассказывали подробности резни и жестокости младотурков. Потрясенная общественность Берлина настаивала на оправдании Согомона Тейлиряна. Таким образом в истории мировой юриспруденции впервые виновным был признан не убийца, а убитый. Судебное производство, организованное против Тейлиряна фактически трансформировалось в слушание против Талаата-паши и всех младотурецких главарей. Сегодня в честь национального героя Армении установлены памятники во Фресно, Ереване и Гюмри. Спасибо редакции и авторам за прекрасную публикацию
  4. Тейлирян Согомон - славный сын армянского народа!
  5. Талаат-паша знал, что его смерть не будет естественной, как он сам заявлял: «Невозможно, что я умру в постели. Знайте, меня обязательно убьют англичане либо армяне». Этот палач не ошибся, его убил храбрый армянский мститель Согомон Тейлерян.
  6. Мне хотелось бы добавить пару штрихов к публикации уважаемых авторов газеты "НОЕВ КОВЧЕГ" Марины и Гамлета Мирзоян Тело палача армянского народа Талаата замуровали в цинковый гроб, Министерство иностранных дел Германии возложило венок, на котором было написано» «Великому государственном деятелю и преданному другу». В 1942-ом году нацисты его останки передали Турции, где торжественно похоронили на горе Свободы в Стамбуле. А Согомон Тейлерян умер в 1969-м году, в возрасте 63 лет в Сан-Франциско от сердечного удара. Его могила, на которой установлен золотой орел, раздирающий змею, находится на кладбище Арарат в Фрезно, и для армян всего мира она стала местом для паломничества.
  7. Во Фрезно самое большое в США армянское кладбище, на котором похоронены чудом спасшиеся от турецкого ятагана армяне первой волны беженства. На этом кладбище похоронен и Согомон Тейлерян, великий мститель за погубленные полтора миллиона армянских жизней. Мы подъезжаем к армянскому кладбищу под названием «Арарат». Это громадная ухоженная территория, посередине которой высились два высоких флагштока: на одном развевался армянский флаг, а на втором — американский. Это единственное место в США, где армянский флаг расположен выше американского. По всему периметру кладбища росли кипарисы. Ветер наклонял их кроны, и создавалось ощущение, что деревья склонили головы перед могилами тысяч и тысяч армян, нашедших свое последнее пристанище вдали от Родины. Вымощенная брусчаткой дорожка привела нас к небольшой площадке, в середине которой находились могила и памятник великому Согомону Тейлеряну. К небу высился обелиск, увенчанный раскинувшим свои крылья бронзовым орлом, в когтях которого извивалась издыхающая змея. Стояла звенящая тишина. С портрета на обелиске на нас смотрел молодой, красивый, улыбчивый парень. Мы просто стояли, смотрели на него, и каждый думал о своем. Мы подошли к могиле, дотронулись до надгробия. Казалось, от шероховатого, холодного и мокрого от дождя гранита исходило тепло. Дождь усилился, сама природа разделяла с нами нашу грусть. Мы с ребятами возложили венок и перекрестились. Мы благодарны Согомону не только за его мужество, самопожертвование и героизм. Не только за то, что он казнил чудовище по имени Талаат, и изменил ход истории. А, самое главное, за то, что он не позволил нам всем внутренне сломаться, вернул нам веру в себя и справедливость. Доказал, что зло ждет неминуемое наказание, в каком обличии оно бы ни было, где бы оно ни находилось и в какое бы обличие не рядилось. Спасибо тебе, Брат!
  8. В преддверии дня Геноцида армян в Османской империи имя Согомона Тейлеряна звучит героически,это настояший Герой,отомстивший за многих матерей,братьев и сестер армянских и память о нем всегда будет жива,пока на земле ходит хоть один армянин.Согомон показал нам,что приходит момент,когда идея выше собственной жизни.
  9. В 1919 году Шаган Натали участвовал на 9 съезде АРФ Дашнакцутюн как делегат от США. При обсуждении вопроса вины руководства младотурецкой партии в Геноциде армян Шаган Натали испытывает полнейшее разочарование в армянских политиках,которые не согласны в ним в вопросе ликвидации всех виновных,мотивируя тем,что Республика нуждается в дружбе с Турцией. Отвечая западным "гуманистам" и армянским либералам Шаган Натали написал,что " Нам советовали забыть всё: зарезанных родителей,сестёр,детей,наконец Родину,чтобы суметь"цивилизованно" отомститьскрывающемуся под чужой фамилией палачу. Совет "мудрый",тем более,что он даётся окровавленной жертве. В эти дни был создан " Ответственный орган" по ликвидации главных виновников Геноцида. Был составлен список из 200 зверей в человеческом облике,которые должны были быть уничтожены безотлагательно.Главным идейным вдохновителем стал Шаган Натали
  10. Традиционный военный танец"ярхушту" (боевой танец армянских воинов) был исполнен в Берлине (там, где был убит Талаат) 2 апреля к 120-летию Согомона Тейлеряна - национального армянского героя, застреливший одного из главных организаторов геноцида армян Талаата-пашу. Акции памяти, посвященные дню рождения народного мстителя Тейлеряна, прошли 2 и 3 апреля в Германии по инициативе благотворительной организации "Тигран Мец".
  11. Спасибо авторам и редакции за познавательную серию "Лица армянской истории" . "Ноев Ковчег" наша любая газета.
  12. Мемуары "Воспоминания" Согомона Тейлиряна записаны западно-армянским писателем и общественным деятелем Вааном Минахоряном. Впервые они были опубликованы в 1953 году в Каире издательством “Лусабер” под названием “Согомон Тейлирян: воспоминания, террор Талаата”. На современный литературный армянский язык книгу перевели сотрудники Бюраканской обсерватории АН Армении Завен Гарибян и Армен Осканян (последний является родственником Тейлиряна – правнуком дяди Тейлеряна по отцу). В Армении мемуары вышли в 1993 году с предисловием известной поэтессы Сильвы Капутикян.
  13. Арам Ерканян также как и Согомон Терлирян является справедливым мстителем армянского народа. Он уничтожил Фатали Хана,который истребил мирных армян Баку и Шуши и Шакира,который утопил в море армянских детей. Слава тебе АРАМ! Спасибо Мирзоянам и газете за то,что не забывают героев.
  14. Интересная публикация! Спасибо авторам!
  15. Целью и смыслом существования СОГОМОНА ТЕЙЛИРЯНА стало возмездие. Через год он отправился в Константинополь, где его жертвой стал тайный агент министра внутренних дел и фактического соправителя страны - Талаата-Паши, Арутюна Мкртчян. Предатель докладывал Талаату обо всем, что происходило в Патриаршестве накануне депортации. Совместно с известным попом-расстригой Амазаспом они составили список высланных и впоследствии жестоко уничтоженных армянских депутатов парламента, и всех кто выступал против политики младотурков и мог оказать хоть какое-то противодействие. Действия разворачивались в 1920 году на улице Кумбараджи в Пере (район Константинополя). Ценой крови лучших сынов нашего народа предатель Арутюн Мкртчян сколотил богатство, купил дом. В соответствии с составленным им списком была арестована и уничтожена армянская интеллигенция Константинополя. Составленный им черный список был передан Талаату через начальника полиции Петри, он включал в себя имена 250 интеллигентов, из которых спаслось едва лишь человек десять. Узнав о роли предателя Арутюна в этом, Тейлерян принял решение отомстить. «У меня появились друзья, знакомые, и все они в один голос подтверждали ту печальную роль, которую сыграл предатель Арутюн Мкртчян», - вспоминал Согомон, - «Вот уже две недели, как я серьезно выслеживаю это чудовище. Каждый день по несколько часов я проводил в Бешикташе. Но предатель понимал, что времена переменились, и не выходил из дома. До него можно было добраться только в его квартире, однако входная дверь была постоянно заперта. В отчаянии я бросился к окну. И что же я вижу… Вокруг стола собрались больше десятка мужчин и женщин, во главе стола, прямо против окна расположился предатель с бокалом в руке. Он что-то говорил. Меня охватило бешенство: вытащить револьвер и прикончить прямо через окно… Наглая, тщеславная, самодовольная поза, искрящееся в маленьких глазах самодовольство, открывающийся и закрывающийся рот с тонкими губами – все вызывало во мне дрожь. – Вытащить? – Вытащи… – Прямо через окно? – Прямо через окно. Все во мне бушевало. – В голову? – В сердце. С треском и грохотом посыпались стекла: предатель откинулся назад и согнулся на месте». Рано утром Согомон узнал из газет, что предатель только ранен. Но пришедшая к нему и улыбающаяся журналистка, успокоила мстителя: « – Поздравляю, брат, какое совпадение, какое великолепное утро.. – Вы больны? – Издеваетесь? – Что вы говорите, зачем мне издеваться? – Разве вы не знаете, что предатель жив? – О, не беспокойтесь, я уже посетила больницу, где он лежит. Мой друг врач-грек сказал, что часы его сочтены…» На следующий день предатель Арутюн умер. После случившегося состоялось общее собрание «Дашнакцутюн». Там обсуждался вопрос, который стал для Согомона живым делом и по итогам которого было принято решение доверить Тейлеряну исполнение наказания для палача Талаата...
  16. Как бы ни были нам дороги и понятны подвиг и светлый образ Согомона Тейлиряна, прожитая им жизнь полна загадок и неизвестных страниц. Немногие, наверное, знают, что после убийства Талаат паши 15 марта 1921 года, а затем оправдания Берлинским судом Тейлирян обосновался в Сербии, где жил до 1950 года. Еще задолго до Геноцида армян 1915 года отец Согомона, Хачатур Тейлирян, переехал из родного села Багарич в сербский город Валево, открыл там магазин и начал заниматься торговлей кофе. Благосклонное отношение сербов очень импонировало Хачатуру, и он решил на какое-то время остаться в Сербии. Откуда ему было знать, что в 1915 году будет совершен Геноцид армян и что он никогда больше не вернется на родину…
  17. Эти талааты и ему подобные нелюди в аду и останутся там навечно. Конкретно этот упыря послал туда скромный парень по имени Согомон! Всех продолжателей дела талаата ждет та же участь!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты